Олега Сорокина ждут тюрьма и полмиллиардный штраф

В Нижегородском райсуде начались прения по уголовному делу в отношении бывшего главы Нижнего Новгорода Олега Сорокина, а также двух бывших сотрудников угрозыска, расследовавших покушение на него, совершенное в 2003 году. Трех арестантов обвинили в похищении человека под видом «оперативного эксперимента» для раскрытия преступления. В 2004 году милиционеры насильно посадили в машину и вывезли в лес Александра Новоселова, добиваясь показаний на заказчиков неудавшегося убийства. Кроме того, гособвинение попросило признать Олега Сорокина виновным в получении взятки «в виде получения имущественной услуги» и по совокупности статей приговорить его к 12 годам заключения со штрафом 460,8 млн руб. Сроки семь-восемь лет прокурор попросил и для бывших офицеров МВД с лишением их званий. Защита настаивает на оправдании всех подсудимых.

Олега Сорокина, крупнейшего девелопера Нижнего Новгорода, возглавлявшего городское МСУ в 2010–2015 годах, судят вместе c бывшим начальником угрозыска по раскрытию серийных и заказных убийств Евгением Ворониным и оперуполномоченным Романом Маркеевым по событиям 15-летней давности, все трое обвинены в похищении человека.

В декабре 2003 года машину бизнесмена Сорокина заблокировали на загородной трассе, выпустив в нее очередь из автомата. Коммерсант был ранен, при операции ему удалили селезенку. В ходе расследования Евгений Воронин получил оперативную информацию о том, что убийство ради завладения половиной бизнеса на бывшем оборонном заводе «Старт» организовывали тогдашний вице-спикер нижегородского заксобрания Михаил Дикин (он через друзей был партнером по «Старту») и его брат Александр, начальник штаба райотдела милиции.

Чтобы получить показания на них, 27 апреля 2004 года опера угрозыска провели санкционированный начальством «оперативный эксперимент»: под легендой охраны Сорокина в его Mercedes насильно усадили Александра Новоселова, охранника Михаила Дикина и вывезли его в лес. Там испуганный мужчина дал показания, что по заданию братьев Дикиных приезжал в поселок Окский искать и отгонять старый «ВАЗ», которым киллеры перегораживали трассу.

Александр Новоселов заявил, что в лесу его били, душили пакетом, выстрелили над ухом, а Олег Сорокин показывал шрамы на теле и достал топор, грозя отрубить ему ногу.

Поэтому запуганный охранник якобы оговорил своего шефа Дикина.

Братьев Дикиных в 2006 году осудили на длительные сроки за покушение на убийство Олега Сорокина (экс-депутат Михаил Дикин условно-досрочно вышел из мордовской колонии лишь спустя 12 лет). Ход жалобе Александра Новоселова, показания о пытках которого суд в Нижнем Новгороде признал лживыми, был дан только после решения ЕСПЧ о нарушении прав человека. Суд Страсбурга присудил ему €27,5 тыс. компенсации от России за жестокое обращение и неэффективное расследование. После многих лет отказных проверок Олега Сорокина арестовали в декабре 2017 года, позже были арестованы полковник в отставке Евгений Воронин и бывший опер Роман Маркеев. На суде они доказывали, что Александр Новоселов врет о жестоких побоях, а лесной эксперимент проходил в строгом соответствии с законом об ОРД, позволяющим наносить контролируемый вред для раскрытия преступлений.

Эту версию полностью подтвердил и бывший заместитель начальника нижегородского ГУВД генерал Виктор Цыганов, санкционировавший мероприятие (по версии следствия, он был введен в заблуждение подчиненными). В судебном процессе изучалась получасовая архивная запись событий в лесу, на которой Александр Новоселов сидит и пишет показания в салоне машины. Гособвинитель Елена Шкаредная в прениях заявила, что на кадрах рассекреченной оперативной съемки отчетливо видела кровь на губе Новоселова, и никакие российские законы не позволяют удерживать и перемещать человека против его воли. Защита, наоборот, считает, что сделанная в лесу видеозапись полностью подтверждает отсутствие синяков на лице и руках потерпевшего, и следов весенней грязи на одежде.

Олегу Сорокину также инкриминировали получение в 2013 году, когда он был главой Нижнего Новгорода, должностной «взятки в виде услуги» от приятеля Мансура Садекова. По версии следствия, тот через брата заложил в банковскую ячейку личные 30 млн руб. для подкупа руководства ЗАО «Вектрон». Эта фирма подавала жалобы в ФАС и арбитражный суд, оспаривая крупнейший земельный аукцион на 453 га в Нижнем Новгороде, который получила под застройку компания «Инградстрой», аффилированная с Олегом Сорокиным. По данным следствия, отдавая свои деньги, Мансур Садеков решал бизнес-проблему главы города, надеясь взамен получить земельные участки под сеть АЗС. Олег Сорокин опровергал эту версию, отрицая свой личный интерес в «Инградстрое» и получении земли. Его защита доказывала, что под главу города в 2012–2013 годах была совершена неудачная провокация агентами и оперативниками ГУБЭП времен Дениса Сугробова, действовавшими под видом инвесторов. Скрытно сделанные записи встреч и переговоров с Олегом Сорокиным были смонтированы, а Мансур Садеков был ему должен за обман с арендой бизнес-джета, уверяли адвокаты. Допросить в суде самого Мансура Садекова не удалось: он написал, что в Россию возвращаться не намерен, и стороны оперировали его показаниями на следствии. На ключевого свидетеля, директора ЗАО «Вектрон» Александра Беспалова была представлена некая справка о смерти из ростовского морга, вызвавшая уверенность защиты в том, что таким образом легендируют исчезновение полицейского агента.

Гособвинение сочло вину Олега Сорокина и бывших милиционеров полностью доказанной. По совокупности двух тяжких обвинений бывшего главу Нижнего Новгорода попросили осудить на 12 лет колонии строгого режима со штрафом 460,8 млн руб. Для пенсионеров МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева прокурор попросил наказание в виде восьми и семи лет лишения свободы с лишением их званий полковника и подполковника. Защита всех обвиняемых просит их оправдать — завтра адвокаты в прениях продолжат представлять доводы их невиновности. Потерпевший Александр Новоселов вспомнил «дело Дикиных»: он пытался убедить суд, что в 2004 году оговорил их под давлением, и возражал гособвинителю, говоря, что вообще ничего не знал о подготовке покушения 2003 года на Олега Сорокина (его исполнитель не установлен до сих пор.— “Ъ”). Бывший охранник, ныне работающий помощником настоятеля в храме, заявил к троим подсудимым иск о возмещении вреда в общей сумме 8 млн руб., но просил проявить снисхождение к Роману Маркееву, который был в подчинении полковника Воронина и зависел от него по службе.

Добавим, что весь судебный процесс был проведен в максимально сжатые сроки. Нижегородского политика и бывших оперов судили в ежедневном режиме, с 9:00 утра целый рабочий день, заседания иногда затягивались иногда до 20:00–21:00. Защиту, заявившую более десятка отводов судье, ограничивали в предоставлении доказательств и отказывали в многочисленных ходатайствах. Гособвинение отказалось от допроса части свидетелей. Вероятно, большая скорость судебного процесса связана с тем, что в апреле истекает 15-летний срок давности привлечения к уголовной ответственности по обвинению в похищении человека.