Павел Дуров рвется в бой с SEC

Бизнес

Павел Дуров рвется в бой с SEC

Начало года выдалось горячим для Павла Дурова и его команды, в начале января основателя Telegram допрашивали в общей сложности больше 16 часов. 
21.01.2020

А уже 15 января SEC и Telegram выступили со взаимными ходатайствами, попросив суд рассмотреть дело в ускоренном порядке. Это значит, что развязка близка, а оба участника процесса верят в свою победу. Самое время разобрать позиции сторон, ведь от исхода этого дела во многом зависит, обретут ли криптовалюты вторую жизнь.

Коротко напомним суть спора. Главный спорный вопрос — чем считать криптовалюту Дурова Gram. Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) пытается доказать, что это ценные бумаги, а Telegram, привлекая инвесторов, нарушил американские законы, так как не зарегистрировал размещение. Telegram возражает, что ничего не нарушал, так как Gram — не ценная бумага, а валюта.  

Судить о том, чьи позиции в суде сильнее, — непросто. SEC в последнем раунде разбирательств представила переписку сотрудников Telegram, которая, по мнению регулятора, доказывает, что они сами считали Gram ценной бумагой. А еще — свидетельства того, что команда TON знала о хождении Gram на вторичном рынке и даже платила фондам и компаниям комиссии за то, что те находили новых покупателей для еще не выпущенной криптовалюты. 

Telegram продолжает настаивать, что считать Gram ценной бумагой нельзя, потому что в отличие от акций он не дает никаких прав на доли ни в Telegram, ни в блокчейн-платформе TON, а вознаграждение фондам Павел Дуров платил не за перепродажу Gram, а за поиск новых инвесторов для реализации проекта. 

Теперь все зависит от того, чью концепцию примет суд и посчитает ли он доказательства SEC достаточными для обвинения. Если суд удовлетворит ходатайства об ускоренном судопроизводстве, ответ мы узнаем довольно скоро. 

Что рассказал Дуров

The Bell нашел показания Павла Дурова в Дубае — по крайней мере, самую полную версию из всех доступных. Но и из нее вымарано довольно много важных деталей — вероятно, из соображений конфиденциальности. Впрочем, благодаря этим материалам мы все равно узнали много нового о том, как проходило размещение TON. Подробно об этом — читайте у нас на сайте. Здесь — краткий пересказ. 

Зачем Дурову понадобились деньги. До 2018 года Дуров, по его словам, инвестировал в Telegram то, что заработал от «своевременной» продажи «ВКонтакте», и не видел в этом больших проблем. «Я не из тех, кому нужна недвижимость…» — объяснял он на допросе. Но с 2013 года Telegram только требовал денег, а отдачи не приносил. Блокчейн-платформа TON показалась Дурову самым удачным вариантом монетизации мессенджера.

На что пошли $1,7 млрд — столько Дуров привлек у инвесторов для разработки блокчейн-платформы TON. На TON и одновременно на Telegram Дуров потратил около $218 млн из $1,7 млрд. Расходы на оба проекта он не делит — ведь и TON, и Telegram разрабатываются одними и теми же людьми и работают на одних серверах и оборудовании. На оборудование ушло больше 40% из потраченного, или около $87 млн, а с октября прошлого года на сервера и сопутствующие расходы команда потратила еще $10 млн.

Зачем было продавать Gram широкому кругу инвесторов. Чтобы блокчейн после запуска работал стабильно, ему нужно больше 20 валидаторов — участников платформы, которые заверяют транзакции. Стать валидатором в TON может только участник как минимум со 100 тысячами Gram, который к тому же примет участие в специальном аукционе. Сама команда Telegram валидаторами становиться не планирует. 

Зачем Telegram платил фондам. Дуров признал, что Telegram платил вознаграждение фондам — Da Vinci и Gem Capital (оба фонда являются инвесторами TON), но не как андеррайтерам, а как компаниям, которые помогали Telegram искать новых инвесторов (Дуров называет это finders fees). 

Кто работает в Telegram. Около 30 человек, большинство из которых — программисты. Практически все разработчики работают одновременно над развитием мессенджера и над блокчейном. 

Когда будет запущен TON. Дуров говорит, что блокчейн был полностью готов к запуску в срок, то есть к началу октября, — и был бы запущен, если бы не вмешательство SEC. Сейчас команда проекта сосредоточена на его тестировании к концу апреля, а параллельно разрабатывает дополнительные сервисы (хотя и не брала на себя таких обязательств перед инвесторами). В числе этих сервисов: TON VPN, TON Storage and TON Proxy. 

