Почему шестая леди Дубая Хайя бинт аль-Хусейн сбежала из дворца

Общество

Почему шестая леди Дубая Хайя бинт аль-Хусейн сбежала из дворца

Почему от эмира Дубая сбежала любимая жена и чем ему это грозит.
15.07.2019

45-летняя Хайя бинт аль-Хусейн, шестая и, как говорят, любимая жена 69-летнего дубайского эмира Мухаммеда бен Рашида аль-Мактума, была визитной карточкой прогрессивного и процветающего эмирата. Недавно она бежала в Лондон, заявив, что ее жизни грозит опасность. Это уже третий подобный скандал в августейшей семье. И в отличие от первых двух — бегства и насильственного возвращения на родину дочерей эмира — потушить его будет невероятно сложно. Супруги будут разводиться в Британии, судя по всему, громко и под пристальным вниманием всего мира.

Вице-президент, премьер-министр Объединенных Арабских Эмиратов и наследный правитель эмирата Дубай шейх Мухаммед бен Рашид аль-Мактум ко всем его прочим достоинствам еще и поэт. 22 июня на его странице в Instagram появилось стихотворение «Жива или нет». Оно посвящено его разрыву — очевидно, чрезвычайно болезненному — с женщиной. Он упрекал ее в предательстве и говорил о том, что больше не хочет иметь с ней ничего общего. Завершалось стихотворение зловещей фразой: «Мне дела нет, жива ты или нет».

В мире стихотворение осталось без внимания, хотя в арабском сегменте интернета уже почти месяц к тому времени ходили слухи, что одна из жен шейха, принцесса Хайя бинт аль-Хусейн, бежала из страны вместе с детьми. Практически без внимания остался и тот факт, что принцесса Хайя, спортсменка-наездница, участвовавшая в Олимпиаде 2000 года, вдруг не появилась на королевских скачках в Аскоте. На скачках на Кубок герцога Эдинбургского (с которым принцесса знакома давно и хорошо) выступал принадлежащий ей скакун, а ее самой в ложе не было.

Прошло еще несколько дней, прежде чем мировые СМИ то ли сложили эти факты, то ли получили достоверную информацию. Так или иначе, мир облетела сенсационная новость: принцесса Хайя и ее дети бежали из Дубая и находятся в Лондоне. Начался скандал, в котором замешаны первые лица Дубая, Великобритании, Иордании, Германии и даже уже совсем неочевидной Ирландии.

Освобожденная женщина Востока

Сенсацией побег принцессы Хайи стал не только из-за ее титула. В конце концов, скандалы в правящей семье Дубая, как и в правящих семьях других эмиратов ОАЭ, случаются. Но главным образом еще и потому, что его героиней оказалась женщина, которая десятилетия была своего рода рекламой прогрессивного, открытого, устремленного в будущее Дубая. Да и вообще всего Ближнего Востока.

Принцесса Хайя родилась в 1974 году в Иордании. Ее отец, король Хусейн бен Талал (1953—1999), не был самым богатым арабским монархом, зато был самым светским и одним из самых влиятельных в регионе. Как и многие арабские властители, король Хусейн был женат несколько раз, но в отличие от остальных соблюдал моногамию. Хайя — дочь от его третьей жены, королевы Алии (с первыми двумя он развелся). Когда принцессе было три года, ее мать погибла в авиационной катастрофе.

В семье короля Хусейна было принято английское воспитание. Хайя училась в престижнейших школах: женской Бадминтон-скул, в которой в разное время учились Индира Ганди и Айрис Мердок, и смешанной Брайант-скул, где учились многие представители семьи Ротшильд и один из самых известных британских художников Люсьен Фрейд. А высшее образование она получила в Оксфорде, окончив его с «красным дипломом» PPE (философия, политика, экономика).

Прекрасная наездница, она, в частности, представляла Иорданию на Олимпиаде в Сиднее и некоторое время была президентом Международной федерации конного спорта. Как и многие члены семьи короля Хусейна, иорданская принцесса познакомилась и подружилась с британской королевской семьей куда раньше, чем стала женой дубайского эмира.

Брак между ней и шейхом Мухаммедом был заключен в 2004 году и поначалу рассматривался исключительно как династический и взаимовыгодный политически. Для Иордании он означал родство с одним из самых богатых арабских монархов, для богатого арабского монарха — упрощенный доступ к представителям политической элиты мира.

Впрочем, и сам эмир, и его шестая жена предприняли немало усилий для того, чтобы показать, что их брак по-настоящему счастливый. «Я счастлива… Каждый день я благодарю Бога за то, что мне посчастливилось быть рядом с ним»,— говорила принцесса Хайя в одном из своих редких интервью.

Принцесса Хайя фактически была и настоящим представителем Дубая и ОАЭ в мире.

Шейх Мухаммед занимает пост премьер-министра Объединенных Арабских Эмиратов, что требует его почти постоянного присутствия на родине, а любые визиты делает фактически официальными. Принцесса Хайя, в свою очередь, была вольна ездить по всему миру, встречаться с первыми лицами, блистать на королевских скачках в Аскоте, где она непременно сидела рядом с королевой или первыми представителями британской королевской семьи. И всячески демонстрировала свою приверженность западным ценностям — конечно, без ущерба для ценностей восточных.

