«Полицию перестали уважать и начали бить». Провал силовой подготовки российского МВД

«Полицию перестали уважать и начали бить». Провал силовой подготовки российского МВД


«Полицию перестали уважать и начали бить». Провал силовой подготовки российского МВД

Последние события с участием российским силовиков, которые уже на постоянной основе становятся жертвами преступников или объектами атак уличных дебоширов, заставляют задуматься — а все ли гладко в королевстве датском?
Как иначе объяснить тот факт, что подвергшиеся агрессии сотрудники полиции, ФСБ и других ведомств, по сути, ведут себя не как стражи правопорядка, должные уметь обороняться от насильственных посягательств и пресекать таковые, а скорее не имеют необходимых навыков единоборств.
Одним из свидетельств тому служит недавнее избиение сотрудников ФСБ в одном из московских кафе, случившееся в ходе «туалетного скандала»… Настоящий «шквал нападений» на полицейских в городе Туле, где без какой-либо боязни то расстреляют сержанта ППС из отнятого у него же пистолета, то пьяный водитель изобьет инспектора ГИБДД, нокаутировав офицера множеством ударов, и будет задержан гражданскими лицами. В этот же ряд становится и нападение на сотрудника ДПС Санкт-Петербурга, которому 13 мая этого года опять же напившийся «смелой воды» дорожный гонщик сломал мизинец на руке, и много-много других, ранее произошедших случаев… 

Так в чем дело? Почему же сотрудники силовых ведомств, призванные защищать мирных граждан, не могут защитить сами себя, оказываясь легкой добычей агрессоров? Что происходит с нашими стражами порядка? Как вообще российская полиция и органы безопасности пришли к такому состоянию служебно-боевой подготовки личного состава? Как долго длится эта ситуация, что стало ее причиной, и как можно это неприятное явление преодолеть? Почему приемы, преподаваемые полицейским и прочим силовикам в ходе обучения, оказываются зачастую бесполезными в реальных конфликтах? Как вообще организованы занятия спортом и обучение сотрудников навыкам рукопашного боя? 

 В этих и многих других вопросах попытались разобраться журналисты «Преступной России», получив в итоге системную картину происходящих в современном МВД (и не только) процессов.
С самого начала было понятно, что без пояснений экспертов нам не обойтись. За комментариями мы обратились к сотруднику кафедры огневой, физической и тактико-специальной подготовки одного из вузов МВД РФ. Источник сыпал специфическими терминами, затруднялся объяснить практическую сторону вопроса, не мог точно сказать, что именно надо изменить, чтобы разорвать этот порочный круг, и даже начал утверждать, что «имеющаяся система подготовки и обучения личного состава ОВД позволяет решить сколь угодно обширный круг возложенных на полицию задач без отрыва сотрудника от иных видов служебной деятельности». Мы посчитали, что сказанное источником слишком аморфно и не совсем соответствует действительности. 
Поэтому мы обратились к отставному оперативнику СОБРа, экс-инструктору по рукопашному бою, который в настоящее время ведет секцию смешанных единоборств. От спецназовца мы получили интересную информацию. 
— Здравствуйте! Готовим аналитический материал о причинах того, почему в России так часто избивают сотрудников полиции и иных служб. То кулаками побьют, то ногами, то ломом или топором «пригреют», а то и обстреляют из отобранного табельного оружия. Только некоторым удается обезвредить напавших. В чем дело?
— Подскажу. Но знаете, проблематика столь сложна, что обсудить ее в двух словах не выйдет. Да и моих знаний по вопросу может не хватить. Особенно правового плана. Вас устроит встреча через два дня? Возьму с собой двух знакомых и поговорим. 
 Два дня прошли. На встречу со стороны собеседников явились как наш первый визави, так и два его товарища, оказавшиеся служащими ГУ МВД РФ и Генпрокуратуры. Первым слово взял прокурор.
