Можно ли разбогатеть на подаче сомнительных исков в суды

До россиян дошла мировая мода на абсурдные судебные иски. В суд уже подали даже на Деда Мороза за «несбычу мечт». Что это: желание прославиться с коммерческим расчетом, сумасшествие или просто актуальная тенденция вроде фейковых новостей? Типа общественной шутки…
Заслужил чужую квартиру за засаду
Петербургского адвоката Игоря Мирзоева, который в конце прошлого года подал иск в суд на Деда Мороза из-за «не сбывания желаний уже в течении 23 лет», можно поздравить с успешной пиар-идеей. Кстати, если учесть, что юристу 37 лет, Дед Мороз перестал выполнять свои обещания перед господином Мирзоевым, когда ему исполнилось 14 лет. Уже перед самым Новым годом адвокат иск (а к кому он, собственно, был?) отозвал, но задачу свою решил. Его имя промелькнуло во всех СМИ. Так делают и политики, когда надо срочно раскрутиться. Вот только, наверное, пока неизвестно, пошла ли такая реклама Мирзоеву на пользу, выросла ли клиентура? Ведь согласитесь, доверять зачастую свою судьбу человеку, который подает в суд на Деда Мороза, не все решатся. Мало ли.
А еще несколько лет назад в Питере была потрясающая история, связанная с бывшим полицейским, который, по его словам, во время службы отсидел в засаде… 17 лет! Такое нарочно не придумаешь. В 1993 году милиционер из Санкт-Петербурга Андрей Пугин устроил засаду в квартире, хозяин которой был найден мертвым, чтобы поймать преступника. Приказ о засаде, видимо, забыли отменить, и Пугин продолжал ждать убийцу на протяжении многих лет. Со временем он перевез в эту квартиру гражданскую жену, у них родился сын, семья сделала ремонт и, что важно для будущего иска, добросовестно оплачивал коммунальные платежи. Спустя 17 лет Пугин обратился в суд с целью получить право собственности на бесхозяйное жильё – ведь за всё время, кроме его семьи, никто не воспользовался невостребованным имуществом. Несмотря на все аргументы заявителя, Ленинский районный суд Санкт-Петербурга в иске отказал с такой формулировкой: «У суда нет оснований полагать, что Пугин владел квартирой открыто, так как он не поставил в известность жилищно-эксплуатационные органы, а оплату налога на имущество за умершего суд расценивает как сокрытие от налоговых представителей сведений о смерти налогоплательщика».
Суд – дорогое удовольствие
Это только свежие примеры «фейковых» исков, но как раз в российском варианте это именно желание то ли прогреметь на всю страну, то ли занять своё чересчур свободное время сутяжничеством. В отличие от США, где люди порой отсужают у государства и бизнес-структур миллионы долларов по самым абсурдным претензиям, в России на претенциозных исках особо не заработаешь. Вот экс-полицейский попробовал стрясти по суду материальную выгоду – не вышло.
С «Нашей версией» на тему делится юрист Сергей Егоров: «Правовая культура россиян, с одной стороны растет, и количество судебных исков с претензиями к различным структурам у «частников» потихоньку увеличивается. Но есть две проблемы. Наши суды редко удовлетворяют требования истцов, тем более на сумму, заявленную в иске. Требование снижается до почти чисто символического. Кроме того, нередки поражения «частников»-истцов в судах, а потому все расходы по процессу ложатся на них. Это весьма дорогое удовольствие. Помните как в легендарном детективе «Собака Баскервилей» местный сутяжник «старый джентльмен с подзорной трубой» Френкленд спустил почти всё своё состояние на судебные иски? Оплата даже «лайтового» судебного процесса в случае проигрыша может достигать двухсот тысяч. Так что нужны или деньги, или веские основания, чтобы ими рискнуть ради приумножения капитала».
