Отечественная космонавтика оказалась не готова к форс-мажору на МКС

Отечественная космонавтика оказалась не готова к форс-мажору на МКС

Из ЦУП на МКС передали рекомендации по экстренной эвакуации российского экипажа на повреждённом «Союзе МС-22». Иного решения у этой задачки, похоже, нет – на МКС находятся семь человек, но уцелевший американский Crew Dragon, пристыкованный к станции, вмещает лишь четырёх. Выходит, спасутся не все?
Пожалуй, не так уж важно, что послужило причиной аварии на «Союзе». Версии о столкновении корабля с космическим мусором или обломком метеорита, конечно, приоритетны, раз уж их озвучили в ЦУП по горячим следам катастрофы. Но как-то уж слишком снайперски инородное тело угодило в 10-сантиметровую трубу радиатора. Накануне аварии Земля проходила через метеорный рой Геминиды, хотя это только такое название – «рой», а на самом деле один метеор приходится на тысячи и десятки тысяч кубических километров пространства. Вот и считайте, какова вероятность, что какой-то осколок угодит в корабль, – околонулевая. Потому-то, признаться, большее доверие вызывает неофициальная версия о некачественном изготовлении контура. Были уже «дырочки в обшивке» «Союза МС-09», из-за которых произошла разгерметизация, помним. Выводов, похоже, никто не сделал. Но сейчас речь не об этом, а о том, как эвакуировать космонавтов.
Ничто, как говорится, не предвещало: 15 декабря космонавты Сергей Прокопьев и Дмитрий Петелин должны были выйти в открытый космос для переноса радиатора манипулятором ERA с модуля «Рассвет», чтобы переустановить его на модуле «Наука». Во время подготовки к выходу, когда космонавты переключали скафандры на внутреннее питание, на пристыкованном к МКС «Союзе» случилась нештатная ситуация. Видеотрансляция NASA зафиксировала бьющий из корабля фонтан жидкости. Экипаж доложил на Землю о резко упавшем давлении в системе охлаждения. На станции находились семеро – трое наших, трое американцев и японец.
Согласно инструкциям в ситуациях, подобных той, что случилась – с фонтаном из технической жидкости, бившей в открытый космос, – экипажу предписывается экстренно покинуть станцию на корабле-спасателе, пристыкованном к МКС. Именно так должен был поступить экипаж при разгерметизации «Союза МС-09» в 2018 году. Но тогда не стали пороть горячку, пробоину успешно «залатали» и всё обошлось. А сейчас починить радиатор в похожем режиме едва ли удастся. Заварить пробоину в открытом космосе сложно, но
можно, уверяют специалисты. А вот закачать в него техническую жидкость – увы. Высокоточной заправочной станции, как на Земле, в космосе нет. Потому предлагается охлаждать внутренний контур, хотя нет гарантии, что температура вновь не поднимется с 30 до 50 градусов, а то и выше. Следует понимать также, что опасность таится не в одном критическом перегреве. Повреждённая система охлаждения «Союза» – ключевая для обеспечения жизнедеятельности экипажа, не менее важная, чем система снабжения воздухом. В космосе холодно. Но прямые солнечные лучи могут «прожарить» корабль, как сковородку. А попади он в тень – наступит ледяной холод. Человеческий организм такие «качели» не выдержит.
Говорят, что похожей аварии ещё не было за всю историю космонавтики. И хотя специалисты заверяют, что «корабль полностью герметичный» и «самостоятельно сесть он сможет», их дальнейшие разъяснения (мол, время посадки следует скорректировать таким образом, чтобы спуск происходил в тени, а не в солнечных лучах) как бы подспудно намекают, что проблема имеется. Если, конечно, за космонавтами, застрявшими на орбите, не отправят «Союз МС-23». Но тогда им придётся ждать до марта. Быстрее – никак. А про скорректированный спуск – это лотерея. Американцы, помнится, свою орбитальную станцию «Скайлэб» уронили в Австралии – вместо Индийского океана. Мы же в советские времена действовали наверняка: когда в 1985 году с «Салютом-7» оборвалась связь (тогда, кстати, тоже уверяли, что из-за снайперского попадания метеорита), на орбиту отправили двух мастеров форс-мажорного приземления – Владимира Джанибекова и Виктора Савиных. Но говорят, что специалистов такого класса у «Роскосмоса» нынче нет.
Окончательное решение касательно спуска на Землю российского экипажа пока не принято, сообщает представитель «Роскосмоса» Сергей Крикалёв. Космонавты вернутся то ли на повреждённом аппарате, то ли на новом, но – не раньше весны. А больше – никак, разве что угнать у американцев их хвалёный Crew Dragon.
Про угон, как вы понимаете, была шутка, но в каждой шутке есть доля правды – их многоразовый Crew Dragon вполне может стать нашей палочкой-выручалочкой. Если, конечно, руководство «Роскосмоса» решится на такой шаг. Решение-то политическое, как ни крути. Американцы такие-сякие, вечно строят нам козни, а тут, понимаешь, протягивают руку помощи. Между прочим, уже протянули – на прошлой неделе российские космонавты начали подготовку к выходам в открытый космос с американского сегмента МКС. Кстати, американцы выходят в открытый космос вдвое, а то и втрое чаще наших. Это так, для справки. А ещё в прошлом году «Роскосмос» и NASA заключили контракт по оказанию услуг в инженерной поддержке функционально-грузового блока «Заря» на МКС. И там есть такой пункт – «подготовка российских космонавтов к внекорабельной деятельности и робототехнике на американском сегменте станции». В свою очередь, «Роскосмос» готовит американских астронавтов к реализации перекрёстных полётов, а также оказывает поддержку персоналу NASA при работе американских специалистов на космодроме Байконур во время пусков. Отрадно, что похолодание между Москвой и Вашингтоном никоим образом не отражается на космических программах двух стран. И, кстати, в NASA подтвердили, что агентство «вместе с «Роскосмосом» изучает варианты возвращения» российского экипажа на Землю. Может, и не зависнут наши до весны на орбите. Впрочем, в «Роскосмосе» успокаивают: «Союз МС-23» могут отправить за космонавтами немного раньше, примерно с 19 февраля.
Тем не менее возникает вопрос: почему же в «Роскосмосе» заранее не проработали такую нештатную ситуацию? Лётчик-космонавт Михаил Корниенко разъяснил, что отрабатывалась ситуация отказа насоса, «гоняющего» теплоноситель под обшивкой: один отказал – переключились на другой. Но о том, что «выбьет» теплоноситель, даже речь не шла. «В таких случаях как насосы ни меняй, они ничего гонять не будут, вот в чём беда». По инструкции следует отстыковаться от станции и попытаться сесть на ручном управлении, но, как выясняется, на Земле и эту нештатную ситуацию экипаж не отрабатывал: аппаратура, отвечающая за посадку, как выразился Корниенко, «без охлаждения может дурить». И вот гадай теперь, выдержит ли пробитая обшивка «Союза» проход через атмосферу Земли или нет? Корниенко заверяет, что проверять это на практике не следует, слишком велик риск. А как же экспертное мнение о «герметичной обшивке» и «возможной посадке»?! А никак, разводит руками лётчик-космонавт. Только и остаётся отцепить аварийный «Союз» от станции, чтобы тот сгорел в атмосфере. Новый «Союз» готовится максимум три месяца. Но впредь неплохо было бы скорректировать систему предполётной подготовки, раз уж нештатные ситуации, подобные нынешней, стали возникать с пугающей периодичностью.