Покушение на Руди Дучке: 50 лет спустя

Покушение на Руди Дучке: 50 лет спустя

«Пули, выпущенные в Дучке, покончили с нашими мечтами о ненасилии», — заявила Ульрике Майнхоф, журналистка и, пожалуй, самая известная участница «Фракции красной армии».

Даже если верны слова вдовы Руди Дучке Гретхен о том, что он никогда не призывал к террористическим методам, покушение неонациста на лидера студенческого движения в Германии, разгоревшегося в 1968 году, стало спусковым крючком ответного насилия.

Истинным преступником возмущённые берлинцы назвали издательство Шпрингера, чьи газеты призывали «остановить» красных. Дучке защитил докторскую диссертацию, вернулся в политику, но так и не смог полностью восстановиться от полученных ранений в голову.

Встреча Октябрьского клуба у памятника Фридриху Вайнеку

50 лет назад в пасхальные дни один правый экстремист совершил покушение на Руди Дучке, лидера студенческого движения. Идем по следу:место действия — старый западный Берлин. Курфюрстендамм — одна из знаменитейших улиц в Берлине. Она тянется от центра так называемого Сити Уэста в Шарлоттенбурге через Вильмерсдорф до Галензее. В восточной её части, на Брайтшайдплатц, стоит башня Мемориальной церкви кайзера Вильгельма, которая со времен британских бомбардировок во время Второй мировой превратилась в руины.

В конце улицы, на западе, расположена площадь имени Ратенау, на которой с 750-й годовщины Берлина в 1987 расположена скульптура «Два кадиллака в бетоне в виде обнажённой Махи», наделавшая в свое время много шума. На Курфюрстендамме обеспеченные туристы фланируют от ювелирных магазинов, бутиков к кафе и наслаждаются великолепными зданиями. Такому широкому бульвару они обязаны первому канцлеру Германии Отто фон Бисмарку.

Ему нужен был престижный бульвар в столице Германской империи, уже объединённой с Пруссией Этот бульвар должен был соперничать с «давними неприятелями», французами, и их бульваром — Елисейскими полями в Париже. Для проекта был выбран Курфюрстердамм, который был первоначально создан как дорога для верховой езды для курфюрста Йоахима II. Сегодня в повседневном языке берлинцев обычно улица не находит такой высокой оценки и называется просто: «Кудамм».

Так же называл её и Руди Дучке, самый важный представитель студенческого движения 1960-х годов в западном Берлине. Ему часто приходилось упоминать название этой улицы. В пригороде западного Берлина было немного таких центральных улиц, как Курфюрстендамм. Для внепарламентской оппозиции (außerparlamentarische Opposition — APO) Кудамм, располагавшаяся рядом с кампусом Свободного университета в Далеме, была главной ареной для выступлений. Офис

Социалистического союза немецких студентов — ССНС (Sozialistischer Deutscher Studentenbund — SDS) был расположен по адресу Курфюрстендамм, 140. На бульваре проходили многие демонстрации: то против войны во Вьетнаме, то против хунты в Греции. 11 апреля 1968 года Дучке снова отправился в сторону Курфюрстендамм. Рядом с офисом ССНС была аптека, и сыну Дучке, Хоши-Че, нужны были носовые капли. Аптеки были и недалеко от дома протестантского теолога Гельмута Гольвицера в Далеме, где Руди и Гретхен Дучке жили со своим сыном в то время. Но Дучке всё равно должен был забрать документы из офиса ССНС, и он выбрал аптеку на Курфюрстендамм.

Офиса ССНС давно нет — на его месте находится супермаркет. Там всё ещё есть аптека, от двери идет метробус. В этот холодный зимний день на автобусной остановке, съёжившись, сидит бездомный, держа в руке бумажный стаканчик. До сих пор к западу от дороги всё ещё редко можно встретить туристов, которые хотят успокоить свою совесть при виде этой нищеты.

Никто, кажется, даже не замечает бездомных. В нескольких метрах от бездомного на земле лежит плита, вокруг которой стоят велосипеды и мотоцикл. На грязной доске написано: «Покушение на Руди Дучке. 11 апреля 1968 года. От последствий огнестрельного ранения Дучке умер в 1979 году. Студенческое движение потеряло одну из своих самых выдающихся личностей».

