Мог ли Александр Щукин лишить жену наследства в пользу дальнего родственника Максима Репина?

Мог ли Александр Щукин лишить жену наследства в пользу дальнего родственника Максима Репина?

Один из самых известных бизнесменов в угольной отрасли, Александр Щукин, составлял завещания в пользу своей супруги. Однако незадолго до смерти в тайне от всех он якобы изменил решение, выбрав другого наследника. Обстоятельства появления «третьего завещания» позволяют предположить, что Щукина убили. Иначе трудно объяснить ту скорость, с которой «номинал», он же племянник Щукина Максим Репин и его сотрудница Ольга Сикстина прибрали к рукам огромную бизнес-империю.
Поставить точку в этой истории явно придётся правоохранительным органам.
Прошёл год с момента смерти крупного предпринимателя, бывшего совладельца холдинга «Сибуглемет» Александра Щукина. Он скончался 19 июля 2021 года якобы от последствий коронавирусной инфекции. Перед этим 70-летний бизнесмен перенёс операцию на сердце. Однако официальная причина его смерти вызвала сомнения у многих наблюдателей.
«Угольный король» так и не дождался приговора по уголовному делу, в котором фигурировал вместе с бывшими подчинёнными Амана Тулеева. Речь идёт о вымогательстве контрольного пакета акций угольного разреза «Инской». В суде Щукин заявил примерно следующее: «да, виноват, что соблазнился предложением губернатора забрать проблемное месторождение; о том, в каких условиях прежний собственник будет подписывать документы о передаче акций, не знал, и знать не мог».
Вполне возможно, Александр Щукин отделался бы минимальным сроком с зачётом 4,5 лет, проведённых под домашним арестом. Он мог выйти на свободу в зале суда и вернуть себе контроль над активами, который на фоне уголовного преследования пришлось передать доверенному лицу. А поскольку сделать этого Щукин не успел, номинальный собственник компаний, как ни крути, и стал главным бенефициаром его смерти.
Судите сами: Александр Щукин прожил со своей женой 35 лет, но наследство якобы решил оставить племяннику. Если верить заявлению Евгении Щукиной в Генеральную прокуратуру РФ (редакция ознакомилась с копией документа), Максим Репин все эти годы был далёк от большого бизнеса и работал чуть ли не обычным водителем. Однако именно Репин указан в «последнем» завещании Щукина, подлинность которого вызывает серьёзные вопросы. Вдова бизнесмена оспаривает его в Заводском районном суде г. Новокузнецка.
Находясь под домашним арестом с ноября 2016 года, Александр Щукин утратил возможность лично управлять своими компаниями. «В этот сложный период одним из номинальных руководителей на одном из предприятий моего супруга стал его дальний родственник Репин Максим Владимирович», – заявляет Евгения Щукина. По её словам, дескать, Репин вошёл в доверие угольного магната и получил, по сути, безграничные полномочия – менял директоров, планировал их деятельность, увеличил уставный капитал нескольких фирм так, чтобы уменьшить оставшиеся доли Щукина. При этом, как пишет вдова бизнесмена, «никаких вложений [в компании] от Репина М.В. не поступало», более того: «информацию о состоянии бизнеса мой супруг получал только от Репина М.В., который постоянно просил у собственника бизнеса дополнительного финансирования».
Согласно ЕГРЮЛ, с марта 2018-го по февраль 2021 года Максим Репин вошёл в капитал почти двух десятков компаний Александра Щукина. При этом в большинстве из них доли были распределены в следующих пропорциях: 80% – Репин, 20% – Щукин. Теперь племянник явно решил прибрать к рукам всю бизнес-империю покойного.