— Когда мой товарищ сказал о встрече по тому вопросу, что Вас интересует, я согласился сразу. Это и в самом деле становится очень плохими «звоночками». Сегодня полицейских бьют, завтра до нас доберутся, а потом и судей начнут… И все из-за полной неразберихи в законах и крайней зарегулированности МВД. Более того, именно правовые лакуны, с одной стороны, позволяют полиции очень многое (обоснованно навлекая обвинения в беспределе), а с другой, не позволяют ничего, делая стража порядка «здесь и сейчас» почти беспомощным перед нарушителем. Такая вот коллизия.
— Какая неразбериха? В чем именно она выражена? 
— Например, в законе «О полиции» есть пункт, разрешающий полицейскому применять боевые приемы борьбы и регламентирующий основания их применения. Это правовая «дыра» номер один. 

— Почему? 
— А потому, что термин «борьба» не расшифрован. Что дает право сотрудникам Следкома или прокуратуры трактовать его при проведении проверок как угодно широко. Например, говорят: «Ты вот Васю ударил, синяк поставил. А бить нельзя было! Вон, даже в законе сказано только о борьбе. А борьба, это, друг мой, броски, заломы… Так что — пиши явку!»
— Борьба — это вообще и противостояние, конфликт, поединок… Зачем так однобоко трактовать? 
— Затем, что за отсутствием смысла работы органов власти на роль этого смысла выходит статистика и те самые «палки», которые требуют не только от полиции, но и от надзорных структур. Вот и бывает, что сажают сотрудника ОВД за пару затрещин, трактуя оное как «превышение». Суды глотают. На местах связка из суда, прокуратуры, СК работает четко и друг друга «прикрывает». А между тем, стоит изменить пару фраз и… 
— Что и? Как это можно изменить? 
— Например, как в законе о фельдъегерской службе, где сказано, что «лица начальствующего состава органов федеральной фельдъегерской связи имеют право применять физическую силу, в том числе боевые приемы рукопашного боя для…» Вот Вам и разница. С введением термина «рукопашный бой» исчезает почва для игры слов, а это очень важно!
— Так и видятся теперь полицейские, подгоняющие задержанного к машине «дружескими» пинками и затрещинами… Вместо загнутой за спину руки… 
— А это уже софизм, уважаемые журналисты. Если кто-то бьет по пути в авто уже задержанного человека и измывается над ним, за это надо карать. И весьма жестко. Но я Вас уверяю, что это вопрос уже скорее морально-нравственных качеств сотрудника МВД и к боевой подготовке отношения не имеет. При желании «фараона» поглумиться над Вами он в любой стране найдет множество способов. Те же наручники можно затянуть так, что дуги чуть ли не в кость впечатает. Или «загибом руки за спину» довести кисть руки почти до затылка. Тоже боль дикая и следов почти никаких. А как метод истязания — вполне. Далее можно по списку продолжать… Так что с пытками надо бороться. Для подсчета статистики истязаний ввести отдельную статью по ним, а не судить, как сейчас, по превышению полномочий. И наконец — менять практику, это самое важное. 
— Практику чего? 
— Практику применения полицейским приемов и ударов. А то иногда в рамках контроля дел по регионам смотришь на видео, как патруль или участковые какого буйного задерживают (а это часто под камерами бывает), и видишь, что они на нем, как собаки на медведе, висят, а он их «мотает» по сторонам. На это граждане смотрят, делают выводы о том, что так можно, а так нельзя. Между тем, при оказании злостного неповиновения пара ударов быстро отрезвила бы драчуна… 
— Но так будут бить направо-налево
— Если подойти нормально — не будут. А разные негодяи в мундирах и сейчас могут побить.
— Хорошо, а есть еще проблемы правового плана? 
