Политическое противостояние в США грозит перерасти в вооружённое

Политическое противостояние в США грозит перерасти в вооружённое

Американцы, похоже, смирились, что им вновь предстоит повоевать друг с другом. О гражданской войне пресса уже пишет как о неизбежной рутине. За предлогами дело не встанет – вполне сойдут управленческая немощь Джо Байдена и продолжающиеся нападки на его оппонента Дональда Трампа на фоне осенних выборов в конгресс.
А причиной стал обыск, проведённый ФБР на вилле Дональда Трампа Мар-а-Лаго во Флориде. Конфискованы некие «конфиденциальные материалы», которые, по мнению представителей минюста, были незаконно вывезены из Белого дома в январе 2021 года – якобы часть документов была засекречена и касалась ядерного оружия, отчего обыски проводились в соответствии с законом о шпионаже. В общем-то каждый покидающий Белый дом президент увозит оттуда свой архив, раньше эта процедура никаких нареканий не вызывала и считалась формальностью. Но вот британская The Independent как бы невзначай уведомляет: Трамп, оказывается, «фактически признал», что незаконно хранил в своём поместье документы, об этом якобы свидетельствует ходатайство его адвокатов. «Дело абсолютно беспрецедентное, – поражается глава Фонда изучения США имени Рузвельта в МГУ Юрий Рогулёв. – Раньше ни к одному бывшему президенту в дом не врывались. Похоже на политическую кампанию, определённый заказ». В ответ Трамп – неслыханное дело! – подал в суд на правительство США. «К чему может привести этот иск, откровенно говоря, никто не знает, – разводит руками эксперт. – Всё зависит от того, к какому судье, в какой суд этот иск попадёт».
Резонанс, однако, может выйти таким, что Америка содрогнётся, как от взрыва. А ещё в иске Трампа юристы указывают, что, по их мнению, «обыск был политически мотивированным», ибо Трамп – «явный лидер на президентских праймериз республиканцев 2024 года и на всеобщих выборах 2024 года». То есть демократы пусть даже не надеются, что политического реванша по каким-то причинам не случится. На два года Америка войдёт в политический ступор, причём развиваться события будут на фоне экономического кризиса, какой страна не переживала за последние полвека.
Фактически Трампу пытаются «пришить» не только вынос секретной документации (намекая на его намерение её обнародовать), но и шпионаж (повторим, что обыски проводились в соответствии с законодательством о шпионаже). То есть, пытаясь свалить могучего конкурента, власти страны решили сыграть ва-банк. Теперь ва-банк придётся сыграть и Трампу – если, конечно, он настроен одержать победу, а это так. Происходит поляризация конфликта, за которой последуют действия – тоже на грани фола. Или даже за гранью. Несколько лет назад кто бы в Америке мог представить, что сторонники уходящего президента рискнут штурмовать Капитолий, чтобы не пустить туда его сменщика? И при штурме, отметим, погибли люди. А теперь проигравшие жаждут реванша – и, поверьте, новый штурм будет, и будет совсем не мультяшным. Просто напомним, как было: у Капитолия собрались недовольные сторонники Трампа, в то время как там проходил подсчёт голосов коллегии выборщиков. Кто-то в толпе крикнул, что в этот самый момент власти подделывают результаты выборов, и толпа рванула внутрь здания. Охрана не смогла противостоять толпе – не сможет и впредь, ибо предпринятые меры безопасности не включали прорытого рва с крокодилами. Собственно, если власти США намеревались обезопасить конгрессменов по-настоящему, их следовало переселить из Капитолия в более защищённое пассивными мерами место, как поступили в России после штурма Белого дома в 1993-м. Но никто ничего не предпринял.

Едва сотрудники ФБР ретировались с виллы Трампа, как выступил с заявлением некто Марк Элиас, возглавлявший в 2016 году юридическую службу в избирательном штабе Хиллари Клинтон. «Согласно параграфу 2071 раздела 19 Свода законов США, – указал юрист, – лицо, которое скрывает документы государственной важности, находящиеся в его ведении, должно быть лишено возможности занимать государственные посты в США». Понятно, к чему клонят приспешники Клинтон? Трамп, выходит, скрывал у себя на вилле важные документы, за что его теперь следует навсегда отлучить от власти! Именно Хиллари Клинтон (а не Байдена) ряд американских изданий назвал заказчицей обыска.

