Нижегородского вице-мэра Владимира Привалова судят за взятку с кладбища

Чиновники

Нижегородского вице-мэра Владимира Привалова судят за взятку с кладбища

Суд отказался возвращать на доследование материалы против Владимира Привалова.
18.03.2020

Обвиняемый в получении миллионных взяток бывший заместитель главы администрации Нижнего Новгорода Владимир Привалов и предполагаемые посредники Юрий Гришин и Сергей Муравлев в суде заявили о процессуальных нарушениях. Защита настаивала, что следствие выдало за оперативную разработку ФСБ компромат от частных охранных фирм на бывшего сити-менеджера Олега Кондрашова, которого коммерсант Мамука Лосаберидзе вынудил отдать переданные 24 млн руб. Подсудимые отрицают свою причастность к взяткам, попросив исследовать обстоятельства возврата денег. Суд отказался вернуть дело прокурору, сославшись на то, что главный свидетель Лосаберидзе еще не допрошен, равно как и другие свидетели.

В Московском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего заместителя администрации Нижнего Новгорода Владимира Привалова, которого вместе с уехавшим в США экс-главой Олегом Кондрашовым и предпринимателями Юрием Гришиным и Сергеем Муравлевым обвиняют во взяточничестве. По данным следствия, в 2011–2012 годах руководство администрации через бизнесменов получило от коммерсанта Мамуки Лосаберидзе в общей сложности 17 млн руб. за лоббирование его похоронного бизнеса. За «входной билет» в 5 млн руб. и ежемесячные взносы по миллиону рублей, которые передавались через посредников Гришина и Муравлева, был получен контроль над муниципальным Комбинатом ритуальных услуг населению (КРУН), полагает следствие: директором КРУН был назначен человек Мамуки Лосаберидзе. Кроме этого с его компанией «Континенталь» был заключен контракт на поставку ритуальной продукции и транспортных услуг, а Владимир Привалов помогал решению вопроса со строительством крематория (проект не был реализован, так как Большеельнинский сельсовет Кстовского района отказался выделять земельный участок).

Обвиняемые с этой картиной гособвинения не согласны и вину не признают.

Ранее Олег Кондрашов называл свое уголовное преследование провокацией со стороны бывшего главы МСУ Нижнего Новгорода Олега Сорокина (год назад был осужден на 10 лет колонии строгого режима за соучастие в похищении человека и получении взятки в форме услуги). Как рассказывал Олег Кондрашов, именно глава города привел к нему инвесторов в ритуальный бизнес. В суде эти доводы повторил находящийся под домашним арестом Сергей Муравлев. В своем ходатайстве о возвращении уголовного дела прокурору обвиняемый указал, что дело построено на материалах ЧОПов, сотрудники которых 14 июля 2015 года на набережной Гребного канала заблокировали своими автомобилями машину Олега Кондрашова. Его охранника попросили выйти, в салон к главе администрации сел Мамука Лосаберидзе и под скрытую запись потребовал вернуть 24 млн руб. убытков из-за сорванного проекта крематория.

Защита Олега Кондрашова считает этот разговор своеобразным актом вымогательства. Олег Кондрашов тогда был под угрозой ареста по делу о продаже акций ТЭК-НН, а его заместитель Владимир Привалов уже сидел в СИЗО. Поэтому когда у сити-менеджера инвестор жестко потребовал расплатиться за якобы непорядочные действия «его человека», глава согласился, будучи в стрессовом состоянии после блокировки машины ЧОПовцами, принятыми им за оперативников. Деньги Мамуке Лосаберидзе якобы передали в Москве.

По словам обвиняемого Сергея Муравлева, после передачи 24 млн руб. уже 30 июля Мамука Лосаберидзе написал заявление в нижегородское управление ФСБ, сотрудники которого оформили записи переговоров в протоколы оперативных мероприятий. При этом, по словам обвиняемого, оперативники спецслужбы, обладая всей необходимой информацией, не приняли никаких мер в отношении полученных инвестором денег.

Более того, в уголовном деле нет материалов проверки о передаче Олегом Кондрашовым крупной суммы Мамуке Лосаберидзе, поскольку в УФСБ якобы не стали документировать обращение инвестора по этому поводу.

По словам обвиняемого, господин Лосаберидзе в данных на следствии показаниях говорил, что ни в каких мероприятиях ФСБ он не участвовал, самостоятельно записывал переговоры с Олегом Кондрашовым и оперативников рядом не было. «Таким образом, никаких оперативно-разыскных мероприятий сотрудники ФСБ не проводили. А все постановления о якобы проведенных ОРМ были необходимы лишь для того, чтобы легализовать полученные незаконным путем аудиозаписи, сделанные Лосаберидзе на встрече с Кондрашовым на Гребном канале»,— заявила сторона защиты. Обвиняемый Муравлев отметил, что на записях есть свидетельства передачи ему денег от Лосаберидзе, но нет сведений о дальнейшей судьбе средств, которые затем якобы передавались Владимиру Привалову и Олегу Кондрашову (о происхождении передаваемых денег подсудимые выскажут свою версию при их допросе в конце процесса). Из выписок со счетов Мамуки Лосаберидзе следует, что крупных сумм, заявленных им в качестве взяток руководству городской администрации, на его счетах не было, не было установлено также движение средств по счетам подсудимых.

Подытожив все нарушения следствия, защита заявила о возврате дела в прокуратуру. Однако суд счел ходатайство преждевременным, отметив, что еще не исследованы все материалы уголовного дела и не допрошены свидетели, ключевым из которых является Мамука Лосаберидзе. Как пояснил “Ъ-Приволжье” адвокат Андрей Наумов, вероятно, допрос свидетелей начнется в апреле.