Оппозиция в собянинском огороде

Власть

Оппозиция в собянинском огороде

Мосгордума стала самым оппозиционным парламентом в стране.
25.03.2020

В марте в России прошла кампания по одобрению региональными парламентами поправок Владимира Путина в Конституцию. В Москве против них проголосовало 13 депутатов Мосгордумы — это примерно треть от их общего количества: всего в Мосгордуме 45 кресел. Теперь это самый оппозиционный российский парламент: ни в Госдуме, ни в других региональных заксобраниях не было такого протестного голосования по поправкам. В сентябре прошлого года 20 из 45 депутатов Мосгордумы были избраны по модели «Умного голосования» Алексея Навального. Однако за несколько месяцев заметная часть прошедших в думу депутатов оказалась на стороне мэрии, а у слишком рьяных оппозиционеров появились проблемы с партиями, которые их выдвинули на выборы. Спецкор «Медузы» Андрей Перцев рассказывает, как мэрия попыталась встроить новоизбранных оппозиционеров в вертикаль власти.

Деление умной двадцатки

Заседание, на котором Мосгордума рассмотрела поправки в Конституцию и решением большинства депутатов все-таки поддержала их, превратилось в перформанс. Дарья Беседина из «Яблока» пришла на сессию в футболке с надписью «öбнулись» и предложила внести в главный закон страны около 50 абсурдных поправок. По одной из них, например, семья объявлялась союзом «мужчины, женщины и собаки», по другой — Владимира Путина следовало назвать в Конституции «яркой звездой», в третьей Беседина напоминала, что «скоро умрут последние коты, родившиеся не при В. В. Путине». Некоторые провластные СМИ попытались сделать демарш Бесединой главным событием заседания, однако ключевым его итогом стало протестное голосование: 13 из 45 депутатов проголосовали против президентских поправок, еще 4 воздержались. Для сравнения: в российской Госдуме против поправок в третьем чтении не проголосовал ни один депутат.

Теоретически голосовавших против поправок в Мосгордуме могло быть еще больше: на выборах в московский парламент в сентябре 2019 года в 20 округах кандидаты от власти проиграли политикам, поддержанным стратегией «Умного голосования» (УГ) основателя Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. После того как большинство демократических кандидатов не были допущены до выборов, он предложил москвичам поддержать самого популярного оппозиционера в своем округе (выборы в столичный парламент проходят только по округам). Таковым считался представитель любой — кроме «Единой России» — партии, чей кандидат на выборах 2014 года выиграл у кандидата власти либо занял второе место. Как правило, таковыми были выдвиженцы КПРФ — в итоге коммунистов в новом составе Мосгордумы оказалось 13. Также победу над ставленниками мэрии одержали четыре выдвиженца от «Яблока» и три — от «Справедливой России». Многие из новоизбранных депутатов были мало известны избирателям: справоросс Александр Соловьев, как отмечали наблюдатели, и вовсе должен был стать лишь «спойлером» для своего тезки, бывшего главы «Открытой России» Александра Соловьева (последний в итоге был снят с выборов). В число кандидатов «Умного голосования» попали и вполне лояльные к администрации города коммунисты Николай Губенко и Леонид Зюганов, в чьих округах не были выдвинуты ставленники власти.

Сами избравшиеся депутаты оценивают роль УГ по-разному. «Она, несомненно, велика и позитивна, хотя, конечно, различна в разных округах. Даже я, баллотировавшийся в своем родном округе при поддержке всех оппозиционных сил, признателен „Умному голосованию“, которое не дало завозному спойлеру отобрать у меня слишком много голосов. Что уж говорить о моих коллегах по фракции, которые не вели кампаний и стали депутатами исключительно благодаря тому, что УГ указало на них пальцем!» — не скрывает удовлетворения в разговоре с «Медузой» бывший глава фракции справороссов в Мосгордуме Михаил Тимонов. Коммунист Евгений Ступин также признает, что идея Навального помогла ему избраться. У главы фракции КПРФ Николая Зубрилина противоположное мнение. «„Умное голосование“ никакой роли не сыграло — например, [режиссер и депутат Мосгордумы] Николай Губенко выиграл бы выборы и без всякого „Умного голосования“. Может, кому-то оно помогло, дало зацепиться за лишние сто голосов, но это не решающая роль. В 2014 году никакого „Умного голосования“ не было, а мы выиграли в восьми округах, просто во многих из них результаты потом подтасовали», — убеждал он корреспондента «Медузы». Глава фракции «Яблока» Максим Круглов тоже не считает, что победил благодаря УГ. «Мой отрыв от кандидата от власти Натальи Починок составил практически 20%. Здесь скорее одним из решающих факторов стала наша коалиция с кандидатом Сергеем Цукасовым — его несправедливо, по надуманным основаниям сняли с выборов — после чего он принял решение поддержать меня и мы выступили коалицией», — объясняет он «Медузе». Лидер фракции «Справедливой России» Магомет Яндиев предполагает, что «Умное голосование» внесло «большой вклад» в победу оппозиционных кандидатов, в том числе и его собственную.

