На высокопоставленного ингушского полицейского точили зуб батлаки

Криминал

На высокопоставленного ингушского полицейского точили зуб батлаки

Что стоит за расстрелом братьев Эльджаркиевых.
13.11.2019

В Москву опять вернулись 90-е годы – прямо на улице, у подъезда жилого дома, преступники расстреляли двух человек. Следствие пока не вышло ни на заказчиков, ни на исполнителей преступления. Но все следы ведут в Ингушетию.

Праздник смерти

Сами ингуши сегодня частенько сравнивают жизнь в республике с сюжетом культового сериала про разборки кланов «Игра престолов».

– В Ингушетии нет такой централизации власти, как в соседней Чечне, где у Рамзана мышь не проскочит. Кроме того, после ухода генерала Евкурова с поста главы республики ощущается ослабление республиканской власти, которым сегодня многие хотели бы воспользоваться, чтобы укрепить свои позиции, – подтверждает гендиректор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев.

Как ни страшно прозвучит, но это было ожидаемое убийство. Как выяснил «Собеседник», автомобиль «Мерседес-Бенц», рядом с которым были расстреляны братья Эльджаркиевы, ездил по Москве с усиленной охраной последние несколько лет. В объективы городских видеокамер то там, то тут в центре Москвы попадал внушительного вида кортеж из трех «Гелендвагенов», один из которых был бронирован по последнему слову техники. С такими повышенными мерами предосторожности ездил простой доктор Первой Градской больницы Москвы Ахмед Эльджаркиев.

Конечно, простому анестезиологу-реаниматологу самому по себе ничего не угрожало. Дело в его старшем родном брате – Ибрагиме Эльджаркиеве – главе Центра по противодействию  экстремизму по Республике Ингушетия. То, что под охрану попали и близкие родственники, даже проживающие в Москве, прямо указывает на угрозу кровной мести. Не дотянувшись до основного объекта вендетты, преступники по горским законам имели право убить кого-то из его родных.

2 ноября, воскресенье, предпраздничный день, мирная Москва. Очевидно, братья расслабились, отпустили охрану и выехали в город. Чем и воспользовались киллеры, расстреляв сначала вышедшего из машины Ибрагима, а потом и бросившегося ему на помощь Ахмеда.

В день убийства пальба, начавшаяся в Москве, продолжилась в 2 тысячах километров – в ингушском селе Экажево пускали праздничные салюты и фейерверки. Селяне сразу попали под подозрение – к ним пришли с допросами.

Либеральный киллер

– Репутация Центра «Э», который сегодня в России часто используется для борьбы с протестными настроениями, мягко говоря, неоднозначна. То же можно сказать и о руководителе этой структуры. В Ингушетии это особенно актуально на фоне массовых митингов и последовавших задержаний их участников, многие из которых до сих пор под арестом, – рассказал «Собеседнику» адвокат, бывший руководитель пресс-службы президента Ингушетии Калой Ахильгов.

«Эшников» многие не любят или боятся. Но у кого поднялась рука на убийство? В республике главным врагом Эльджаркиева считают могущественный клан Белхороевых, объединенных в закрытый вирд (общину) баталхаджинцев (по имени основателя Батал-хаджи), называемых в республике батлаками. На них же косвенно указывает и листовка МВД с разыскными данными на 35-летнего Курейша Картоева – фамилия тоже относится к сообществу батлаков.

Курейш Картоев был в Москве в день убийства и бесследно исчез после него. У него был свой зуб на людей в погонах: в 2010 году в его родном Экажево прошла спецоперация, в ходе которой трех его братьев убили и еще трех арестовали и позже осудили за содействие известному террористу Саиду Бурятскому (Александру Тихомирову). Картоевых обвинили в укрывательстве Тихомирова-Бурятского, но семья это отрицала. По данным правозащитного центра «Мемориал», куда обратились члены клана, во время спецоперации большая часть их имущества была уничтожена.

При этом сам Курейш Картоев, как выяснил «Собеседник», был вполне себе светским и мирным человеком – на его имя зарегистрировано несколько «пустых» ИП и одна строительная компания. А на прошлых выборах он даже пытался пройти в районные депутаты от ЛДПР. Правда, после объявления партийца в розыск назрановский телефон ЛДПР упорно молчит.