Вы немного узнаете о Дучке, покушении или преступнике. Даже на сайте окружного управления Шарлоттенбург-Вильмерсдорф можно найти только фотографию плиты, выглядывающей из-под брошенных сигаретных окурков. Помимо того просто для информации сказано, что панель была открыта в 1990 году. Тот факт, что на месте, где была положена доска, произошло убийство и именно там лежал велосипед Дучке после того, как правый радикал ранил предводителя СНСС тремя выстрелами из пистолета, — об этом не сказано.

На грязной доске написано: «Покушение на Руди Дучке. 11 апреля 1968 года. От последствий огнестрельного ранения Дучке умер в 1979 году. Студенческое движение потеряло одну из своих самых выдающихся личностей».

Как раз к 50-летней годовщине убийства комиссия по мемориальным плитам окружного управления Шарлоттенбург-Вильмерсдорф переделала плиту. «Поскольку плиту на земле трудно заметить, на автобусной остановке была установлена ещё одна, которая привлекает внимание к лежащей мемориальной плите и объясняет произошедшие события существенно подробнее», — сообщила комиссия в сентябре. Дучке сидел на своем велосипеде и ждал.

В какой-то момент он заметил, что к нему приближается незнакомый мужчина. Этого мужчину звали Йозеф Бахман. Когда Бахман подошел к Дучке, он спросил его: «Вы Руди Дучке?». Дучке ответил: «Да», — Бахман выстрелил. Трижды. Дучке попал в больницу и выжил, несмотря на то, что потерял часть своего мозга. В течение нескольких месяцев ему приходилось переучивать язык и восстанавливать память. Незадолго до покушения он сказал в интервью: «Я обычно не езжу один. Ведь какой-то невротик или сумасшедший может сделать что-то в состоянии аффекта».

Но покушение Бахмана не было случайным. При попытке убийства у Бахмана при себе были страницы из праворадикального «Немецкого национального журнала» (Deutsche National-Zeitung) среди которых одна была озаглавлена: «Остановите красного Руди сейчас же». В его квартире был найден нарисованный им самим портрет Адольфа Гитлера. Так много стало известно сразу после покушения. Бахмана рассматривали как праворадикала-одиночку.

Только в 2009 году были подняты документы Штази (Министерства государственной безопасности ГДР. — прим. пер.) и западноберлинской полиции, где говорилось, что Бахман много лет дружил с нацистами в Пайне (город в Нижней Саксонии, Германия. — прим. пер). У них он купил оружие, с ними он упражнялся в стрельбе. Мужчины также говорили о возможном нападении на тогдашнего восточногерманского и партийного лидера Вальтера Ульбрихта.

ССНС возложил ответственность за покушение Бахмана на издательский концерн «Аксель Шпрингер». В течение нескольких месяцев люди писали в высотку «Шпрингера» и выступали против [студенческого] движения. Всего за несколько дней до покушения было велено схватить «зачинщиков». В вечер нападения многие участники студенческого движения стояли на Кохштрассе перед зданием издательства. Ситуация обострилась. В попытке предотвратить распространение «Бильда» и «Берлинской газеты» (немецкие бульварные газеты. — прим. пер.) два демонстранта были задавлены. Сотрудник «Защиты Берлинской конституции» (разведывательная служба западного Берлина. — прим. пер.) начал раздавать коктейли Молотова, некоторые демонстранты охотно их бросали. В общей сложности было сожжено 15 фургонов издательства.

Дучке. Это имя ещё производит впечатление, как было в прежние семестры. В январе 2018 года вдова Гретхен Дучке была приглашена в клуб в берлинском районе Кройцберг на встречу с читателями. По большому количеству цифровых камер можно было понять средний возраст слушателей: смартфоны, похоже, не очень распространены среди представителей этих поколений. У Гретхен Дучке новая книга: «1968. Чем мы имеем право гордиться» (1968. Worauf wir stolz sein dürfen).

