Ограбление с банком

Бизнес

Ограбление с банком

Как правоохранители научились расплетать запутанные махинации, и что ждет за границей проворовавшихся банкиров.
27.06.2019

Ограбление банка — популярнейший криминальный сюжет прошлого столетия. В наши дни куда более типична противоположная ситуация — в качестве орудия преступления используется сам банк, с помощью которого реализуются преступные схемы. Тут следует отдать должное российским правоохранительным органам, которые за последние годы все успешнее расследуют преступления в финансовой сфере, и научились расплетать сложные и запутанные денежные махинации. И поэтому проворовавшиеся банкиры, едва запахнет горелым, предпочитают скрыться за границей, не дожидаясь возбуждения уголовного дела. Однако, добиться выдачи укрывшихся на Западе мошенников практически нереально. Центральному банку остается только брать «проблемные активы» под свой контроль и пытаться заткнуть гигантские дыры в их капитале.

Банкир Кремля

Одним из самых громких примеров банкиров-мошенников в новейшей российской истории является Сергей Пугачев. Когда-то клиентами его «Межпромбанка», основанного в 1992 году, были президент Борис Ельцин и члены его семьи. За это Пугачева прозвали «банкиром Кремля». Но запомнился он не только этим — в 2010 году «Межпромбанк» стал крупнейшим банком в истории России, лишенным лицензии. На тот момент его активы составляли 175 млрд руб.

В конце июня 2010 года сообщалось, что банк находится на грани дефолта по своим обязательствам с перспективой отзыва лицензии. Рейтинговое агентство Fitch отмечало, что на конец 2009 года 87% выданных банком кредитов было не обеспечено залогом. Дальнейшая проверка ЦБ РФ выявила причину проблем банка — менеджмент активно занимался выводом средств, выдавая необеспеченные кредиты аффилированным с банком структурам. В июле 2010 года «Межпромбанк» объявил дефолт по еврооблигациям на сумму 200 млн евро, в августе-сентябре получил многочисленные иски от кредиторов на миллиарды рублей, а в октябре банк потерял лицензию. В январе следующего года СК РФ возбудил уголовное дело по факту преднамеренного банкротства «Межпромбанка», а 30 ноября суд признал банк банкротом. Дело было возбуждено по заявлению Агентства по страхованию вкладов, которое являлось конкурсным управляющим банка.

В декабре 2013 года АСВ подало иск в Арбитражный суд города Москвы о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам «Межпромбанка» его руководителей: Александра Диденко, Алексея Злобина, Марину Илларионову и Сергея Пугачева, названный фактическим собственником, определяющим принятые банком решения. Летом 2014 года АСВ добилось ареста активов Пугачева по всему миру в рамках обеспечения иска о привлечении бывшего банкира к ответственности на 75 млрд рублей. Требования конкурсного управляющего о привлечении четырех экс-руководителей банка, в том числе и Пугачева, к субсидиарной ответственности примерно на эту сумму были удовлетворены арбитражным судом Москвы в апреле этого года. Сам Пугачев еще в 2011 году бежал во Францию, где скрывается до сих пор.

И меценат, и мошенник

Другой известный беглый банкир — Борис Булочник, основавший в 1992 г. «Мастер-Банк». Учреждение специализировалось на кредитовании коммерческих организаций и привлечении средств населения во вклады, входило в сотню крупнейших в стране по объему активов и в пятерку по числу собственных банкоматов и выпущенных карт. Булочник, занимавший в 1992-2013 годах пост предправления «Мастер-Банка», вместе с членами своей семьи контролировал 85% его акций. Банкир был известен также как большой меценат — в частности, был ведущим спонсором Международного центра Рерихов.

Но даже это не спасло «Мастер-Банк» — в 2013 году ЦБ РФ лишил его лицензии на осуществление банковских операций в связи с крупномасштабными сомнительными транзакциями, в которые было вовлечено кредитное учреждение. Когда в банк пришли сотрудники правоохранительных органов, Булочник сбежал через черный ход и немедленно покинул страну. Правда по другой версии он покинул Россию ещё за несколько дней до отзыва лицензии. Одно время он проживал в Израиле, а затем переехал в Винницкую область Украины, где, по некоторым данным, находится и сейчас.

В 2014 году банк признали банкротом. Булочник заочно арестован и является обвиняемым по делу о преднамеренном банкротстве «Мастер-Банка». Следствие пришло к выводу, что бывшие члены руководства финансовой организации в течение года выдали заведомо невозвратные кредиты. Они были оформлены на 170 физических лиц и 200 коммерческих организаций, однако следствие установило, что договоры были фиктивными. Ущерб по делу оценивается в 61 млрд руб. В рамках уголовного дела прошли обыски в Международном центре Рерихов, который, как предполагает следствие, использовался для отмывания выведенных из «Мастер-Банка» средств.

Финансовые нарушения в элитных банках

Месяц назад в Мещанском районном суде Москвы начался процесс по делу о крупных хищениях в «Банке Москвы». Сегодня этого банка уже не существует: он был лишен лицензии Центробанком за многочисленные финансовые нарушения.

