Особенности кемеровского расследования

Особенности кемеровского расследования

Стражи закона не усмотрели в действиях следователей, выбивавших из Андрей Закурнаева нужные показания, состава преступления.

В Средние века, как известно, инквизиция отправляла на костер подозреваемых в ереси. Но доказать факт ереси было не всегда просто. Поэтому бил придуман следующий способ допроса: подозреваемому клали на ладонь кусок раскаленного железа. Считалось, что если человек невиновен, то он не обожжет руку. А если врет, что не замешан в ереси, то получит ожоги. Значит, точно еретик. Понятно, что применение такого «детектора лжи» позволяло следователям-инквизиторам причислить к еретикам кого угодно и терроризировать население.

На первый взгляд такие истории – пережиток далекого архаичного прошлого. Но у средневековых инквизиторов есть достойные продолжатели традиций в наш космический век. Например, в Кемеровской области, вызвала резонанс история о том, как следователи применяют методы доказательства вины подозреваемого немногим отличающиеся от средневековых. Познакомим читателя с подробностями.

Искусство получать показания по-кемеровски

«Оперативный сотрудник вышел и вернулся с пакетами, держа наручники в руках приказал мне лечь на пол лицом вниз. Я с трудом лег на пол, так как, был на этот момент уже сильно избит и болело все тело, он завел мне руки за спину и застегнул на них наручники, надел пакет мне на голову и начал душить, а другие оперативники в процессе моего удушения стали наносить мне удары по спине, сбивая мне дыхание и не давая возможность дышать. При этом всю эту пытку контролировал Владимиров С.П., считая секунды и произнося слова пять, десять, пятнадцать, двадцать, чтобы не дать возможность оперативным сотрудникам меня придушить, так как я в процессе этих пыток терял сознание с пакетом на голове. Когда я приходил в сознание от ударов ладошками по лицу то, мне сразу накидывали пакет на голову и продолжали душить. В процессе продолжительной пытки я начал прокусывать пакеты, сотрудники это поняли потому, что я стал выдерживать более 20 секунд, и стали надевать мне на голову двойные пакеты, задавливая рот рукой, не давая мне возможности прокусить эти пакеты».

Это фрагмент из открытого письма Андрея Закурнаева, в котором он описывает как оперативники выбивали из него признательные показания на брата. После многочасовых пыток описанным способом, Андрей Закурнаев все же согласился дать показания, которые от него требовали. Потому, что в противном случае его могла ждать печальная участь, которую живописал один из пытавших: «Владимиров С.П. мне сказал: «Если ты не скажешь следователю, те показания, которые я тебе сказал, то мы тебя придушим, нальём тебе водку в глотку и скинем в реку!».

Пикет Андрея Закурнаева возле здания Следственного комитета РФ

Пикет в поддержку Андрея Закурнаева здания Генеральной прокуратуры

Бегущий от круговой поруки

После того, как Закурнаев согласился дать требуемые показания, по его словам, ему велели умыться. Оперативные сотрудники Владимиров С.П. и Пугачев Д.Ю. отвезли Закурнаева в травмпункт, где доктор Игнатьев В.В. выдал справку, что «данных за травму нет». Позднее на судебном заседании Игнатьев заявил, что проводил осмотр с расстояния 2-3 метра. Другими словами, доктор подстелили себе соломку на всякий случай: если докажут факт избиения, то якобы он не заметил с такого расстояния. Странный доктор, который проводит осмотры на расстоянии. Но заявления Игнатьева позволяют предположить, что опыт «сотрудничества» с оперативниками у него немалый и он знает как формально уйти от ответственности.

Пикет против круговой поруки силовиков в Кемеровской области возле здания Совета Федерации

Однако на следующий день после допроса, 21 октября 2015 года, Андрей Закурнаев, согласно его рассказа, обратился в МБУЗ «ГКБ № 3 М.А. Подгорбунского» для проведения объективной медицинской экспертизы и лечения полученных травм. В этом учреждении он проходил лечение с 21-го по 30-ое октября 2015года с диагнозом: сотрясение головного мозга. Перелом костей носа. Ушибы, гематомы мягких тканей головы, лица, грудной клетки, верхних конечностей, поясничной области.

Несмотря на очевидные факты, СУ СК РФ по Кемеровской области вместе с прокуратурой Кемеровской области не усмотрели в действиях своих коллег состава преступления. Андрей Закурнаев подавал жалобы, но следователь новокузнецкого СК Алина Железко вынесла 14 отказов в возбуждении уголовного дела. Поняв, что на местном уровне правды не добьешься, Закурнаев отправился в Москву и обратился с жалобой в Генеральную прокуратуру РФ.

Уголовное дело в отношении должностных лиц, сотрудников полиции, находящихся при исполнении, было возбуждено. В настоящее время идет судебное разбирательство, исход которого пока трудно предсказать. Круговая порука пустила глубокие корни в Кемеровской области. Другими словами, фактически имеет место укрывательство при пособничестве местных правоохранителей и чиновников. Следователи-«инквизиторы» проходят свидетелями по делу, в котором они должны быть обвиняемыми. Даже элементарная логика не соблюдается, не говоря уже о букве закона. Свидетелями чего могут быть оперативники, которые избивали Закурнаева? Собственных преступных действий? Но это абсурд, который ни в какие ворота не лезет.

Федеральный центр начал процесс зачистки в регионе, но разгребать «авгиевы конюшни» в местных правоохранительных органах предстоит еще очень основательно.

moscow-post.com