Под Петербургом пилят экологическую бомбу

Под Петербургом пилят экологическую бомбу

Проблемами с мусором россиян не удивить. Но одно дело – пара гектар, покрытых строительными отходами, и совсем другое – миллионы тонн ядовитых веществ, мигрирующих в водопроводную воду и открытое море. Вообще-то такие ситуации принято называть экологическими катастрофами, но поскольку это портит имидж чиновников, называть вещи своими именами СМИ запретили.

Речь идет о знаменитом питерском полигоне токсичных отходов «Красный Бор». На его счету множество ЧП, миллионы рублей, закопанные в землю и яркая демонстрация совершеннейшей беспомощности областных и российских властей. Но если справиться с отравой нельзя, то можно попилить бюджеты на ее обезвреживание, решили в Санкт-Петербурге. И принялись планировать теперь уже миллиардные бюджеты.

За сорок лет работы на полигоне «Красный Бор», одном из крупнейших в стране, скопилось два миллиона тонн токсичных отходов. На 73 гектарах в Ленобласти, между Никольским, Красным Бором и поселком Тельмана, по котлованам разлит коктейль из кислот, свинца, ртути, хрома, кадмия, фенолов, формальдегидов, пестицидов и прочих опасных веществ — от покрышек и масел до ртути, лаков, красок и медикаментов. Что делать с этим наследством прошлой высокоразвитой цивилизации, нынешние российские чиновники пытаются разобраться уже лет двадцать.

Тем временем на полигоне регулярно происходят ЧП, угрожающие здоровью населения. Например, в 2016 году там размыло защитную дамбу, и петербуржцы разом перестали пить из-под крана. Хельсинкская комиссия внесла Красный Бор в список горячих точек, угрожающих Балтийскому морю.

В сентябре 2018 года отрава в очередной раз припекла российские власти — секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев потребовал от Минприроды и правительства Санкт-Петербурга незамедлительно улучшить экологическую ситуацию в "Красном Бору", поскольку там критическая экологическая ситуация.

А через несколько дней глава "Росатома" Алексей Лихачев радостно доложил, что финансирование первого этапа рекультивации полигона оценивается в 37-38 миллиардов рублей, и средства уже заложены в бюджет. Правда, распилить все эти «лярды» в одиночку россиянам уже не удастся – вспомнив десятилетия беспомощного топтания на месте и миллионы рублей, без толку зарытые в землю полигона, премьер-министр Дмитрий Медведев позвал на помощь финских специалистов.

"Финские партнеры предложили свои технологии. Этот подход был одобрен председателем правительства РФ. Одновременно с этим Минприроды РФ ведет переговоры с "Росатомом" для того, чтобы одно из наших предприятий, РосРАО, стало единым оператором работы с этим опасным объектом", — пояснил Лихачев перспективы собственной организации.

Что и как будут делать финские товарищи, пока покрыто мраком тайны. А вот прошлая неудачная попытка обезвредить токсичную «мину замедленного действия» еще памятна специалистам. В прошлом году два искусственных пруда с самыми ядовитыми отходами решено было накрыть специальными понтонами, чтобы не допустить попадания токсинов в атмосферу и грунтовые воды. Потратили 120 млн рублей, завезли специальную геомембрану… и первая же весенняя оттепель свела на нет все принятые меры. Кроме потраченных миллионов, разумеется.

По мнению специалистов, новые миллиарды ждет точно такая же судьба.

– Встречаются два премьер министра. Один докладывает, что все хорошо, все под контролем, второй – что все хорошо, есть технологии. Между тем, абсурдность проекта, который прошел слушания, доказана четко и однозначно, — заявил член Высшего экологического совета Госдумы Павел Сухонин. — В проекте, например, значится ремонт обваловок котлованов. Этих бортиков, по нормам, быть вообще не должно. Даже если их сделать из глины, они уже не будут водоупором. А на «Красном Бору» их насыпали из строительного мусора, что подтверждают фотографии. О бесполезности валов говорит трава, которая на них растет.

Технология, которую сейчас признали хорошей, мягко говоря, не выдерживает никакой критики, — продолжает эксперт. — Да, стоки чистятся. Но образуется отход, который в сотни раз токсичнее. И вот что делать с ним, понятно. Стоит проблема супертоксичных ПХБ, или полихлорированных бифенилов, которые по эффекту воздействия можно приравнять к химическому оружию. Технология, которая позволит действительно решить проблему «Красного Бора», существует уже девять лет, петербургские чиновники о ней знают. Но не замечают. Все просто стараются освоить бюджет.

Приходится констатировать, что современные российские чиновники и их любимые технологии справиться с этой экологической миной не в состоянии. Зачем нужны такие чиновники, вот в чем вопрос.

Источники: Комсомольская правда, Мойка78, НТВ, Прайм