Позиция Telegram в суде

Telegram раскрывает свои аргументы в меморандуме, который приобщен к материалам года. По мнению компании, SEC в этом деле превышает свои полномочия: регулировать Gram как валюту должен другой регулятор — Комиссия по торговле товарными фьючерсами США (CFTC). Telegram настаивает, что признавать Gram нужно именно криптовалютой, а не ценной бумагой, потому что он не дает ни права на дивиденды, ни доли в какой-либо компании. 

Более того, его цена после выпуска будет зависеть исключительно от ситуации на рынке, а не от усилий команды Telegram, которая, по условиям размещения, вообще может перестать работать над проектом после его запуска. «Это как в случае с архитектором: он конструирует небоскреб, но не может знать, что будет происходить с ним после этого», — приводится пример в документах. Telegram не отрицает, что инвесторы рассчитывают на прибыль от покупки Gram после запуска блокчейна. Но она будет зависеть только от желания многих людей покупать или продавать Gram, а не от усилий команды разработчиков. 

На руку Telegram — более ранние решения самой SEC, считают юристы Дурова. Комиссия по ценным бумагам уже признала, что аналоги Gram — биткоин и эфир — это не ценные бумаги. Также Telegram настаивает на том, что не проводил публичное ICO, а все инвесторы проекта — опытные и искушенные люди и фонды, прошедшие тщательную проверку. Всех инвесторов Telegram предупреждал, что не считает Gram ценной бумагой, и не регистрировал размещение в SEC — и это регуляторный риск, который они должны осознавать.

Из меморандума и показаний Павла Дурова также следует, что команда Telegram знала о существовании вторичного рынка Gram, но всячески эту практику порицала, а также требовала от своих инвесторов подписать соглашение о том, что перепродажа валюты до запуска блокчейна запрещена.

Позиция SEC

В меморандуме SEC в качестве доказательства опубликованы выдержки из переписки сотрудников Telegram между собой и с инвесторами. Регулятор считает, что компания и ее основатель с самого начала считали ICO заменой продажи доли в компании, а маркетинг и продажи Gram были неотличимы от маркетинга и продаж ценных бумаг.

В письмах инвесторам сотрудники Telegram говорили именно о «продаже Gram», а не о «продаже долей в праве приобретения Gram», пишет SEC. В марте 2019 года сотрудник Telegram Шьям Парех в переписке с инвестором прямо назвал Gram «ценными бумагами» (securities), написав, что инвестфонд, запросивший 72,8 млн токенов, имеет «полное право на такие ценные бумаги», и употреблял это словосочетание и после.

Telegram продвигал токены как ценные бумаги опытным инвесторам, а те в свою очередь воспринимали их как инвестиции, схожие с инвестициями в ценные бумаги, считают в SEC. Более того, компания знала о существовании вторичного «серого» рынка Gram и активно интересовалась ростом котировок на нем. Этим занимался советник Telegram по инвестициям Джон Хайман, отправлявший информацию Павлу Дурову и вице-президенту по развитию Telegram Илье Перекопскому, утверждает SEC. В одном из писем говорится, что Gram стоит уже 70–90 центов, а посредники берут 7–15%.

Более того, SEC утверждает, что Telegram платила комиссионные соглашения брокеру «Атон»: речь шла о комиссии в 10% от валовой выручки за привлечение новых инвесторов. Аналогичное комиссионное соглашение у Telegram было с фондом Da Vinci Capital и еще одно — со Space Investments, уже на 15% от валовой выручки.

Что дальше 

Пока неясно, примет ли суд прошение об ускоренном рассмотрении дела. Слушания назначены на 18 февраля. Как правило, суд в порядке упрощенного производства в США длится не больше трех месяцев. Но статистика по таким делам неутешительна для Telegram: суды удовлетворяют порядка двух третей исков. 

Fun fact

Из материалов дела мы также узнали, почему Дуров назвал свою криптовалюту Gram. Ответ на этот вопрос содержится в переписке Дурова с Александром Тамасом, бывшим управляющим директором Mail.Ru Group и советником DST Юрия Мильнера, а сейчас — основателем фонда Vy Capital. В момент придумывания TON Дуров и Тамас встретились за ужином, разговор зашел об эзотерике и LSD, следует из письма Дурова (в тексте написано LCD, но контекст не оставляет сомнений в том, что имелся в виду психоделик). В том же письме Дуров пишет, что сначала хотел назвать валюту ton, но потом подумал, что gram тут подходит гораздо лучше: если название будет таким легковесным, пользователям будет психологически проще тратить свои монеты (подумаешь — какой-то грамм). Тамас ответным письмом выбор одобрил, отметив, впрочем, что обычно люди в этих вопросах оперируют не граммами, а «дозами» (стандартная доза LSD составляет несколько десятков миллионных грамма. — The Bell).