Нюансы задержания Бориса Карпичкова в Великобритании

Нюансы задержания Бориса Карпичкова в Великобритании

Полиция Великобритании по запросу Латвии задержала, а затем была вынуждена отпустить бывшего офицера КГБ ЛССР Бориса Карпичкова.

Kompromat.lv удалось выйти на связь экс-чекистом и получить, который подробный комментарий мы продолжаем публиковать без каких-либо купюр.

«Также известен как Владимир Абрамов»

После получасовой езды, моё немощное тело было доставлено в н-ный полицейский участок. И вот только там, по прошествии более чем 7-ми часов откровенных издевательств (преимущественно, психологического свойства, хотя, справедливости ради и несмотря на неоднократные просьбы, мне в течении суток так и не удосужились предоставить медицинской помощи, в которой я нуждался в связи с физической болью, вызванной старой травмой спины, давшей о себе знать), мне наконец-таки предъявили ксерокопию тех “новых обвинений”, якобы, явившихся предлогом для того, чтобы сначала упечь меня за решетку с последующей надеждой затем экстрадировать в Латвию. Мельком взглянув на которые, я чуть не заржал во весь голос.

Во-первых, тот “латвийский документ”, послуживший поводом для моего ареста 19-го октября сего года, по какой-то странной причине, был датирован аж 10-м декабря 2007-го года. То есть, так выглядело, что для того, чтобы заполучить меня обратно в Латвию сейчас не нашлось ничего более свежего, как предоставить неизвестно откуда отрытые бумаги почти 11-ти летней давности? Ну, не полнейший абсурд и бредятина? Тем не менее, на этом “странности” только начинались.

Потому как пролистав и постаравшись осмыслить содержимое тех “уникальных бумаг” (документы-то мне были предоставлены лишь на “великом и могучем” латышском языке, знание которого, в силу ряда субъективных факторов, я практически полностью утратил за столь продолжительный срок в более чем два десятка лет, с тех пор, как покинул Латвию), единственное что смог уяснить для себя из “последнего варианта” латвийских обвинений было то, главным “улучшением” в них являлось отсутствие упоминаний имени-фамилии Ивара Черапса (Церапса). С латвийским паспортом на имя которого (почти прямо-таки “по-родственному” выданному мне мерзавцами из латвийской Полиции безопасности – Халтуриным (ныне покойным), Ярошевским, Мотиным и Вагелисом), я совершенно беспрепятственно приехал в Британию, в июне 1998-го года.

Вместо Черапса, в тексте “нового” варианта латвийских обвинений фигурировало то что, помимо Бориса Карпичкова, я также известен как “Владимир Абрамов”. Может возникнуть вопрос, а откуда вообще взялся Владимир Абрамов?

Дело в том, что по литовскому паспорту на указанное имя-фамилию я в 2006-м году по-тихому покинул пределы Британии, а затем также спокойно въехал в Новую Зеландию. Где, что забавно само по себе, после того, так тамошние иммиграционные “авторитеты” якобы “проверили” добровольно сданный им поддельный литовский паспорт на имя Владимира Абрамова, этот липовый документ был затем, спустя пару месяцев, снова возвращен мне, да, ко всему прочему, с вклеенной в него новозеландской рабочей визой.

Могу так полагать, что после моего возвращения обратно в Великобританию, в октябре 2007-го года, и после того, как по главному новозеландскому новостному телеканалу была показана часовая передача о моих приключениях в Новой Зеландии, латвийские деятели “подсуетились” и получили сведения на счёт того, что я могу также иметь в личном распоряжении и документы на имя Владимира Абрамова. Вот как раз это и стало тем “улучшением” в “новом” варианте латвийского запроса на экстрадицию в Англию, сварганенного в декабре 2007-го года. Который, по каким-то необъяснимым причинам, где-то натурально пылился все эти годы.

Потому как когда у меня, сидя в одиночке КПЗ в местном полицейском участке, появилась возможность “по диагонали” пробежать содержание “новых” латвийских “обвинений”, то по существу они оказались практически “под копирку” списанными с тех древних обвинений, относящихся как к банку “Олимпия”, так и к незаконному хранению огнестрельного оружия, которые присутствовали в латвийском запросе на мою экстрадицию, отосланному в Англию в 1999-м году.

Спросите, откуда мне это известно? Отвечаю — дело в том, что в своём архиве до сих пор зачем-то храню копию своего дела об экстрадиции в Латвию двадцатилетней давности. Поэтому могу утверждать, что “новые” латвийские “обвинения” ничем не отличаются от предыдущих, 1999-го года.

Прикольно, что в качестве этакого “дополнения” к последнему варианту латвийских обвинений служила ксерокопия моей фотки, той, на которой мне лет 25, не более. То есть фотография, как минимум, 35-летней давности (прилагаю два варианта одной и той же “фотографии” — судите сами, в чём “разница”? — одна, из материалов дела 99-го года, а вторая — “свежая”, предъявлена мне 19-го октября этого года), фигурирует в “новом” варианте обвинений.

Ну что же, видимо, тем “гениям”, кто впопыхах стряпал последний вариант, в голову даже и не пришло прогнать самый примитивный поиск в интернете, где моих фоток можно легко сыскать несметное количество. И на таких старых как та, которая приложена для моей теперешней идентификации.

Следующим нелепым моментом в “последних” латвийских обвинениях (всё того же 2007-го года) была запись о том, что я, якобы, являюсь “гражданином Латвии”. Это уж вовсе нонсенс! По двум причинам. Во-первых, насколько в курсе, где-то в конце 1999-го — начале 2000-го года, после того, как некий шпионский скандальчик случился в Латвии в результате моих откровений о том, как я сначала действовал там в качестве “резидента” российской ФСБ, а затем поменял стороны, и стал работать против России в интересах латвийской Полиции безопасности и американского ЦРУ, на одном закрытом заседании парламентской комиссии латвийского Сейма по вопросам обороны и безопасности меня по-тихому лишили латвийского гражданства. Хотя документальных доказательств последнему утверждению у меня нет, тем не менее, согласно сведений, полученных от достоверных источников, так дело и было.

Что до второго аспекта, на счёт фактического отсутствия у меня латвийского гражданства, то с 2010-го года я являюсь подданным Её Величества и поэтому никакого иного гражданства, помимо гражданства Британии, у меня нет и быть не может.

Замечу, что рожа у “главного” мента, кто руководил моим арестом, после того как он проверил мой британский паспорт и удостоверился в его подлинности, была такая, как будто он только что слопал лимон который, ко всему прочему, был щедро приправлен самым острым перцем.

Продолжение следует.

kompromat.lv