Чтение то и дело прерывается исполнением таких классических песен, как «Sag mir, wo du stehst» (немецкая версия песни «Which Side Are You On?» Ф. Рис; русская версия «С кем ты заодно?», группа «Аркадий Коц». — прим. пер.) и «Roter Wedding» (песня Э. Вайнерта, с 1933 года неофициальный гимн Рот Фронта. — прим. пер.). В один момент Гретхен Дучке отвечает на вопрос, сформулированный ею в заглавии книги: «В левом лагере гордиться Германией было табу — из-за национал-социалистического прошлого. Но есть другой выход: именно потому, что так ожесточенно и упорно последние 50 лет обсуждали Гитлера, холокост и немцев, эти ужасы прошлого смогли стать отправной точкой всеобъемлющей демократизации общества. Достижение, в котором большая заслуга 68-го. И, конечно же, этим можно гордиться».

Этим Гретхен Дучке подытоживает то, о чем думал её муж Руди в 1970-е годы. Оправившись после нападения, Дучке в одной серии статей жаловался, что западногерманская левая пренебрегает «национальным вопросом». В 1977 году в воскресной газете Дучке писал: «В таких условиях левый немец начинает идентифицировать себя со всем, чем только можно, но он игнорирует главную особенность коммунистического манифеста, а именно: классовая борьба интернациональна, однако по форме — национальна».

Бывшие коллеги Дучке по внепарламентской оппозиции, как Бернд Рабель, Хорст Малер или Рейнхольд Оберлерхер в течение многих лет активны в неонацистских кругах. Пошел бы Дучке в конце концов аналогичным путем или стал бы «Геншером зеленых» (Ганс-Дитрих Геншер — немецкий политик, член Свободной демократической партии Германии, в качестве министра иностранных дел проводил политику разрядки в отношениях с восточным блоком. — прим. пер.) — должно остаться спекуляцией. В 1979 году он умер от последствий покушения, сейчас ему было бы 78 лет.

«В левом лагере гордиться Германией было табу — из-за национал-социалистического прошлого. Но есть другой выход:именно потому, что так ожесточенно и упорно последние 50 лет обсуждали Гитлера, холокост и немцев, эти ужасы прошлого смогли стать отправной точкой всеобъемлющей демократизации общества. Достижение, в котором большая заслуга 68-го. И, конечно же, этим можно гордиться».

После встречи Гретхен Дучке подписала несколько книг, продажа прошла хорошо. Газете Jungle World (еженедельная левоанархистская газета. — прим. пер.) она сказала, что с 1968 года места имеют для неё только историческое значение. Она живет в женском жилищном проекте в Фридрихсхайне, в бывшей восточной части города. Под конец она стояла рядом со сценой, болтая с пожилым хиппи. Он хочет собрать новую внепарламентскую оппозицию. Гретхен Дучке нашла эту идею хорошей, но казалось, она была изнурена. Вечер в Кройцберге был долгим.

Посещение небоскреба Шпрингера спустя полвека после покушения. Тем временем Кохштрассе в этом месте называют по-другому: улица Руди Дучке (Rudi-Dutschke-Straße) (Кохштрассе теперь переходит в улицу Руди Дучке. — прим. пер.). Ежедневная газета «Taz», в самом широком смысле — журналистская преемница студенческого движения и внепарламентской оппозиции, предложила переименовать улицу. Округ Фридрихсхайн-Кройцберг принял это предложение.

Партия «Христианско-демократический союз Германии» была сильно возмущена, и компания «Шпрингер» жаловалась на это. Однако вскоре после 40-летней годовщины покушения был установлен новый знак с обозначением новой улицы. С тех пор улицы Руди Дучке и Аксель-Шпрингер пересекаются на углу небоскреба «Шпрингер». Перекрёсток большой символической ценности не только потому, что улица Руди Дучке — главная дорога. Перед зданием стоят бюсты Хельмута Коля, Джорджа Буша-старшего и Михаила Горбачева в честь их заслуг по воссоединению Германии. Дучке по-своему здесь пришелся ко двору. На протяжении всей своей жизни он отвергал разделение Германии. Уже в 1961 году он попытался вручную разрушить часть Берлинской стены.

Оригинал: Dutschke und das Attentat /  Alexander Nabert