Ольга Варченко сыграла соло на Трубе

Ольга Варченко сыграла соло на Трубе

Почему tinder-скандал с «озабоченным мужем» только усилил позиции Ольги Варченко в ГБР

Изначально идея создания ГБР (Государственное Бюро Расследований) как нового силового органа с чрезвычайными функциями и полномочиями и фактического «клона» ФБР была подсказана украинским властям американскими партнерами, понимавшими лучше нас, что реформировать следственную классику иначе не получится. И практически сразу борьбу за право получить контрольный пакет акций в новом органе развязали несколько мощных украинских кланов. Большая драка между ними началась почти сразу после назначения директора ГБР, которым осенью 2017 г. стал Роман Труба.

Но, по странному стечению обстоятельств, случилось так, что никто из больших теневых игроков так и не получил монополии в новом органе. ГБР из-за взаимных интриг реально оказалось ничьим, и почти без серьезных личных обязательств перед потенциальной армией «смотрящих». Казалось бы, можно писать собственную корпоративную биографию с чистого листа и жестко атаковать всех подряд.

На фото – Роман Труба

Экс-прокурор Роман Труба, который возглавил ГБР якобы по квоте Народного Фронта, и даже какое-то время считался слишком близким к влиятельной партийной связке секретаря СНБО Александра Турчинова и «фронтовика» Сергея Пашинского, быстро понял, что нужно оставаться самостоятельным, насколько это вообще возможно в нынешних условиях. Разумеется, Труба не остался в одиночестве – его тут же попытались обложить компроматом и «дисциплинировать» атаками в медиа. Вполне естественно также, что главный расследователь не мог отказаться от «традиции» интриговать в кулуарах и всем что-то обещать – но лишь обещать, а не делать, чтобы хоть немного снизить уровень давления на ГБР. В общем, Труба изящно петлял между разными группами влияния, и все сильнее обосабливался.

Несколько иначе на эту историю смотрели в «Народном Фронте», ближайшем окружении Президента и даже в Генеральной прокуратуре. Особняком стоял где-то невдалеке и весьма амбициозный главный военный прокурор Анатолий Матиос, рассчитывавший занять место директора ГБР, но проигравший конкурс. Так вот, та же Генеральная прокуратура, которая с появлением «единого следственного окна» превращалась в чистую процессуальную структуру без возможности заниматься собственными оперативными изысканиями, похоже, захотела немного подкорректировать следственную субординацию. А окружение президента, где выделяется влиятельный депутат Александр Грановский, которого его коллега Сергей Лещенко называл «смотрящим» за департаментом расследований в сфере госслужбы и госсобственности ГПУ, давно хотело иметь под рукой орган, способный накопить, отсортировать и легализовать любой «экономический компромат», или же превентивно его зачистить.

На фото – Александр Грановский

Так в считанные дни кулуарная ценность ГБР немыслимо возросла, а сражение за него перешло на новейший уровень. Поговаривают, что у «орлов Грановского» появилась блестящая и очень перспективная идея организовать внутри ГБР собственный «смотрящий кабинет» с расширенными возможностями контроля.

И на эту роль как нельзя подходила первая замглавы ГБР Ольга Варченко, имевшая чрезвычайно доверительные отношения со многими важными персонами в команде президента, и до этого занимавшая должность главы Управления процессуального руководства, поддержки государственного обвинения и представительства в суде департамента по расследованию особо важных дел в сфере экономики ГПУ.

Наблюдателям казалось, что Варченко способна обеспечить быстрое превращение ГБР в «личный орган» Грановского. Но, по странному стечению обстоятельств, Роман Труба отказался добровольно превращаться в свадебного генерала. Кого и почему могло разозлить поведение Трубы, которое ломало идеальную схему контроля – вопрос, скорее, риторический.

Дальше все пошло по стандартному в Украине сценарию. Компромат, попытка дискредитации, жесткие атаки через СМИ. Это не работало, и тогда его оппоненты решили сыграть нетрадиционно, устроив грандиозный скандал и резко ослабив директора ГБР. Как указывают источники «ОЛИГАРХА», для этого была разработана целая игровая комбинация со множеством ответвлений (через посредников были наняты для исполнения заказа множество PR-субподрядчиков, которые а принципе не понимали, на чьей стороне они играют, и что это вообще за игра).

Кульминация случилась в тот момент, когда Варченко таки продавила решение провести ключевые назначения исполнителей (кандидатов на руководящие должности в центральный аппарат и территориальные управления ведомства) – очевидно, с прицелом на то, что они будут благодарны за карьерный рост со всеми вытекающими последствиями. Для этого она отменила назначенный Трубой конкурс для 27 кандидатов (глава ГБР их длительное время не согласовывал из-за отсутствия результатов проверки на полиграфе) в начале ноября прошлого года, после чего было заявлено, что все они могут быть назначены на рекомендуемые должности. По мнению экспертов, такой ход мог преследовать цель сделать костяк ГБР лояльным прежде всего Варченко, а не Трубе.

Впрочем, достаточно быстро выяснилось, что это не просто нарушение субординации, но и фактически разрушение новосозданного органа. После этого Варченко было впору готовиться к спешному и позорному уходу из ГБР, что могло обнулить позиции ее покровителя. Как указывают источники «ОЛИГАРХА», чтобы замять ситуацию и перевести стрелки, была придумана коварная история с «агрессивным мужем» Варченко, девушкой-разоблачительницей по фамилии Бурейко, которую якобы хотели жестоко и извращенно принудить к близости, отрубленными куриными лапками в подарочной коробке и сайтом для секс-знакомств Tinder).

Эта история выглядит просто только на первый взгляд – на самом же деле она была иезуитски добротно продумана. Ключевым коммуникатором, сводящим воедино все элементы будущего скандала, оказался юноша по имени Владимир Коваль, долгое время работавший в специальной медиа-группе Грановского, которую возглавляла Екатерина Рощук. Накануне «операции» Коваль якобы сильно разругался с командой Грановского и ушел на вольные хлеба компроматчиков. Однако изначально было понятно, что сам по себе Коваль – слишком мелкий персонаж для организации столь серьезной операции, и что он абсолютно неизвестен рынку.

Никто не поверит в такую историю, поэтому и родилась идея все «списать» на небезызвестного Владимира Петрова, широко популярного в любых кругах специалиста по специфическому пиару. Почему именно он? Во-первых, незадолго до Tinder-скандала он очень активно прессовал ту же Варченко, доказательно разоблачая несоответствие ее доходов уровню ее расходов. По слухам, Петров сильно доставал Грановского, с которым встречался за несколько недель до своего задержания, и от сотрудничества с которым отказался. Таким образом, налицо и причины, и личная неприязнь с его стороны, и наличие необходимых навыков.

Дальше последовала эффектная история с разоблачением провокации якобы в исполнении Петрова, и последующие уголовные производства. Но и это еще не все следствия. Несмотря на провал изначальной попытки Варченко добиться усиления своих позиций, она теперь выглядит как жертва, и потому точно уже не пойдет на выход из ГБР. Во-вторых, сама по себе попытка Варченко устроить «переворот» осталась на задворках общественного внимания и никто уже не ставит вопрос – «а что это вообще было?» При этом Труба де-факто остается ослабленным, а Петров, который мог угрожать новыми разоблачениями, «ходит» под статьей и сидит под домашним арестом.

oligarh.media