— Конечно. Например, запрет на выхватывание огнестрельного оружия в превентивном порядке. Вот недавно, как Вы и говорите, в Туле у полицейского подошедшие «ствол» забрали, а он не выхватил его при приближении напавших и не привел в боеготовность… Вот и результат. А почему не привел? Потому что «так учили». И все. Или, например, помню еще момент — обсуждали случай в Ивановской области, где 23 июля 2013 года сын одного из депутатов в компании гостей с Кавказа перегородил трассу, начали шумный спор, мешали движению. А когда к ним подъехал дэпээсник, избили его толпой, с применением биты, несмотря на наличие пистолета. Он просто не успел его выхватить. А подходить к такой «шайке» с оружием наголо запрещает закон! Ведь они пока в его сторону не покушаются и никого не убивают… Хотя понятно, что такая толпа агрессивных, разнузданных молодчиков — это само по себе опасно и ситуация по определению взрывная. Тем более непонятно, чего они так себя ведут? Может, спорят, как труп в багажнике сподручнее вывозить? Так, может, стоит дать полицейскому право подходить к подобным группам с оружием в руках? И дать право отдавать обязательные к распоряжению требования на расстоянии? Как вариант? А не вздыхать потом, что «бьют блюстителей порядка», и не пускать по следу бандитов СОБР? 

— Зато на митингах столько «потерпевших» среди полиции. Аж страшно. В кого-то плюнули, кого-то за одежду дернули, с кого-то погон сорвали. Кому-то руку «сжали, причинив физическую боль». И конвейером уголовные дела… 
— Не надо о больном… Это политика, в которую зачем-то вмешивают правоохранителей. На практике с обычными делами отрыв погона это обычное неповиновение при исполнении. Статья 19.3 КоАП РФ, но никак не уголовно наказуемое деяние… Но указания «сверху» категоричны — сажать. Или так, или увольняйся. Еще знаете, в чем беда? Некоторые следователи СК, по моим наблюдениям, начали от выполнения роли «политической охранки» удовольствие получать… А между тем, честь сомнительная… Но это совсем другая история. У меня все по существу. Касаемо практики, это вот к двоим оставшимся… Прояснят. 
В беседу вступает отставной спецназовец.
— Структура министерства внутренних дел сейчас не «заточена» на обучение работников прикладным знаниям. И все более-менее яркие личности оттуда «выметаются», оставляя в большинстве своем людей с психологией «чего изволите». Такая практика порочна и не способствует появлению сильных и смелых профессионалов в товарных количествах. Полицейские стали «расходным материалом». Соответственно, и обучение их вылилось в профанацию. А еще люди банально утонули в бумагах. Бесконечные тревоги, дежурства, переработки, мелочные придирки… Заниматься просто некогда. А предлагаемая министерством «метода», похожая на наркотические грезы и выраженная приказом № 450 от 01.07.2017 года, равно как и предыдущие приказы такого типа, является форменным издевательством над личным составом и пытается объять необъятное, совершенно не учитывая реалии. Вот оттуда и все «терпилы в погонах», что не могут ни убежать, ни дать сдачи. 
— А почему? Что не так? 
— Легче спросить, что так. Данный приказ и система сдачи по нему зачетов на несопротивляющемся противнике являются грубой профанацией, очковтирательством и по сути прямо противоречит методике изучения боевых искусств. Текст приказа безумно перегружен тем, что «гении» в главке пытались описать каждую мелочь четкими критериями. Не знаю, боролся ли кто из них в жизни или нет, но бой — это сплошная импровизация. И рабочих вариантов каждого приема существует несколько. Тренер не должен говорить — «поднимаем руку, крутим бедрами». Тренер должен говорить — «делай, как я». И объяснять ошибки по ходу. Смотрите, там пытаются дать все. Вот вообще все. Броски, захваты, болевые, удушающие, удары, их связки, комбинации ударов и бросков, физподготовку… И самая такая «вишенка на торте» — это приемы против оружия, особенно против ножа. Самая бесполезная часть, которую требуют, требуют, требуют. И дошло до парадоксов. Полицейские, имеющие спортивные звания мастеров спорта и кандидатов в мастера спорта по контактным единоборствам, «волкодавы», способные задержать практически любого преступника (а чемпионы мира редко бегают по кустам и грабят людей), не могут сдать эти самые нормативы. 
