На повышении тарифов ЖКХ заработают структуры «Газпрома», «РусГидро» и «Т Плюс»

На повышении тарифов ЖКХ заработают структуры «Газпрома», «РусГидро» и «Т Плюс»

С 1 декабря тарифы на услуги ЖКХ вырастут на 9%. Незапланированное повышение власти объясняют необходимостью развития инфраструктуры ЖКХ. Однако что конкретно стоит за этой формулировкой, не говорится. Вероятно, потому, что иначе как желанием ресурсников «отжать» у населения ещё больше денег, новую инициативу объяснить нельзя.
И это при том, что плановая индексация тарифов ЖКХ прошла буквально недавно: с 1 июля тарифы выросли в среднем на 4%. По факту рост оказался куда значительнее: в Санкт-Петербурге платёжки распухли на 6,3%, в Дагестане – на 6%, в Московской области – на 4,5%.
Что случилось в сфере ЖКХ за последние три месяца и почему с 1 декабря тарифы вновь решено повысить? Мин­экономразвития поясняет: мол, в этот раз тарифы повышаем потому, чтобы не повышать их в следующем году. Однако как именно планируется развивать инфраструктуру и кому пойдут деньги, в Минэкономразвития не сказали.
«Нельзя сказать, что у нас как-то резко кончились деньги в отрасли или же что отрасль враз достигла какого-то критического состояния, о котором мы не знали раньше, чтобы вот так надо было повышать тарифы, – недоумевает зампред думского комитета по строительству и ЖКХ Светлана Разворотнева. – Такое решение было абсолютно неожиданным не только для граждан, но и для экспертов. Никто не понимает, зачем это было сделано».
Более того, с начала года отрасль и так уже получила весьма щедрые вливания из бюджета. Только в январе было принято решение о выделении 150 млрд рублей из ФНБ для ремонта обветшавших сетей. Также в середине августа Минстрой анонсировал цифровизацию отрасли, на которую планируется потратить порядка 375 млрд рублей.
Но и это ещё не всё. Если щедрого бюджетного финансирования не хватит, коммунальщики всегда могут залезть в карман к простым потребителям. Благо этот механизм как раз недавно был усовершенствован – как уже сообщала «Наша Версия», с сентября действуют новые правила оплаты содержания общедомового имущества. По сути, создан механизм, который и позволяет поднимать тарифы ЖКХ, не анонсируя официальной индексации: если раньше перерасход коммунальных ресурсов оплачивали управляющие компании, то сегодня эти траты переложены на плечи потребителей.
«Доводы «экспертов» меня не убедили, – прокомментировал в итоге грядущую индексацию член Совета при президенте по правам человека Кирилл Кабанов. – Единственное, чего действительно не хватает, – прозрачности в самой этой сфере и «чиновников», в ней работающих. Надеюсь, что коллеги по СПЧ поддержат идею проинформировать правительство, дав негативное заключение на повышение тарифов. Повторюсь, это сегодня категорически несвоевременно».
Необходимость индексации тарифов власти и коммунальщики всякий раз объясняют набившими оскомину аргументами: дескать, инженерные сети стремительно ветшают, а денег на их ремонт нет. Общий объём средств, необходимый для модернизации и реконструкции сетей, в правительстве оценивают в 4,5 трлн рублей.
Впрочем, как и в случае с индексацией тарифов, о каких именно сетях идёт речь, не говорится. «Как обычно происходит: сказали повысить тарифы, и все побежали – у кого лоббисты лучше, тому дали больше, – рассуждает Светлана Разворотнева. – И чем более неэффективно работает предприятие, чем выше у него тарифы, тем больше ему дадут от этих 9%. Например, если предприятие 100 лет работает на угле и не хочет переходить на газ или имеет избыточные мощности, оно и получать будет больше».
Кстати, для привлечения инвестиций в ЖКХ, необходимых для ремонта сетей, уже несколько лет действует система государственно-частного партнёрства (ГЧП). Более того, в рамках партнёрства разрешено индексировать тарифы для граждан сверх установленных нормативов. Потому, видимо, недаром, если верить данным Национального центра ГЧП, 80% всех имеющихся в стране таких проектов приходится именно на сферу ЖКХ – общий объём инвестиций по этим проектам оценивает в 680 млрд рублей.
И это при том, что концессионные соглашения инвесторы часто выполняют кое-как. В 2021 году шумный скандал разгорелся в Саратове. ООО «КВС» в рамках ГЧП потребовало в 2 раза увеличить тарифы на воду и в 2,5 раза – на водоотведение. До того похожий скандал произошёл в Твери в 2017 году. Тогда городские власти обвинили «Тверь водоканал» (структура, подконтрольная «Альфа-Групп») в выводе средств в офшор и неисполнении инвестиционной программы.
Что интересно, фактический провал ГЧП в ЖКХ в Минстрое констатировали ещё в 2020 году. «На бумаге объект переходит в концессию, но инвестор не даёт своих денег, это просто его перевод из различных форм собственности», – заявлял тогдашний замглавы ведомства Максим Егоров. Ещё тогда в Минстрое констатировали, что в концессиях зачастую прописываются невыполнимые условия и они в итоге превращаются «в пустышку».
Однако это обстоятельство вовсе не привело к отказу от ГЧП. Свежий пример: в Воронеже на завершающей стадии находится заключение концессионного соглашения по Левобережным очистным сооружениям. Срок концессии – до 2070 года. Вложить в модернизацию предполагается около 15,5 млрд рублей. Произойдёт ли это, ещё большой вопрос, а вот повышение тарифов для жителей уже согласовано: в 2023 и 2024 годах индексация составит 12% в год, с 2025 по 2028 год – по 15%, в 2029 – 5%. «Планируемый плавный рост тарифов в рамках проекта не окажет сильного влияния на рост платы за коммунальные услуги, однако при этом позволит решить существенные проблемы с водоотведением», – цитируют СМИ заявление старшего управляющего директора Национального центра ГЧП Максима Ткаченко. Как говорится, и хочется верить, да не получается.
Конкретно

Ещё ни разу разговоры о необходимости модернизации сетей ЖКХ не сопровождались конкретикой. Всякий раз в правительстве лишь звучат пугающие цифры: 50%, 60%, 80% износа. Но никто, нигде и никогда не озвучил, о каких именно сетях идёт речь.

Этому есть причина. Всё дело в том, что крупные ресурсоснабжающие организации (РСО) типа того же «РусГидро», вексельберговской «Т Плюс», «Газпрома», Сибирской генерирующей компании и др. на самом деле исправно отчитываются и о выполнении инвестиционных программ, и о модернизации сетей. О каких же износах и на каких сетях тогда идёт речь?

Основная проблема – это так называемые бесхозные сети. Они не стоят на балансе у РСО, их обслуживанием не занимаются управляющие компании, работающие в многоквартирных домах. При этом муниципальные власти делают вид, что этой проблемы не существует. Кстати, подобная тактика успешно работает до тех пор, пока зловоние не начинает распространяться на весь город, как в Туле, или пока из-за разрыва трубы с горячей водой не гибнут люди, как это случилось в Перми несколько лет тому назад. Принимать на баланс эти действительно «убитые» коммуникации не спешат ни муниципалитеты, ни коммунальщики. Ведь в таком случае при каждой возможной аварии будут легко найдены ответственные. Не говоря уже о том, что в ремонт ветхого оборудования придётся вложить немалые средства.

Но решение этой проблемы больших экономических выгод не сулит. А потому о ней молчат и в Минстрое, и в крупных РСО.