Плут на службе «Ростеха»?

Похоже, что на российский металлургический рынок возвращается бизнесмен, которого со скандалом с этого рынка выкинули. Причем помогают ему в этом госкорпорации. Они собираются воспользоваться его специфическими умениями?

Сразу несколько, на первый взгляд не связанных событий, произошли в металлургической отрасли. Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) обменялась активами с хорватским бизнесменом Данко Кончаром, а в Кемеровской области банкротят ЗАО «Чек-Су.ВК».

Эти на первый взгляд несвязанные события могут свидетельствовать о готовящихся подвижках на рынке. В них пытался разобраться корреспондент The Moscow Post.

Пригрел «змею» на груди?

На минувшей неделе ОСК обменялась с бизнесменом Данко Кончаром активами. Кончар получил от государственной компании акции финской судоверфи Arctech Helsinki Shipyard, а ОСК получила активы компании Afarak, производящей ферросплавы.

Участники рынка поговаривали, что ОСК был вынужден пойти на обмен, поскольку зарубежный актив компании переживал тяжелые времена. В условиях невозможности привлечь зарубежные инвестиции, пришлось искать выход. Таким выходом Алексей Рахманов – президент ОАО «ОСК» назвал передачу верфи собственнику, не «засветившемся» в санкционном списке.

При этом участники рынка отмечают, что партнера можно было бы поискать с более чистой историей. Так как Данко Кончар «засветился» не в одном скандале на территории России. В частности речь идет о компании «Русский хром 19152» и «Серовский ферросплавный завод». Этими активами он владел совместно со своим партнером Сергеем Гильваром.

В 2006 году на тот момент губернатор Свердловской области Эдуард Россель заявил, что необходимо усилить контроль за «Русским хромом 1915». В частности он высказал предположение, что Кончар занижает финансовые показатели с целью избежать налогов и занимается выводом средств за рубеж. В процессе проведения проверки вспыли и другие данные. Ими уже заинтересовались в природоохранных органах Свердловской области. По их данным «Русский хром» в значительной степени негативно влиял на экологическую обстановку в Первоуральске.

Не слишком ли легко Рахманов раздает госсобственность?

Стремясь уйти от ответственности, Кончар решил было сплавить свои русские активы своему партнеру – Гильвар, но потом передумал. Об этом неприемлемом для бизнеса поведении также открыто заявил Россель и требовал провести проверку и по этому факту тоже. Видимо, Кончар не слишком дорожит своей репутацией, раз позволяет себе подобные «финты». Да и есть ли эта репутация?

«Подвиги» хорвадского финна

Имя Кончара всплыло в «Панамских архивах». Им заинтересовались не только на его родине, но и в Финляндии. Как писало хорватское издание «Лицей.Ру». При этом Кончар везде оказался в выигрыше – повышенный доход при продаже активов «Саманкор», при этом производители были вынуждены закупать хром у корпорации ENRC. В ней у бизнесмена, якобы, тоже имелись свои интересы.

Вот и получается, что глава ОСК выбрал себе не лучшего компаньона или наоборот? Рахманов не может не знать о достижениях и методах Кончара. Может, он рассчитывает использовать их в своих интересах?

Закройте именем ВЭБа

Но, оказывается, умышленно разорять шахты могут не только иностранные бизнесмены. Странная история разворачивается вокруг «Чек-Су.ВК». Ее собирается банкротить ВЭБ, притом, еще несколько лет назад банк договорился с Китаем о выделении средств на реконструкцию и развитие предприятия.

«Чек-Су.ВК» получила лицензию на Усинское в 2005 году и планировала строить ферросплавное производство в Красноярском крае на площадке обанкротившегося завода «Крастяжмаш». Проект был стратегически важен для страны и ему, вроде как, был дан зеленый свет.

Но, как говориться, что-то пошло не так. Идея запуска Енисейского ферросплавного завода на мощностях «Крастяжмаш» наткнулась на серьезное противостояние местных жителей. Это притом, что до «Крастяжмаша» от ближайшего населенного пункта более 2 км. Ситуацию с местными жителями наверняка можно было решить в диалоге.

Рассказать про систему защиты и меры по предотвращению вредных выбросов. Объяснить, успокоить. Но местные власти решили заработать политические очки, и подключились к «травле» проекта. А, может быть, их кто-то надоумил?

Не спасло даже обращение финансового директора «Чек-Су.ВК» Дмитрия Рамзайцева: «Банкротство «Чек-Су» приведет к срыву инвестиционного проекта, основанного на разработке Усинского месторождения марганцевых руд, являющегося единственным отечественным месторождением, освоение которого экономически эффективно. Это приведет к сохранению опасной зависимости российской металлургии от импорта марганецсодержащей продукции…» 7 сентября ВЭБ подтвердил, что намерен обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом ЗАО «Чек-Су.ВК».

Само предприятие же начало реализовывать проект. Было вложено порядка 19 млрд руб. Но вместо того, чтобы дать стратегически важному проекту развиться, реализовать задуманное, ему ставят палки в колеса, а теперь еще и банкротят. По кредиту ВЭБа заложено 100% акций компании, имущество «Крастяжмаша», земельные участки и будущие денежные потоки. Естественно, самому банку эти активы ни к чему, но он может их продать.

