Пленных террористов Азова можно выкупить за деньги ?

Пленных террористов Азова можно выкупить за деньги ?


Второй день в ЖЖ и в Телеге стоит стон.
Началось с того, что президент Украины Зеленский объявил:
«Сегодня уже могу сообщить: удалось освободить из плена «Тайру», украинского парамедика Юлию Паевскую. Она уже дома. Будем работать и дальше, чтобы забрать всех».

Тайра…какая страшная баба!


Далее Паевская записала ролик с благодарностью к Зеленскому за освобождение. После слов благодарности Зеленскому, Паевская говорит:
«Я знала, что так и будет. Все, кто находится сейчас по ту сторону знают, что всё получится и все мы будем дома, как дома сейчас я».
Потом военный корреспондент 1 канала, Ирина Куксенкова, сообщила, что военнопленная из батальона «Азов», Тайра, была освобождена без судебного разбирательства.
«Итак, по итогам на сейчас — случилась схема (как по мне коррупционная), где некто Иса Хачукаев и Мурад Саидов вызволяли задержанного на Украине Гриценко Адама Мурадовича (сына последнего). Еще в довес к нему дали 25 миллионов рублей».
Первый заместитель министра информации Донецкой народной республики (ДНР) Даниил Безсонов подтвердил обмен бывшей участницы батальона «Азов» Юлии Паевской (позывной Тайра), взятой в плен в Мариуполе. Подробностей (на кого обменяли) он не сообщил.
———————————————————
Обернувшая скандалом в соцсетях и резко негативной реакцией активной части общества история с освобождением попавшей в плен в Мариуполе нацистки из «Азова» Юлии Паевской по кличке «Тайра» стала хорошим поводом поговорить не сколько о тонкостях и подводных камнях процедуры обмена и сопутствующих ей переговоров (эта тема вообще отдельная и узкоспециальная), сколько о более глобальных вещах. В частности, об алгоритмах отношений общества и генерируемого им общественного мнения с властью. Как на Украине, так и в России, — пишет Политнавигатор.
Для затравки разговора – две важные цитаты. Одна – известного обитателям соцсетей бывшего одессита Игоря Димитриева:«Обмен «Тайры» хорошо иллюстрирует разницу в отношении к общественному мнению в двух странах – России и Украине. На Украине стараются отвечать на общественный запрос. Ну, то есть, общество ждёт хоть минимальной «перемоги», и ему, обществу, дают одну из числа тех перемог, которые общество примет. В целом спикеры говорят то, что от них хотят услышать.


В России же наоборот – решения часто принимают из скрытых мотивов, а потом обществу поясняют, как к этому нужно относиться. Общественное мнение воспринимается в целом не как руководство к действию, а как вызов, перед которым власти нельзя прогибаться».
А теперь, пару слов о самой обменянной (на всякий случай, для тех, кто еще в танке): парамедик со стажем, много лет работавшая прикрытием для легализации на Донбассе иностранных наемников, попадавших на фронт в качестве сотрудников гуманитарных миссий или медицинских волонтеров. Подозревается в убийстве семейной пары мариупольцев на глазах у их детей с целью выскользнуть из окружения под видом беженки. На чем, собственно и погорела.