— Так в чем противоречие с преподаванием рукопашного боя у профессиональных спортсменов? 
— А в том, что никто не может владеть всем объемом знаний, никто. Возьмем борьбу самбо, дзюдо или вольную. Различия есть, и сильные, но сходств больше. Так вот, самые лучшие борцы, типа того же Карелина, Емельяненко (выходец из самбо), Ярыгина и других, владели и владеют на практике максимум 10–12 приемами. Под термином «владеть» я подразумеваю умение навязать этот прием противнику и выполнить в любом положении к оппоненту почти любого уровня. И около десятка отработанных ухваток — это очень много. При должном уровне борца хватит в схватке один на один почти для всех ситуаций. Или возьмем бокс. Три удара руками. Несколько их вариаций. Несколько видов уклонов, блоков и «подставок». Более ничего. Но бокс был и остается одним из эффективнейших инструментов уличной драки. 

— Почему же? 
— Именно благодаря тому, что он относительно прост, и его движения бойцы изучают каждый день по многу раз. Проверяют недостатки подготовки спаррингом, где быстро выясняется, что и как ты делаешь неправильно. И так годы. У борцов схожий метод работы на живом противнике с обязательными схватками. Как результат — любой нормальный спортсмен (я не говорю о профи, это Вы не совсем точно подметили), всегда побьет уставшего «мента», который последний раз «ковырялся» на борцовском ковре месяца три назад, и то по принуждению, а думает об «отказных», делах оперучета, планах, схемах, отчетах, таблицах… Но не о занятиях спортом. Какой спорт, если ему часто о раскрытии преступлений некогда подумать? 
— А приемы против оружия? Нож захватить, выбить заточку… Хорошие же идеи, по сути. Полиция должна это уметь. Или нет? 
— А еще полиция должна накормить парой хлебов тысячу голодных, летать в космос, как герои «Мстителей», погружаться на дно Марианского желоба, выживать в пустыне… Чего Вы улыбаетесь? Смешно? А должно быть грустно, поскольку все эти методы боя против ножа не работают чуть более чем полностью и не подходят для настоящей драки от слова «совсем». 
— Опять вопрос, почему?
— Потому, что 17-летний сопляк, взявший в руки нож и пошедший вперед, нанося скоростные уколы, зарежет Вас с вероятностью 99%, а меня с вероятностью 70 %. Никто не бьет ножом так, как от него учат защищаться. Нет одиночных, амплитудных ударов, есть беспорядочное мельтешение клинка по разным уровням, добавление ударов второй рукой, ногами… Резкое сокращение дистанции — и нож в теле. А самое противное — это то, что для нанесения травмы ножом, в отличие от дубины, палки, кистеня, и т.д., не нужен удар, нужен тычок — и все. Клинок «вошел»… Перехватить бьющую руку решительно настроенного человека почти невозможно. 
— И что же, без шансов? Нет, конечно, понятно теперь, почему Вы так критикуете изучаемые в МВД приемы, но делать что-то надо? 
— Шансы есть. При грамотной тактике неплохие. Нападающий с «пикой», как правило, не д`Артаньян, владеть холодным оружием не умеет. Просто прет вперед и наносит колюще-режущие удары. Тут важно уметь чувствовать дистанцию, не давать ее сократить. Бить гада на отходах ногами в вооруженную руку. Ногами в живот, в пах. Бить через атакующую конечность «кроссы» кулаком… И маневрировать, маневрировать, маневрировать. Искать горсть песка, чтоб кинуть в глаза врагу, присматривать какой-нибудь кол попрочнее… Брызгать ему в лицо баллончиком (если есть таковой). Вооружен — срочно взводить пистолет и стрелять. Это кратко. Избиравшие такой способ боя очень часто побеждали имеющих нож. Те же, кто пытался идти в борьбу, как правило, получали «дырку». Такой парадокс — при прочих равных борец сильнее ударника. Но пьяный подонок с ножом зарежет борца с большей вероятностью, чем человека, привыкшего бить… 

— Как это соотносится с нынешней полицией и тем, что касается изучения самозащиты внутри нее? 
