«Новогиреевский» наводчик Волосатый опять в розыске

Как стало известно “Ъ”, неожиданные разногласия между Генпрокуратурой и Пресненским райсудом Москвы возникли из-за судьбы Валерия Кабанова — единственного остающегося на свободе участника банды, расстрелявшей летом 1997 года патрульный экипаж милиции на Гончарной улице в Москве. Следствие просило суд выдать новую санкцию на арест находящегося в международном розыске обвиняемого, а райсуд счел, что будет достаточно и старого решения, принятого 25 лет назад. Мосгорсуд, рассмотрев представление надзорного органа, предписал райсуду рассмотреть вопрос повторно.

Разногласия между надзорным органом и Пресненским райсудом возникли после того, как резонансным уголовным делом об убийстве трех милиционеров на Гончарной, которое за 25 лет многократно приостанавливалось, возобновлялось и отправлялось в суды поэпизодно, занялись специалисты по расследованию преступлений прошлых лет 1-го управления ГСУ СКР.

Поскольку в деле на тот момент оставался единственный непойманный фигурант — предполагаемый наводчик банды Валерий Кабанов (Волосатый), следователи центрального аппарата, изучив предъявленные ему заочно обвинения, решили их переквалифицировать.

Дело в том, что разбиравшаяся с расстрелом изначально Моспрокуратура признала вероятного наводчика Кабанова виновным только в двух разбойных нападениях (ч. 3 ст. 162 УК РФ), а СКР решил, что он должен ответить еще и за бандитизм (ст. 209 УК РФ).

В связи с изменением заочных обвинений, по мнению следствия, нужно было изменить и судебное решение о заочном аресте, включив в него новую статью УК РФ. Иначе в случае обнаружения Валерия Кабанова за границей возникли бы сложности с его экстрадицией на родину. Суд в повторном аресте обвиняемого отказал, сославшись на отсутствие в ходатайстве сведений о том, что Кабанов вообще разыскивался: ему не направлялись домой повестки, милиционеры, а позже полицейские не посещали его московскую квартиру и, более того, до сих пор не выяснили, где он прячется. Генпрокуратура, в свою очередь, настаивала, что все эти мероприятия провели еще сыщики угрозыска УВД ЦАО и Национального бюро Интерпола.

В возникший спор пришлось вмешаться Мосгорсуду.

Апелляционная инстанция признала позицию надзорного органа обоснованной и потребовала, чтобы Пресненский райсуд рассмотрел вопрос о заочном аресте вероятного бандита заново.

Напомним, перестрелка возле дома 38 на Гончарной улице в Москве произошла 31 июля 1997 года. В этот день бандиты Юрий Можаев (Слон), Олег Долженков (Парамон), Николай Морозов (Мирза) и Валерий Кабанов захватили расположенный в подвале офис советско-индийского СП «Орбитал» и, пригрозив сотрудникам пистолетами, начали упаковывать в сумки видеотехнику, которой торговала фирма. Один из менеджеров успел нажать тревожную кнопку, и через несколько минут к офису приехали экипажи быстрого реагирования 37-го отделения милиции Таганского района и вневедомственной охраны. Однако о приезде милиции бандитов успела заранее предупредить пятый член группировки, оставшаяся во дворе Наталья Птицына, поэтому завязавшаяся перестрелка оказалась не в пользу правоохранителей: были убиты командир милицейского экипажа капитан Юрий Шибилкин и два его подчиненных-сержанта. Тяжелое ранение получила также дознаватель, оказавшаяся на месте происшествия случайно. Милиционерам удалось ликвидировать на месте только одного Морозова, остальные налетчики, включая раненного в руку Слона, скрылись с добычей.

Возбудившие уголовное дело по факту разбоя и убийства следователи Моспрокуратуры установили, что милиционеров атаковали бандиты из Новогиреево. Группировку за полгода до налета создал Слон (в прошлом инженер-радиоэлектронщик), а ее основу составили участник войны в Афганистане Мирза и два уголовника Парамон и Волосатый. При этом на подхвате у бандитов были еще около полутора десятков человек, которые перевозили награбленное и сдавали его оптом на Вешняковском и Новогиреевском рынках, предоставляли разбойникам свои квартиры под жилье и склады временного хранения. На группу работали также постоянные наводчики, три шофера и дипломированный врач.

Как выяснилось, только в первой половине 1997 года «новогиреевские» успели ограбить около двух десятков офисов и складов. Так, например, в январе они опустошили офисы двух расположенных в одном помещении на улице Заморенова фирм «Форпост» и «Ферра-М», забрав крупные партии счетчиков банкнот, телефонов Panasonic и выручку в размере 529 млн неденоминированных рублей. В апреле жертвой разбоя стала компания «Ютрейдед» на Гончарной набережной, торгующая видеоаппаратурой. В мае от банды Слона пострадал на 250 млн руб. торговый дом «Эстрин» на 3-й улице Соколиной Горы, специализирующийся на оптовых поставках косметики и парфюмерии. Все разбои были выделены из базового дела об убийстве милиционеров на Гончарной и расследованы Моспрокуратурой отдельно.

Почти всех бандитов удалось переловить и приговорить к длительным срокам заключения.

Первыми через две недели после перестрелки попались раненый Слон и его подруга Птицына. После экстренной операции на руке, проведенной врачом группировки, лидер банды и его подруга сбежали в Харьковскую область, были взяты там по наводке сотрудников московского угрозыска и возвращены в Россию. Парамон был в бегах шесть лет, 1 сентября 2003 года приехал в Новогиреево, чтобы отвести дочку в первый класс, но вместо учителей встретился с муровцами.

За это время московские сыщики вычислили и задержали также весь «обслуживающий персонал» группировки. Пособники категорически отказывались признавать себя бандитами, утверждая, что лишь выполняли разовые поручения Слона, получая за это заранее оговоренные суммы. Тем не менее все они были в итоге осуждены по тяжким статьям УК РФ.

Интересно, что, по версии следствия, не был причастен к перестрелке на Гончарной и последний остающийся на свободе «новогиреевский» Кабанов. Он числился в основном составе банды с первых дней ее создания и лично участвовал во всех ее акциях, однако оружия, по данным подельников, всегда сторонился. На нем было информационное обеспечение группировки: по словам подельников, Кабанов целыми днями изучал объявления об оптовой продаже крупных партий товаров в газете «Из рук в руки», а затем выезжал по указанным адресам для рекогносцировки на местах будущих атак. По данным следствия, все без исключения объекты отрабатывались «новогиреевскими» лишь после того, как их включал в план наводчик Волосатый.