Между тем в окружении республиканцев начинают всё чаще употреблять словосочетание «гражданская война». И если эскапада Такера Карлсона от 20 января прошлого года («Демократическая партия планирует развязать вой­ну с половиной Америки») воспринималась как казус, глупость или бравада, то сейчас подобные заявления – в порядке вещей. Заголовок в январском номере британской The Guardian – «В самом ли деле США движутся ко второй гражданской войне?» И свежая статья в том же издании: «Разговоры о гражданской войне преувеличены, не правда ли?» Пока с вопросительными знаками. А дальше – как знать. Республиканец Джо Кент, победивший на праймериз в конгресс в штате Вашингтон, комментируя обыск на вилле Трампа: «Мы уже на войне!». Джош Керцер, политолог из Гарвардского университета, как может, успокаивает сограждан на портале «Бизнес инсайдер»: «Я знаю многих учёных, занимающихся гражданской войной, – очень немногие из них полагают, что США находятся на грани гражданской войны». И чуть ниже по тексту, в той же статье: «В Багдаде, Сараево и Киеве мы отказывались признать очевидное, пока не услышали первую пулемётную очередь». Так и есть! «Разговоры о гражданской войне десятилетиями вплетались в риторику консервативных политиков, – отмечает Брайан Хьюз, соучредитель Лаборатории исследований и инноваций в области поляризации и экстремизма (PERIL) в Американском университете. – Но никогда они не звучали столь угрожающе и реалистично, причём как с одной стороны, так и с другой».

Все претензии избирателей к Джо Байдену суммировало на днях издание American Thinker – от попыток скрыть от общественности содержание похищенного ноутбука сына, Хантера Байдена, до «склонности президента США к односторонним действиям без учёта мнения лидеров конгресса, военных и разведывательных экспертов». Что, как уверяет издание, «представляет опасность для Америки». «Действия Байдена в Афганистане стали, вероятно, самой вопиющей внешнеполитической катастрофой США со времён неудавшейся попытки президента Картера спасти американских граждан во время кризиса с заложниками в Иране».

«Есть разные рейтинги Джо Байдена, – отмечает израильский политик Авигдор Эскин. – «Гэллап» даёт 38%, Washington Times – всего 13. Но то, что тучи сгущаются в этой связи в первую очередь над сыном Байдена Хантером, – это факт». Если конкурирующая контора (демократы), отмечает Эскин, перешла в наступление, используя неприемлемые ранее ходы, такие как обыск на вилле Трампа, республиканцы могут этим воспользоваться и ответить в том же духе, например обнародовав новые скандальные подробности о Хантере Байдене. До сих пор сыну президента удавалось не угодить под судебный пресс, но как знать, сможет ли он выйти сухим из воды в новой реальности? А реальность после обысков на вилле Трампа изменилась существенно, отмечает Эскин.

Между тем 7 сентября в прокат выходит байопик «Мой сын Хантер» – о жизни младшего отпрыска президента США. Зрелище обещает быть увлекательным: тут и украинский бизнес Хантера Байдена (за работу в «Бурисме» мультимиллионера Злочевского он получил 11 млн долларов с 2013 по 2018 год и большую часть этих деньжищ, как говорится, «проторчал»), и скандалы с отцом. Создатели картины предупредили, что зрителей ожидают «секс, проституция, наркотики, китайские шпионы и многое другое». Документальности авторы не обещают, но кое-какие реальные события будут отражены – к примеру, как отец Хантера оплачивал его счета за услуги эскортниц. В общем, Хантеру Байдену припомнят всё сразу – и его фотосессии с приёмом запрещённых препаратов во время оргий, и признания в том, как он «платил женщинам из России и восточноевропейских стран, связанным с проституцией и торговлей людьми». Вот о биолабораториях на Украине, пожалуй, в фильме умолчат – свидетельства причастности Хантера к их деятельности появились тогда, когда значительная часть материала была уже снята и смонтирована. В общем, фильм будет неплохим поводом для отставки Джо Байдена.