— Никак. Современным полицейским не дают заниматься. Вместо этого требуют «сдавать нормативы». Те самые нормативы, что давно оторвались от реальности и живут сами по себе… 
— Давайте немного прервемся на обсуждение конкретных случаев. Я буду зачитывать найденные в Сети примеры, а Вы комментировать и говорить, как нужно было поступать и что необходимо для успешной нейтрализации угрозы. Вот, например, 10 июня 2016 года агрессивный пассажир пытался захватить вагон поезда на станции московского метро «Белорусская». Дебошир оказал сопротивление сотрудникам полиции, одного из правоохранителей мужчина ударил несколько раз по голове гаечным ключом. Несмотря на травму, правоохранитель смог задержать дебошира, но сам получил не менее трех ударов в область головы, закрытую черепно-мозговую травму и рассечение мягких тканей. Правильно ли действовал сотрудник? 
— Если сумел задержать, то относительно правильно. Но, конечно, три удара железкой по черепу — не та цена, которую надо платить за одного буйного неадеквата. Парень, конечно, смелый, раз не побоялся вступить в схватку, но, скорее всего, необученный. По сути, что есть газовый ключ? Короткая, тяжелая дубинка. Таким предметом бьют либо сверху, либо наискось. Боковой или колющий удары характерны для тех, кто знаком с фехтованием. По нашим временам редкость. А следовательно, бьющую руку легко перехватить, идя на сближение. Главное, не дать ударить концом ключа (равно как и биты, арматуры, обрезка трубы), ведь самая опасная его часть — последняя треть. Так что — смело на сближение и проводить бросок. Некуда бросать (стена сзади) — бить навстречу в челюсть прямым. Заодно твоя вытянутая рука голову прикроет и поможет заблокировать удар.
—18 ноября 2018 года житель города Кировска 1993 года рождения, находясь в состоянии алкогольного опьянения, громко выражаясь грубой нецензурной бранью, предпринял попытку выбить дверь в квартиру одного из домов. До задержания успел вооружиться стеклянной бутылкой и, используя ее в качестве оружия, нанес ею один удар в область головы полицейского. У полицейского в итоге скальпированная рана лба. Что неправильно было сделано? 
— На буйного пропойцу не надеты наручники — это раз. Он ведь наверняка оказывал неповиновение? Все основания были. Далее — бутылка… Как ему дали ее поднять? Ну и сам удар бутылкой, судя по описанию травмы, тоже нанесен сверху. Время заблокировать конечность было. Не было вложено нужного умения… А так, схема действий идентична первому случаю. Но повторюсь, налицо ошибка в самом начале. Не обездвижили, дали возможность «махать граблями». От такой публики всего ожидать можно, и надо это понимать. Хорошо хоть, нож не вытащил и не пырнул… 
— 16 февраля 2018 года мужчина, находясь в своей квартире, пытался воспрепятствовать законным действиям полицейских, которые прибыли к нему домой по сообщению фельдшера «Орловского областного психоневрологического диспансера». Для этого он нанес несколько ударов металлическим ломом в область головы и туловища одному из сотрудников полиции. Стража порядка с черепно-мозговой травмой и закрытыми переломами ребер госпитализировали в больницу. 