Она была активна в том, что касается благотворительности и общественной деятельности в самых разных областях и на самых разных уровнях, включая уровень Организации Объединенных Наций. Свой нынешний статус прогрессивной и передовой страны ОАЭ завоевали во многом благодаря Хайе. В конце концов, в Саудовской Аравии тоже строят небоскребы, но относятся к ней как к царству, погрязшему в средневековье.

Сбежавшая принцесса

Имидж принцессы Хайи очень помог ее мужу, когда августейшая семья оказалась замешанной в грандиозном скандале. Дочь шейха Мухаммеда принцесса Латифа сбежала из дома. Это произошло в начале 2018 года.

33-летняя Латифа, отдыхавшая в Омане, по словам одного из участников ее дерзкого побега, бывшего французского разведчика Жан-Пьера Эрве Жобера, на гидроцикле добралась до находившейся в нейтральных водах яхты Nostromo и отправилась на ней в Индию. Перед тем как бежать, она записала видеообращение. В нем она рассказала, как в 2000 году в Лондоне попытку побега совершила ее сестра принцесса Шамса, как ее схватили и вернули домой, отправили сначала в тюрьму, а потом под постоянный надзор психиатров. Как арестовали и бросили в тюрьму саму Латифу за то, что она помогала сестре-беглянке и попыталась бежать сама. По ее словам, она провела в тюрьме, где ее избивали и подвергали пыткам, почти три с половиной года.

Видеообращение, в котором принцесса Латифа называла отца «самым злым человеком на Земле» и обвиняла в убийствах, должно было стать ее гарантией на случай, если побег не удастся.
«Моего отца заботит только его репутация»,— говорила она и добавила, что надеется, что это видеообращение никогда не придется использовать.

Пришлось. Принцесса Латифа была похищена с борта яхты и насильно возвращена в Дубай. По всему миру начали распространяться слухи о ее убийстве. Вот тут на помощь мужу и пришла принцесса Хайя. Она придумала пригласить в Дубай Мэри Робинсон, занимавшую одно время должность президента Ирландии, а потом работавшую на посту Верховного комиссара ООН по правам человека, и дать ей возможность самой разобраться в ситуации. Госпожа Робинсон была давней подругой Хайи, в ее честности никто не сомневался.

Мэри Робинсон приехала в Дубай в конце прошлого года и встретилась с принцессой Латифой. Она не только подтвердила, что принцесса жива и здорова, но и намекнула на то, что, возможно, принцесса немного не в себе. «Она, безусловно, очень неуравновешенна»,— заметила госпожа Робинсон.

Министерство иностранных дел ОАЭ разослало релизы с заявлением о встрече с приложением фотографий, которые, как заявило министерство, были сделаны и распространены с согласия как принцессы, так и госпожи Робинсон. Теперь же в роли принцессы Латифы оказалась сама Хайя.

Августейший побег

Стороны по-разному видят причины бегства Хайи. Из стихотворения эмира можно понять, что принцесса пошла на разрыв после того, как была раскрыта ее супружеская неверность. В некоторых средствах массовой информации уже появились сообщения, что у принцессы был роман с телохранителем, ветераном английского спецназа.

Сама Хайя интервью не дает, но сумела быстро довести до общественности свою версию событий.

В приватных разговорах с лондонскими друзьями, которые немедленно все передали газетам, принцесса Хайя рассказала, что случайно узнала о том, что все сказанное принцессой Латифой — не бред сумасшедшей женщины, а чистая правда.
Опасаясь за свою жизнь и жизнь своих детей, она решила бежать в Европу.

Деталями история августейшего побега небогата. Тем не менее можно с уверенностью утверждать, что из Дубая принцесса и ее дети отправились в Берлин в сопровождении, как говорят, высокопоставленного германского дипломата. Там принцесса подала прошение о предоставлении убежища.

Германская сторона, однако, посчитала себя не готовой к такой роли. Связи с ОАЭ у Берлина крепкие, страна является крупнейшим торговым партнером Эмиратов в регионе. При этом такого умения разговаривать с представителями арабских монархий, которым славится Лондон, у Берлина нет. Поэтому принцессе, очевидно, посоветовали переехать в Великобританию, страну для нее практически родную.

Как сообщается, в Лондоне принцесса с детьми расположилась в принадлежащем то ли ей, то ли ее мужу особняке на Кенсингтон-Пэлас-Гарденс, едва ли не самой дорогой жилой улице мира. Она уже подала иск о расторжении брака. Он будет рассмотрен британским семейным судом в конце июля.

В качестве адвоката принцессы выступает баронесса Шеклтон, адвокат принцев Уильяма и Гарри. Она представляла интересы их отца принца Чарльза во время его развода с принцессой Дианой. Позиции принцессы укрепляют и ее личное и давнишнее знакомство с членами британской королевской семьи, и тот факт, что ее единокровный брат — нынешний король Иордании Абдалла II. И, конечно, то, что история уже получила широкое освещение в выгодном для Хайи свете.

Пока же многие эксперты прогнозируют рост подобных скандалов в арабских правящих семьях. Молодые принцессы получают образование в Европе или Северной Америке, они все больше путешествуют и узнают мир. И, похоже, все острее чувствуют, что отличает их от представительниц их же круга, родившихся в Европе или Америке,— отсутствие личной свободы и совершенное неравенство.