Почти сразу мэрия попыталась переманить на свою сторону политических новичков. Процесс начался успешно. Справоросс Магомет Яндиев и его коллега по фракции Александр Соловьев оказались в числе депутатов, выдвинувших в спикеры бывшего председателя Мосгордумы, единоросса Алексея Шапошникова — хотя на выборах Яндиев при поддержке оппозиционера Ильи Яшина победил провластного кандидата, проректора ВШЭ Валерию Касамару.

Это же сделал и коммунист Николай Губенко, притом что у фракции КПРФ был свой кандидат на пост спикера — Елена Шувалова. Шапошников набрал 28 голосов (кроме провластных парламентариев за него голосовали Губенко, Яндиев и Соловьев), Шувалова — 11, еще шесть человек, включая фракцию «Яблока» в полном составе, испортили бюллетени. Для избрания Шапошникова хватало голосов 25 депутатов из пула мэрии (формально все они были самовыдвиженцами, но большинство потом вошло во фракцию «Единой России»). При этом городским властям было важно, что их ставленника официально выдвинули и поддержали не только единороссы, но представители других фракций, утверждает источник, близкий к мэрии. «У меня как к людям к никому из двух выдвинутых кандидатур вопросов не было, был вопрос профессионализма. Здесь не надо голосовать по корпоративному признаку — „наши — не наши“, „оппозиция — не оппозиция“, поддерживать обязательно оппозиционера, только потому что он оппозиционер», — назвал «Медузе» мотивы своей поддержки Алексея Шапошникова Магомет Яндиев.

Илья Яшин, тем не менее, о поддержке самого Яндиева на выборах не жалеет. «Он и был темной лошадкой, сложно сразу судить о его взглядах. Выбора [кого поддерживать] ведь не было — либо Касамара, либо кто-то из набора зарегистрированных кандидатов. Сначала я поддержал коммуниста, его сняли, остался [Михаил] Конев, элдэпээровец, которого никто не видел, он был вообще неизбираем. Оставался Яндиев. Я понимал, что [из мэрии] к нему пойдут к первому, чтобы дискредитировать „Умное голосование“. Я надеялся, что у него хватит воли, но нет», — разводит руками Яшин. 

Несмотря на значительный перевес Шапошникова, простым его избрание не было: дискуссии и голосование затянулись больше чем на восемь часов. Такая продолжительность заседания, небывалая для прежних созывов московского парламента, станет для нового созыва нормой. Например, на следующем заседании депутаты должны были рассматривать рутинный для заксобрания вопрос — назначение мировых судей. По повестке на него отводилось 15 минут, но споры затянулись примерно на два часа. Представлять кандидатов в судьи пришла председатель Мосгорсуда Ольга Егорова. Ей пришлось слушать вопросы о приговорах московских судей по делам о якобы проходивших в Москве летом 2019 года массовых беспорядках.

Коммунист Евгений Ступин спросил о том, был ли наказан судья Алексей Криворучко, который дал 3,5 года лишения свободы актеру Павлу Устинову, а позже апелляционная инстанция изменила это наказание на условный срок («Я могу вам ответить в другом зале, а сейчас к вакансиям [мировых судей] это отношения действительно не имеет», — отвечала Егорова). «Яблочница» Дарья Беседина заявила Егоровой, что «суды банально штампуют приговоры». Даже телеведущая Наталья Метлина, которая прошла в Мосгордуму при поддержке мэрии, нашла повод для критики: «Не считаете ли вы, что возраст мировых судей слишком низкий? И почему, на ваш взгляд, у нас в судах большинство людей из органов следствия и из прокуратуры, а не из адвокатского сообщества?» Даже по такому сравнительно безобидному вопросу, как назначение мировых судей, 12 депутатов предпочли воздержаться.