То как активно ВЭБ взялся банкротить предприятие, наводит на мысль, что кто-то положил глаз на активы компании, в частности на Енисейский ферросплавный завод.

Все дороги ведут в…

Специалисты отмечают, что схема, которую провернули с «Чек-Су.ВК» отчасти схожа с тем, что случилось с шахтой «Рудная». Конечно, трудно представить, что крупный государственный банк может действовать в интересах Кончара. Но и хорватский бизнесмен в этой истории лицо не самостоятельное.

Можно заподозрить главу глава ОСК Александра Рахманова. Тут ведь открывается золотая жила. Все эти мощности ориентированы на производство ферросплавов. Они в свою очередь входят в состав модифицированного чугуна, который широко применяется в судостроении.

Это же одна из любимых схем, по которой выводят государственные средства. Есть компания заказчик, и не напрямую связанный с ней подрядчик. Здесь же вырисовывается самая что ни наесть прямая связь.

Вот только и господин Рахманов может быть далеко не последним звеном в этой цепочке, есть «рыбы» и покрупнее. Например, глава «Ростеха» – Сергей Чемезов. Вот уж про кого можно сказать «… и на дуде игрец». Его корпорация занимается каким-то неприличным количеством направлений. На официальном сайте перечислено 15 направлений, в которых компания развивается – от автомобиля строения до фармацевтики. Есть среди направлений и металлургия, и композиционные и другие современные конструкционные материалы.

О том, что «Ростех» посматривает на ОСК, поговаривали еще года два назад. Ходили слухи, что корпорация не прочь заняться еще и кораблестроением. Якобы с этой инициативой выступил один из чиновников Минпромторга. Озвучил он это в феврале текущего года на заседании на тот момент у вице-премьера Дмитрия Рогозина. Сначала речь шла о передаче некоторых подрядчиков ОСК, но чиновник предложил включить корпорацию в «Ростех» целиком.

С этого времени в «Ростех» вошли некоторые «водные» активы, в частности судостроительный завод «Море» (Феодосия). Завод должен быть преобразован в акционерное общество, а 100% акций отойти «Ростеху».

Чемезов не прочь «отхватить» ОСК?

Вот только эксперты сильно сомневаются, что слияние ОСК и «Ростеха» как-то положительно скажется на кораблестроительной отрасли. Если анализировать деятельность Сергея Чемезова, то можно заметить, что положительную динамику демонстрируют лишь те предприятия, которым неплохо «жилось» и до прихода «Ростеха».

Тогда как есть отрицательные примеры – «Вертолеты России» и «увязающий» в скандалах «УралВагонЗавод» (УВЗ).

При этом ОСК – кусок, конечно, лаковым. Мало того, что он получает постоянные дотации от правительства – эксперты отмечают, что сумма поддержки превышает даже сумму прибыль компании за несколько лет. При этом выручка компании на 2016 год составила 49 млрд руб, а прибыль всего 196 млн. Странно, что по сравнению с 2015 годом выручка компании увеличилась больше чем двое – в 2015 она была 23 млрд руб, а вот прибыль упала с 2,4 млрд руб до сотню миллионов руб.

Но это еще полбеды. Некоторые «дочки» «Ростеха» и не на такое способны. Например, АО «Рт-Химкомпозит», где «Ростех» является совладельцем, несколько удивляет своими финансовыми показателями – соотношение выручки и прибыли.

Убыток компании 22 миллиона рублей при выручки в 239 млн!

То есть руководство умудрилось не только «просадить» эти деньги, но и уйти в минус! С 2015 по 2016 годы компания продемонстрировала рост выручки с 101 млн до 239 млн руб. При этом в этот же период выручка упала с 56 млн до мину 22 млн руб. Складывается впечатление, что деньги просто выводили.

И это не единичный случай, того «беспредела», который твориться в компаниях, в которых есть доля «Ростеха». Трудно себе представить, как смогут «эффективные менеджеры» госкорпорации развернуться в ОСК.

Что в сухом остатке. Специалисты сильно сомневаются, что бизнесмену с такой сильно подмоченной репутации как у Кончара могла просто так перепасть государственная собственность, да и банкротство вполне дееспособного предприятие – тоже выглядит, мягко говоря, странно. Складывается ощущение, что собираются активы, для выхода на рынок нового игрока. Станет ли им «Ростех» напрямую, или предпочтет действовать через посредников? Возможно, компания действительно сольется с ОСК и будет контролировать активы через общую «дочку».

Очевидно, что ОСК не имела право передавать государственные активы такому, мягко говоря, сомнительному бизнесмену, как Кончар. ВЭБу стоило бы поддержать стратегически важный и ценный проект «Чек-Су.ВК», а не банкротить его. Главе «Ростеха» было бы неплохо задуматься не о расширении своей корпорации, а о повышении эффективности. Пока складывается ощущение, что Сергей Чемезов просто «набирается жира» на бюджетных средствах. Может быть компетентным органам стоит спросить с управленцев за их компетентность и решения? Ведь должно быть какое-то равновесие возможностей и ответственности.

moscow-post.com