Еще в 2012 году следственные органы возбудили уголовное дело о фактах хищения денег в этом банке. Среди обвиняемых — бывший президент банка Андрей Бородин. Но, как и Булочник, и Пугачев, он давно сбежал за границу. Заочно Бородин арестован и объявлен в международный розыск, но власти Великобритании отказались выдать его. Согласно обвинительному заключению, бывшие президент ОАО «Банк Москвы» Андрей Бородин, первый вице-президент Дмитрий Акулинин, вице-президент Алексей Сытников, а также их подчиненные Дмитрий Строганов и Борис Шемякин обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 160 УК РФ — в растрате и присвоении вверенного имущества организованной группой в особо крупном размере. Следствие считает, что Бородин и Акулинин с 2008 по 2011 годы похитили более 14,5 млрд рублей. Следователи установили криминальную схему, согласно которой злоумышленники выдавали заведомо невозвратные кредиты и проводили убыточные сделки купли-продажи валюты через подконтрольные организации, не имеющие никакого отношения к финансово-хозяйственной деятельности. По данным следствия, Шемякин является пособником Бородина и Акулинина при незаконном кредитовании акционерного общества. А Сытников, при пособничестве Строганова, обвиняется в растрате валютных средств банка.

В редких случаях, впрочем, нечистых на руку банкиров удается поймать до пересечения границы. В апреле текущего года сотрудники ФСБ и МВД задержали мажоритарного акционера банка «Югра» Алексея Хотина по уголовному делу о хищении 7,5 млрд рублей. Банкира подозревают в совершении преступления, предусмотренного статьей 160 УК РФ («Присвоение или растрата»).

«Югра», основанная еще в 1990 году в Тюменской области, до 2017 года входила в элиту российского банковского бизнеса. По объему активов — она занимала 30 место в стране, по объему вкладов физических лиц — 13. Это был один из самых крупных банков, когда-либо испытывавших проблемы в российском финансовом секторе.

28 июля 2017 года Центральный банк отозвал лицензию у банка «Югра», заподозрив кредитную организацию в выводе активов и манипуляций со вкладами. Руководство банка это отрицало. 10 июля 2017 года по приказу ЦБ в банке была введена временная администрация, которая выявила «дыру» в капитале «Югры» в 143 млрд рублей. Арбитражный суд Москвы 25 сентября 2018 года признал банк банкротом. Его активы на эту дату составили 34 млрд рублей, обязательства — 194 млрд рублей.

Контроль над химическим предприятием

Наконец, довольно необычная история разворачивается сейчас прямо на наших глазах вокруг «Тольяттихимбанка». Его председатель правления Александр Попов был арестован 31 мая нынешнего года. Но причиной стала не «дыра» в капитале или проблемные кредиты, а обвинение по ст. 210 УК РФ — «Организация преступного сообщества или участие в нем».

По версии следствия, «Тольяттихимбанк» обслуживал ОПС, десятилетиями контролировавшем «Тольяттиазот», одно из крупнейших химических предприятий России. Против основного владельца Владимира Махлая, его сына Сергея, бывшего гендиректора Евгения Королева и их швейцарских партнеров Андреаса Циви и Беата Рупрехта было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества. Еще в 2012 году хозяева завода по заниженной цене продавали основную продукцию завода принадлежавшему Циви швейцарскому офшору Nitrochem Distribution AG, который затем продавал аммиак и карбамид на мировом рынке по рыночным ценам. Таким образом, считает следствие, за счет этой разницы с завода было похищено 84 млрд рублей, а госбюджет недополучил не менее 2,5 млрд рублей налогов.

Кроме того, из ОАО «Тольяттиазот» были выведены наиболее ликвидные активы. Самый современный агрегат аммиака, а также производство метанола (вместе с земельными участками) были проданы по цене, заниженной в 100 раз, компании «Томет», принадлежащей контролируемым Циви гонконгским офшорам. Ущерб предприятию и его акционерам составил более 1,9 млрд. Но истинные масштабы деятельности Махлаев и Циви стали ясны только после возбуждения дела по ст. 210 УК РФ: на их счету не только мошенничество, но и отмывание денег, неуплата налогов, подделка документов, и другие тяжкие преступления.

Каждое звено группировки было ответственно за определенный участок «работы». Одна из ключевых ролей в ОПС принадлежала арестованному недавно банкиру Попову, который уже начал давать признательные показания. В «Тольяттихимбанке» он организовал настоящий центр управления международной офшорной сетью. Именно на эти офшорные компании были записаны акции «ТОАЗа», и бенефициарами которых являются Махлаи и Циви. С помощью этих офшоров Попов руководил реализацией незаконных финансовых схем по легализации и обналичиванию денежных средств, часть из которых направлялась на систематические коррупционные цели, позволявшие долгие годы «покрывать» преступную деятельность владельцев «Тольяттиазота» — закрывать уголовные дела, уклоняться от уплаты налогов.

Помимо махинаций с ценами и незаконного вывода активов, «Тольяттиазот» обкрадывался и непосредственно в «Тольяттихимбанке». Выведенные с «Тольяттиазота» через офшорные компании денежные средства возвращались не как деньги «ТОАЗа», а оседали на процентных счетах этих офшоров, открытых в «Тольяттихимбанке», а затем они выдавались предприятию в виде кредитов.

Арест Попова, а также его подчиненных, которых ему удалось вовлечь в преступную деятельность, может сыграть положительную роль в судьбе самого банка. Если изъять его из преступной схемы ОПС, это может подарить финансовому учреждению «новую жизнь», что крайне редко случается с банками, прошедшими через дефолт и санацию.

В целом же мы наблюдаем в России процесс постепенного оздоровления финансово-банковской системы. Это является как результатом совершенствования механизмов банковского надзора, так и деятельности правоохранительных и следственных органов, которые наработали необходимую экспертизу и опыт в раскрытии преступлений в финансовой сфере.