План по клану

Какая черная кошка пробежала между закрытой ингушской общиной и полицейским, которого, как сообщили «Собеседнику» источники, в ближайшее время прочили на пост заместителя министра внутренних дел республики?

Батлаки живут компактно, женятся только внутри общины, которая насчитывает несколько десятков тысяч человек (только мужчин 5–10 тысяч), отличаются большой сплоченностью и агрессивностью в решении своих вопросов.

– Про баталхаджинцев говорят, что у них чуть ли не в каждом доме несколько подземных этажей, забитых элитными авто, за ними тянется слава суперугонщиков. По слухам, на их совести в том числе и громкий эпизод с отобранным у известного юмориста Михаила Жванецкого авто. Не «работают» они только в Чечне, так как договорились об этом лично с Рамзаном Кадыровым, – рассказал «Собеседнику» источник в республике.

В этом году представителя батлаков обвинили в убийстве 10-летней давности – бизнесмена Шабтая Калмановича, которого устранили по заказу.

При этом клан традиционно занимал и серьезные официальные позиции – например один их представитель сидел в кресле мэра ингушской столицы, другой возглавлял контрольно-счетную комиссию. Близкими батлакам считаются бывший президент Ингушетии Мурат Зязиков и самый богатый ингуш – олигарх Михаил Гуцериев. Оба получили ордена, учрежденные баталхаджинцами.

У батлаков высокие связи. За баталхаджинцев вступился поддерживающий с ними хорошие отношения эксперт по Кавказу, политик Максим Шевченко.

– Да, кто-то из них не по закону жил, но нельзя считать их бандитами поголовно. Они хорошие люди, – утверждает эксперт.

При чем здесь Рамзан?

Главным козырем ингушского клана называют дружбу с Рамзаном Кадыровым.

– Они ездили друг к другу, гостили. Это давняя история: основатель рода Батал-хаджи был другом чеченца Кунта-хаджи, которого чтит Кадыров и с которым он связан родством. Это два святых, которые играют важную роль в жизни ингушского и чеченского кланов. Специфическая одежда чеченских чиновников тоже отражает принадлежность к последователям Кунта-хаджи, – продолжает источник.

Баталхаджинцы играли роль посредников в споре по поводу пересмотра границ между Чечней и Ингушетией. Считается, что батлаки прекрасно ладили с прежним главным «эшником» республики Тимуром Хамхоевым, в период правления которого было немало скандалов с пытками в стенах Центра «Э» и которого в итоге посадили на 7 лет.

В республике говорят, что и с убитым Эльджаркиевым батлаки также пытались договориться. Не удалось. Вероятно, причин две. В 2004 году при исполнении был убит тесть Эльджаркиева – заместитель министра внутренних дел, который выехал на место происшествия по сигналу о проникновении на оружейный склад полиции. Подозрения тогда пали на криминальных представителей клана, но ничего не было доказано. Как раз в 2004 году Эльджаркиев пришел на службу в полицию. Второй причиной могли стать натянутые отношения прочеченских батлаков с тогдашним главой Ингушетии Евкуровым.

В 2017 году Центр «Э» под руководством Ибрагима Эльджаркиева провел обыски сразу в 43 домах и 3 общественных местах баталхаджинцев. «С нарушением процессуальных процедур, сопровождаемые угрозами автоматами женщинам, единственной объединяющей чертой была принадлежность проживающих и трудящихся граждан к нашему вирду», – написали батлаки потом в своем открытом письме.

После обысков глава и старейшина клана Султан Белхороев получил инсульт и позже скончался. В Ингушетии считается, что этот факт стал началом кровной вражды между Белхороевыми и Эльджаркиевым. Преемник Султана – Ибрагим («Иби») был расстрелян 31 декабря 2018 года. За информацию о заказчике Белхороевы предложили 30 млн рублей. 12 января 2019 года Эльджаркиев ездил в Чечню, к «правой руке» Рамзана Кадырова – Магомеду «Лорду» Даудову. Возможно, разговор был не из приятных, а завершился и вовсе трагически – на обратном пути ингушские автомобили обстреляли, один полицейский погиб, но сам Ибрагим Эльджаркиев не пострадал. Пуля киллера настигла его 10 месяцев спустя, 2 ноября.

Похороны убитых 2 ноября в Москве стали в Ингушетии событием республиканского масштаба