Построение вертикали

Мэрия постепенно стала выстраивать в бунтующем парламенте вертикаль управления: депутатам предстояло рассмотреть бюджет города на 2020 год и власти опять-таки не хотелось, чтобы его поддержали только единороссы, формально беспартийные парламентарии и даже примкнувшие к рядам лоялистов два справоросса. Горком КПРФ обязал депутатов от компартии голосовать в третьем чтении в поддержку бюджета, либо в крайнем случае воздержаться. «Московская власть вынуждена считаться с увеличением количества фракции КПРФ в Мосгордуме. Вместо игнорирования любых инициатив коммунистов власть вынуждена была услышать КПРФ и ее депутатов», — так объяснялось решение не противодействовать принятию бюджета в постановлении горкома компартии — за подписью его главы, депутата Госдумы Валерия Рашкина. В числе таких услышанных инициатив были названы предложения по закону «О детях войны», «промышленной политике, науке и архитектуре». В итоге за бюджет проголосовало уже 35 депутатов, семь было против, двое воздержались. В число голосовавших за бюджет попал «яблочник» Сергей Митрохин, он также объяснил свое голосование тем, что мэрия прислушалась к его поправкам (в том числе и по детям войны). «Я чисто прагматически проголосовал за свои собственные поправки, было бы нелогично голосовать против них», — объяснился Митрохин в эфире «Эха Москвы». Нужный результат мэрия получила — на главном московском канале ТВЦ вышел сюжет с заголовком «Бюджет столицы поддержан представителями всех фракций Мосгордумы».

Власть строила вертикаль не только «пряниками», вроде уступок по поправкам в бюджет. В начале декабря лидер КПРФ Геннадий Зюганов пригрозил исключением из партии коммунистке Елене Шуваловой, которая попыталась организовать в Мосгордуме круглый стол в защиту политзаключенных — с участием в том числе оппозиционера Алексея Навального. Мероприятие отменил глава фракции Николай Зубрилин, но Навальный в московский парламент все равно пришел и в кабинете Шуваловой пообщался с четырьмя депутатами от КПРФ. Несмотря на официальную отмену круглого стола, Елене Шуваловой досталось за его организацию от самого лидера КПРФ Геннадия Зюганова. «В новой фракции [КПРФ] оказалась Шувалова, которая организовала провокацию в Мосгордуме. Мы поручили контрольной комиссии расследовать это дело. Если я или фракция подаем заявку, то мы указываем, кто именно будет выступать. В данном случае никто не заявлял, что будет Навальный и иже с ним», — заявил Зюганов на пресс-конференции 3 декабря.

Опять же в декабре бюро горкома КПРФ предложило пленуму горкома исключить Шувалову из партии. До сих пор никаких конкретных действий в отношении депутата руководство московских коммунистов не приняло: она все еще состоит во фракции и в партии. Однако собеседник «Медузы» в горкоме утверждает, что на пленуме, который состоится 4 апреля, Елену Шувалову из партии все-таки исключат.

«Мы не обсуждаем внутрипартийные вопросы в публичном пространстве, мы сами справимся с внутренними проблемами. Зачем давать конкурентам возможность их обсасывать?» — заявил «Медузе» Николай Зубрилин в ответ на вопрос о Шуваловой.

Лишился поста еще один оппозиционер — справоросс Михаил Тимонов. Как самый опытный политик во фракции «Справедливой России» (Тимонов — муниципальный депутат, кроме того, он долгое время занимается наблюдением на выборах), он был назначен ее руководителем. Однако проработать нелояльный справоросс смог недолго — всего два месяца. Уже в декабре пост главы фракции Тимонов потерял — его сместили два других ее члена, Яндиев и Соловьев. «Странным образом мое смещение с поста руководителя фракции произошло немедленно после окончания заседания по бюджету Москвы, на котором мои коллеги по фракции проголосовали в поддержку мэрского варианта, а я создал первый в истории прецедент голосования руководителя фракции Мосгордумы против предложенного бюджета», — уверен в политической подоплеке собственной отставки Тимонов. Его место быстро занял Магомет Яндиев. Новый руководитель фракции уверял «Медузу», что никакой подоплеки в отставке Тимонова не было. «Мы с самого начала договаривались, что Михаил Тимонов как глава фракции согласовывает с нами действия по ключевым вопросам, в том числе по назначению главы аппарата фракции. Он был с этим согласен. Тимонов представил нам одного кандидата на этот пост, мы попросили дать несколько кандидатур. Два месяца этот вопрос не поднимался, потом мы узнали, что глава аппарата назначен. Здесь вопрос нарушенного слова», — сказал Яндиев.