Но есть в этой истории не только материальный момент. Культуролог Виктор Сергеев отмечает, почему «для условного россиянина» подача иска в суд считается еще порой даже чем-то неприличным: «Вопрос не только в ментальности, скорее, в истории. Помните, еще с детского сада нам как-то внушается, что «стучать» нельзя, мы коллектив, если кто-то провинился, сор из избы не выметать. Во многом это связано с тем, что в первой половине прошлого века в местах лишения свободы (МЛС) побывало невиданное количество человек – миллионы и миллионы. Специфическая модель социального поведения в МЛС сильно отразилась на обычной «гражданской» жизни. Не верь, не бойся, не проси. И вот материальный иск в суд, даже если тебя реально обидели, нанесли урон, тот или иной, воспринимается нами ментально как «просьба». Хотя это всего лишь законный способ восстановить справедливость. Так или иначе, думаю, фейковых исков, которые к тому же освоили одноразовые представители шоу-бизнеса, будут расти. А вот культура основного нормального народа еще не готова бороться за свои права в суде».
Как встарь
В Америке абсурдные иски, которые к тому же порой удовлетворяются на миллионы долларов, давно привычны, об этом много писали и рассказывали. Но и у нас культура фейковых исков получила развитие. Вот несколько случаев из цикла «хоть стой – хоть падай». Хотя… судите сами:
• Житель приморского г. Фокино Вадим Кандаков в январе 2013 года купил тюбик с зубной пастой Blend-a-Med, из которого внезапно потекла вода. Тогда мужчина подал иск на 15 млрд руб. к американской компании Procter&Gamble. Он уверял, что «испытал громадные нравственные страдания», был настолько шокирован и травмирован, что в тот день даже не смог почистить зубы. «В результате допущенного ответчиком существенного обмана у истца появились периодические нарушения сна, внутренняя неуверенность перед наглым беспределом, отчаяние от умышленного обмана. В связи с его переживаниями (отсутствие человеческого настроения, высокая степень депрессии, тяжелое внутреннее чувство безразличия) он был периодически отвлечён от обычных занятий (чтение литературы, посещение мест культурного отдыха и развлечений)», – говорится в иске. Но Головинский суд Москвы эти аргументы не убедили.
• Екатеринбургского правозащитника Алексея К. в 2008 году не устроило, как в церкви отпели его покойного дядю: «Отпевание происходило сразу в массовом количестве, то есть сразу нескольких покойных. В моем понимании отпевание должно происходить индивидуально для каждого». Конев рассудил, что деньги за отпевание – 380 руб. – с него взяли, а услугу оказали некачественно, и обратился в суд с иском о защите прав потребителя. Конев также настаивал, что в церквях, как и в магазинах, должен быть уголок потребителя с информацией о перечне религиозных услуг, их описанием и ценами. Верх-Исетский суд Екатеринбурга с этим не согласился, поскольку деятельность церкви не считается предпринимательством, а все поступающие от прихожан деньги являются добровольными пожертвованиями.
• Пенсионерка из Кемерово в 2008 году подала в суд на соседей по коммуналке, мать и её сына, которые слишком долго принимают ванну. Заводской районный суд Кемерово не только принял иск к производству, но и удовлетворил его, установив для жильцов одной из квартир предельное время для мытья в 20 минут. Как судебные приставы проверяют исполнение этого решения, неизвестно. 
• Житель Екатеринбурга в 2004 году решил через суд вернуть все подарки, которые он сделал своей возлюбленной, не ответившей ему взаимностью: хозяйственную сумку, коробку конфет «Птичье молоко», цветы азалии (два горшка), именную кружку, шоколадку 100 г. с орехами, 3 кг желтых бананов, 300 г печенья «Сладкоежка», большое красное яблоко, четыре желтых яблока, кварцевые часы, значок вуза в виде ромбика, градусник «Рыбка», две почтовые открытки и семь жёлтых полуботинок. Ответчик заявила, что все продукты она давно съела, а семь жёлтых изношенных мужских полуботинок отдала малоимущим соседям. Суд в удовлетворении отказал.