— Этот случай сложнее. Тут ведь они в квартиру к «психу» зашли… В таких случаях надо понимать, что у сумасшедшего человека и гранатомет под кроватью лежать может, не то что ломик. И, исходя из описания, неясно, как был нанесен первый удар — неожиданно, из-за угла или в ходе открытого противостояния. Что врач? Он ориентировал наряд, что пациент опасен, или нет? Если из-за угла, то «без комментариев». Такое может случится с каждым, и не только в полиции. Конечно, разгуливать по жилищу «шизика» в стадии обострения могли бы поосторожнее. Но тут без щита сложно избежать попадания. Тем более, что сломанные ребра говорят нам о том, что далее нападавший наносил боковые, маховые удары. А вот если поединок начался с перебранки, то не мешало бы подготовить слезоточивый газ и резиновую палку. Конечно, если пришли опера или участковые, то они палку резиновую не носят. Но, ребят, газ-то можно брать? Хоть в отделе получить (если есть непросроченный), хоть купить самому гражданский. И далее: видишь замах монтировкой — ударь с прямой ноги мае-гери. Или, как ранее говорилось, сокращай дистанцию, одновременно бей в голову кулаком и иди в борьбу. Лом не нож. В клинче как раз безопасен. 
— Воркута, декабрь 2017 года. Сообщение о незаконном проникновении поступило в местное отделение полиции. Правоохранитель прибыл на место происшествия, где обнаружил 20-летнего парня. Тот пытался вскрыть чужой гараж металлическим ломом. При задержании пьяный мужчина ударил несколько раз полицейского по голове. Пострадавшему сотруднику уголовного розыска пришлось обезвредить нападавшего огнестрельным оружием. Медики диагностировали у оперативника открытую черепно-мозговую травму. Взломщик остался жив. 
— Уволить дежурного, пославшего парня одного, и начальника отдела, допустившего подобное. Откуда кто знает, сколько там «жуликов»? И чем он вооружены? Кража со взломом может быть совершена как одиночкой и наобум, с одним ломом в руке (как это и произошло в описании), так и по наводке, бандой, рассчитывающей поживится чем-то очень ценным. Такие люди могут и сами огнестрел носить. Что до самой ситуации — парень молодец, конечно, но явно видно, что его тоже не обучали. Видишь, что кто-то ковыряет дверь железкой? Откуда ты знаешь, что у него на уме? Откуда ты знаешь, что в гараже? Может, мешок картошки, а может, и машина за несколько миллионов. Формальные признаки тяжкого преступления есть. Приведи ПМ в боевую готовность, держи расстояние метра в 4–5 и отдавай команды, угрожая оружием. Но это проще сказать, чем сделать, к сожалению. Если он на тебя кинется с прутом — закон на твоей стороне. А если побежит? Следственный комитет наш родной может и посадить, если застрелишь беглеца. Признаки тяжкого преступления формальны. Скажут — он же никого не убил, не насиловал, не разбойничал… «Мирный взломщик» — а ты его пулей… Извини, но нам показатели нужны. Добро пожаловать в СИЗО. И твое же ОСБ, забыв про функцию защиты коллег, поможет нам тебя посадить. Вот и выходит, что здесь вопрос не только ко мне, но и к прокуратуре (кивок в сторону первого респондента). Касаемо драки без «ствола» рекомендации те же. Сближение с ударами и перевод в борьбу. Это если «враг» один. А вот в правовом поле… Скажи, В… (прокурор) как могут посадить опера, если вслед убежавшему воришке стрельнет неудачно?

После минутных примерно раздумий прокурор через силу выдает: 
— Могут. Не везде, все зависит от местных условий, так как у нас в стране от субъекта к субъекту разность подхода к толкованию законов, но могут… И хорошо, если 286 статью (превышение) шить начнут. Могут и убийство примерить, полицейские в этом плане защищены слабо. 
— Где тот произвол полиции, о котором все говорят, если сотрудника так легко посадить?
— Произвол в том, что если тебя положат на «ласточку» в отделе, то доказать это будет крайне тяжело. В том, что возбужденное в отношении тебя уголовное дело, скорее всего, не прекратят, хоть ты воз доказательств невиновности притащи. Поскольку прекращение дела — негативный показатель. Произвол и в случае, если Вы стали жертвой оперативной провокации, поскольку таковую только изредка признает Верховный суд, а во всех остальных судах это на грани погрешности… Еще много в чем… А «в поле» наш «бобби» защищен плохо…
Опять включается отставной офицер «маски-шоу». 