К декабрьскому отчету Сергея Собянина перед Мосгордумой формальная дисциплина внутри фракций была налажена. Для того чтобы заседание не затянулось, возможности каждого объединения (четырех фракций и непартийного объединения «Моя Москва») ограничили тремя вопросами, которые к тому же надо было согласовать в комиссии по организации работы в Мосгордуме. Уточняющие вопросы депутаты задать тоже не могли. Несмотря на это «яблочница» Дарья Беседина задала свой вопрос вне регламента, она поинтересовалась у мэра, чувствует ли он свою ответственность за судьбу пострадавших от силовиков на московских митингах и осужденных якобы за массовые беспорядки. «Конечно, чувствую, — начал мэр, продолжив в другом ключе: — В Москве проходят даже не десятки, а сотни согласованных митингов, на которые приходят миллионы людей. И никого не арестовывают, не задерживают, дубинками не бьют, никаких конфликтов нет. Ответственность за то, что пострадали люди, что произошел такой конфликт, что люди сегодня отбывают сроки, в первую очередь тех провокаторов, которые их погнали туда, которые на легальном абсолютно митинге призвали штурмовать мэрию».

Влияние без влиятельности

Возможности серьезно влиять на политику мэрии у недавно избранного состава Мосгордумы нет: даже если бы все 20 избранных протестным голосованием депутатов выступали против инициатив власти, та все равно могла бы принять любую инициативу силами лояльного большинства. Даже малые дела у парламентариев не всегда получаются. Например, коммунист Евгений Ступин хотел использовать положенную ему служебную машину как социальное такси, но получил из мэрии отказ. «Не получилось, но в мэрии обещали официально снизить стоимость госзакупки по социальному такси», — вздыхает депутат. 

Николай Зубрилин в числе успехов коммунистов называет меры поддержки для детей войны: «До этого мы 12 лет вносили законопроекты по детям войны в Госдуму и три раза в Мосгордуму». Коммунисты подготовили еще три законопроекта, но пока говорить об их содержании рано, чтобы другие фракции не воспользовались этими идеями, добавляет он.

В штабе Алексея Навального говорят, что депутаты Мосгордумы взаимодействуют с ним. «Например, они отправляют обращения по нашим расследованиям, мы постоянно на связи», — говорит глава штаба Олег Степанов. С самого начала оппозиционеры предполагали, что часть депутатов, избранных благодаря «Умному голосованию», перейдет на сторону мэрии, уверяет он. «Если у кандидатов и сил, которые за ними стоят — от системных партий до бизнеса и определенных групп влияния внутри власти, — появится понимание, что договариваться нужно не с чиновниками в кабинете мэрии или администрации президента, а с избирателями на улицах и избирательных участках — это будет победа над монополией „Единой России“», — надеется он.

Главным достоинством нового состава Мосгордумы большинство собеседников «Медузы» называют публичность. Михаил Тимонов с гордостью называет столичное заксобрание «самым оппозиционным российским парламентом». «Здесь теперь стало невозможно тихо протащить антинародное решение», — отрезает он. По словам Ильи Яшина, у «москвичей появилось представительство в Мосгордуме, некоторые депутаты рубятся, как настоящая оппозиция». О «представительстве» жителей города говорит и «яблочник» Максим Круглов. «Мы вернули в парламент дискуссию. Появилась политическая конкуренция, с трибуны Мосгордумы оппозиционно настроенные москвичи теперь слышат свой голос, у них появилось свое политическое представительство. При этом „Яблоко“ старается не просто критиковать все подряд — но и предлагать свои решения многочисленных проблем в жизни города», — рассуждает он.

Магомет Яндиев называет прошлый созыв Мосгордумы «тихим и спокойным», о новом составе депутатов справоросс такого сказать не может. «Но оппозиция бывает разная: одни хотят, чтобы принимались качественные законы, лучше работала власть, а у кого-то другие цели — мешать думе исполнять свои обязанности, срывать рассмотрение вопросов. Им надо сделать все, чтобы власть не могла заработать очки на своих положительных действиях. Во многих московских муниципалитетах не принимаются бюджеты, тормозятся программы ремонта из-за оппозиционных депутатов. Они со стороны даже могут показаться неадекватными людьми, на самом деле это серьезные адекватные люди, просто у них работа такая», — критикует несистемную оппозицию справоросс, который сам себя называет оппозиционером. Приход в Мосгордуму 20 депутатов, избранных в противовес кандидатам мэрии, Яндиев считает плюсом для «Единой России»: «В конечном итоге это в ее интересах — партии власти нужен пинок не только сверху, но и извне. Эту роль выполняет оппозиция, единороссов прессуют на каждом заседании».

Пока победа «Умного голосования» выглядит скорее символической, но и это достижение оппозиционеры считают серьезным. «Если ты расслабился и ничего не делаешь, то власть понимает, что для победы надо устранить с выборов оппозиционера и все. А она должна понимать, что даже в этом случае ее кандидат может проиграть. Даже такой Яндиев все равно лучше Касамары. Разочарование у избирателей, конечно, есть, но я говорю: а откуда у вас вообще было очарование?» — настаивает Илья Яшин.