Не убить так взять: оправдание замглавы петербургского УФСИН Сергея Мойсеенко закончилось арестом

Криминал

Не убить так взять: оправдание замглавы петербургского УФСИН Сергея Мойсеенко закончилось арестом

После обвинения в подстрекательстве к убийству бывшему замначальника УФСИН вменили взятку.
18.06.2019

В Санкт-Петербурге бывшего заместителя начальника УФСИН Сергея Мойсеенко отправили под стражу по делу о получении взятки в размере почти 400 млн руб. от руководителя ООО «Петроинвест» Руслана Хамхокова, выступавшего основным субподрядчиком при строительстве крупнейшего в Европе СИЗО «Кресты-2». Меру пресечения для Сергея Мойсеенко избрали через день после вынесения ему оправдательного вердикта по делу об убийстве одного из кураторов строительства СИЗО «Кресты» Николая Чернова. Задержан экс-замначальника УФСИН был прямо на выходе из суда.

Неожиданный поворот в уголовном преследовании бывшего заместителя начальника петербургского УФСИН Сергея Мойсеенко произошел в конце минувшей недели. В пятницу в Ленинградском областном суде коллегия из восьми присяжных заседателей, проведя в совещательной комнате чуть более трех часов, вынесла оправдательный вердикт по делу об убийстве одного из кураторов строительства СИЗО «Кресты» Николая Чернова. На скамье подсудимых находились Сергей Мойсеенко, которого обвиняли в подстрекательстве к преступлению, а также предприниматель Игорь Захаров, которому инкриминировались пособничество в убийстве и незаконный оборот оружия. Коллегия дала отрицательный ответ на первый вопрос о доказанности самого преступления, а потому оставшиеся восемь пунктов вопросного листа уже не представляли значимости, поскольку являлись производными.

Следствие считало, что Сергей Мойсеенко подстрекал петербургского предпринимателя Сабира Садыкова к убийству Николая Чернова. Бизнесмен Садыков, по версии следствия, узнал, что Николай Чернов собирает документы о различных ошибках, недочетах и хищениях при строительстве нового следственного изолятора «Кресты». Об этом предприниматель проинформировал Сергея Мойсеенко, после чего они якобы решили устранить господина Чернова. Затем Сабир Садыков, по материалам дела, обратился к предпринимателю Игорю Захарову с просьбой достать оружие. Полковника Чернова расстреляли вечером 2 марта 2017 года: он скончался в больнице от полученных ранений. Сабир Садыков уже получил девять лет колонии, позже ему смягчили наказание на три месяца.

Версию следствия коллегия присяжных посчитала недоказанной. Сам Сергей Мойсеенко на заседаниях заявлял, что о собираемых Николаем Черновым документах знал, утверждая, что они и так были в его распоряжении.

Адвокат Игоря Захарова Борис Логвиненко заявил “Ъ”, что оправдательный вердикт, по его мнению, во многом связан с недочетами следствия. В обвинительном заключении, по словам адвоката, было указано, что с 1 января по 28 февраля 2017 года пистолет находился у Захарова, а ниже — что с 1 января по 2 марта 2017 года он находился у Садыкова. «Есть решение Всеволожского суда (там выносился приговор Сабиру Садыкову.— “Ъ”), где указано, что Садыков хранил пистолет именно в это время»,— пояснил господин Логвиненко. На стадии предварительного следствия, напомним, стороны также обвиняли друг друга в фальсификации материалов уголовного дела. Оглашение оправдательного приговора на основании вердикта присяжных назначено на 18 июля.

Однако злоключения Сергея Мойсеенко на этом не закончились. В день вердикта его вновь задержали, предъявив обвинение в рамках другого уголовного дела по ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере). «На выходе из зала заседаний его уже ожидали два оперативника, а когда он сделал шаг из суда, его сразу задержали»,— рассказывает адвокат Сергея Мойсеенко Ян Стецкевич. В субботу в Колпинском райсуде Санкт-Петербурга экс-заместителю УФСИН избрали меру пресечения в виде заключения под стражу до 13 августа.

По версии следствия, Сергей Мойсеенко получил взятку от руководителя ООО «Петроинвест» Руслана Хамхокова в размере 388,5 млн руб. через посредника Виктора Кудрина — бывшего гендиректора ОАО «Генеральная строительная корпорация» (ГСК). Деньги, как считает следствие, были переданы за общее покровительство компаниям. В частности, за то, чтобы не возникало вопросов при принятии выполненных работ, а также за выплату максимально возможных авансов в начале каждого года. ОАО ГСК выступало генеральным подрядчиком при строительстве СИЗО «Кресты-2», а ООО «Петроинвест» — основным субподрядчиком. Дело Виктора Кудрина в суд пока не передано — ему предъявлено обвинение в растрате 56 млн руб., выделенных ГСК на строительство нового СИЗО.

В марте Колпинский райсуд уже приговорил к пяти годам условного лишения свободы с таким же испытательным сроком Руслана Хамхокова за дачу взяток Мойсеенко на вышеуказанную сумму с 2010 по 2015 год. Отметим, что глава ООО «Петроинвест» заключил досудебное соглашение, полностью признал вину и дал показания, в том числе против Мойсеенко. Сам бывший замначальника УФСИН свою вину в получении взяток полностью отрицает: на заседаниях по делу об убийстве Николая Чернова он также заявлял, что ему вовсе ничего не известно по этому вопросу.

По словам адвоката Яна Стецкевича, уголовное дело о взятках было возбуждено еще в августе 2017 года. Изначально его расследованием занимался следователь ГСУ СКР по Санкт-Петербургу Илья Матолыгин, в чьем производстве также находилось дело об убийстве Николая Чернова. «Потом оно незаконно приостанавливалось якобы из-за болезни Сергея Мойсеенко»,— утверждает господин Стецкевич. При этом, по его словам, следственные действия по первому уголовному делу все же проводились. 14 июня, в день вынесения оправдательного вердикта, производство по делу о взятках возобновили, а затем предъявили Сергею Мойсеенко обвинение. «Выглядело все это очень удручающе. По сути, это плевок в сторону правосудия, такая комбинация, где человека оправдывают, но сразу привлекают по другому уголовному делу»,— заявил “Ъ” Ян Стецкевич.

Напомним, строительство СИЗО «Кресты-2» в Колпино, в пригороде Санкт-Петербурга, началось еще в 2007 году. Новый следственный изолятор стоимостью 12,3 млрд руб. рассчитан на 4 тыс. мест. Его строительство входило в федеральную целевую программу России «Развитие уголовно-исполнительной системы с 2007 по 2016 год». По состоянию на март 2017 года, когда был убит куратор проекта Николай Чернов, уровень технической готовности СИЗО «Кресты-2» составлял 97%. При этом на одном из заседаний по делу Руслана Хамхокова в феврале этого года представитель УФСИН России утверждала: руководитель «Петроинвеста» «подписал договор о безвозмездном выполнении работ по составлению смет, связанных с отделочными и другими работами, которые необходимы для завершения строительства СИЗО».

На запрос “Ъ” в УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области с просьбой пояснить, какие работы остались невыполненными на данный момент, направленный в конце апреля, в ведомстве не ответили. В пресс-службе ОАО ГСК говорили, что «несколько тысяч человек находятся в зданиях и сооружениях, которые не соответствуют санитарным нормативам и в которых отсутствуют системы охранно-пожарной сигнализации». В компании-генподрядчике считают, что перевод подследственных и осужденных в «Кресты-2» в декабре 2017 года был незаконным.