— И я о том же. Но мы же перед интервью договорились, что каждый поведает свою часть и поделится тем, что знает. А в вопросе незащищенности лучше всего разберется третий участник. 
И так черед доходит до оперативного сотрудника ГУ МВД РФ. Замечания и комментарии этого офицера оказались, наверное, самыми едкими. Он, не владея в нужной степени методикой и практикой рукопашных схваток, тем не менее ухватил суть проблемы и ее истоки, где слабость обучения личного состава практическим способам ведения схватки — лишь малая ее часть.
 Вот мы говорим о рукопашном бое… О необходимости правильного подхода в этом вопросе. И забываем главное, что полицию перестали уважать. Все знают о том, что в случае проблем за полицейского не заступится начальство. Что неугодного сотрудника очень легко уволить, а то и посадить. Что, в отличие от «гражданки», на службе в МВД не платят за переработки, праздники, работу в выходные. Что должности, начиная с замов начальника райотдела в большинстве регионов покупаются. Что работу людей ценят по умению составить «бумажку», а не по результату. Что за занятия той же борьбой или боксом может последовать окрик начальства, не одобряющего «всякую фигню», а по-настоящему завидующего спортсменам, ввиду собственной одышки и ожирения. Да в конце концов, у полиции нет своего независимого профсоюза, а на местах царит дичайший произвол оборзевших от безнаказанности «царьков».
— Все настолько плохо? 
— Еще хуже! Я, честно, не понимаю, как можно было довести до такого? Дичайший, доведенный до маразма бюрократизм. Полное пренебрежение интересами подчиненных. Готовность сдать своего сотрудника при первой угрозе своему креслу. Сбивание в кланы, таскаемые за собой тем или иным генералом в зависимости от места назначения «свиты». Раздутость аппарата, как-то: кадров, тыла, штаба, различных проверяющих структур, бухгалтерии. И все эти люди, по сути, паразиты, получают зарплату, стремясь оправдать свое существование, придумывают все новые и новые «указивки» и методички. Требуют выполнения безумных приказов, дезорганизуют работу специалистов… 
— Скажите, вместо всех этих приказов, распоряжений, циркуляров кто-то из Вас может предложить способ изменить ситуацию и превратить полицейского в настоящего защитника общества? Не морально, так хоть физически? Что нужно для того, чтобы полицию у нас перестали бить? А то мы вот критикуем, а не предлагаем… 
Ответ на этот вопрос был дан собеседниками коллегиально и заключался в следующем: в необходимости изменить законодательные недоработки и формулировки. В прекращении преследований полицейских за обоснованные случаи самозащиты и защиты окружающих с помощью оружия. В создании нормального полицейского профсоюза. В суровой «прополке» и битье по рукам местечковых начальников, воображающих себя выше министра. А насчет методик боевой подготовки точнее всех выразился именно бывший оперативник СОБРа. 
— Не надо городить огород и выдумывать новые приказы. Просто два раза в неделю по 2 часа ввести в каждом отделе занятия по основам борьбы и бокса. И вести тренировки так, как ведут в нормальных секциях. Научить людей стрелять в условиях борьбы в обхват. Стрелять с земли. Учить правильно пользоваться газом, наручниками и дубинкой. Делать все это не для галочки, не формально, а именно учить, передавая знания тренера ученикам.
Одновременно все три наших собеседника сошлись на том, что в имеющейся ситуации «наверху» выгоднее наличие такой полиции, какая есть сейчас. А потому все эти планы утопичны. Ну и на вопрос, имеются ли похожие тенденции в иных силовых структурах, ответ экспертов тоже был положительным. Сотрудник аппарата МВД даже уточнил: 
— Везде так. Общий маразм. У нас, в УФСИН, в ФССП… Разве что в ФСБ чуточку полегче, так как у них совсем уж тупиц в руководстве мало. А в остальном…
crimerussia.com