Вдова бизнесмена заявляет, что буквально через несколько дней после похорон супруга ей позвонила Ольга Сикстина, которая руководит рядом компаний, перешедших под контроль номинала. Сикстина попросила Евгению Щукину приехать в офис к Максиму Репину, чтобы срочно подписать документы о наследстве у нотариуса, чьей офис находился в том же здании. «Я не помню, чтобы нотариус спрашивала мое волеизъявление, разъясняла последствия подписания мною документов. Не имея юридического образования, и в силу моего возраста, плохого зрения и эмоционального состояния после смерти супруга, я не осознавала, что отказываюсь от своих прав на наследство, тем более я никогда бы не отказалась от наследства в пользу Репина М.В.», – указывает Евгения Щукина.
Там же, по её словам, выяснилось, что именно этот нотариус – Н.В. Карагеоргий – составила и хранила завещание Александра Щукина, которое тот якобы составил в пользу Максима Репина меньше, чем за год до своей смерти. При этом известно, что на дату составления завещания Щукин находился под домашним арестом. Насколько известно, он не запрашивал у следствия и суда разрешения на встречу с нотариусом с данной целью. Если так, то чья подпись стоит под завещанием от его имени?
Здесь необходимо отметить, что всего несколько лет назад госпожа Сикстина начинала с должности рядового юрисконсульта, а теперь одновременно возглавляет восемь компаний. Именно она руководит ООО «Альфакапитал», которое было учреждено Максимом Репиным в 2021 году, а также ООО «Абсолют-НК» – важным элементом бизнес-империи покойного миллиардера.
Рассказывая об обстоятельствах встречи с ними в офисе нотариуса, Евгения Щукина указывает на ещё один важный момент. «В материалах наследственного дела имеется справка о моём психическом состоянии, выданная каким-то неврологом из ООО «Медиа-Сервис», одним из совладельцев которого являлся мой супруг Щукин А.Ф. Указанную справку я лично нотариусу не передавала», – сообщает она в своём заявлении в Генеральную прокуратуру.
Вдова Александра Щукина считает недействительным завещание в пользу Максима Репина. Она настаивает, что подписала отказ от наследства, поскольку была введена в заблуждение. Евгения Щукина также инициировала несколько арбитражных процессов по оспариванию сделок с принадлежавшими мужу компании. В частности, она подала к Ольге Сикстиной иск о признании недействительными ряда решений собраний участников ООО «Абсолют-НК». В иске к Максиму Репину она требует восстановить 100% доли её мужа в ООО «Йети-Хаус». При этом, по информации вдовы миллиардера, не дожидаясь завершения наследственного дела, господин Репин во всю ведёт переговоры о продаже имущества, якобы доставшегося ему после смерти Александра Щукина.
Ставки в этой игре чрезвычайно высоки. Как-никак, в 2011 году журнал Forbes оценил состояние Щукина в 1,8 млрд долларов и поместил его на 56-е место в списке богатейших бизнесменов России. Чтобы прыгнуть в этот список из водительского кресла многие люди готовы на всё, даже на убийство.
Действия Максима Репина и Ольги Сикстиной выглядят, как хорошо продуманная шахматная партия, частью которой стали похороны Щукина. В связи с этим вдова бизнесмена обратилась в Генеральную прокуратуру с требованием проверить обстоятельства его ухода из жизни. Мы, в свою очередь, решили детально изучить события июля минувшего года, что также заставило нас сомневаться в «официальной» версии смерти миллиардера. Об этом – в нашем следующем материале.

Существует и ещё одно обстоятельство, позволяющее сомневаться в подлинности завещания Александра Щукина в пользу Максима Репина. Мы имеем ввиду завещательный отказ, обязывающий наследника предоставить в пожизненное пользование Евгении Щукиной жилой дом и земельный участок в с. Куртуково Новокузнецкого района Кемеровской области. Дело в том, что половина этого дома принадлежит вдове бизнесмена на праве собственности (подтверждено решением Новосибирского районного суда Новосибирской области по делу № 2-1351/2017 и выписками из ЕГРН). Это означает, что Евгения Щукина уже имеет право распоряжаться указанным имуществом, и Александр Щукин не мог об этом не знать. Так кто же всё-таки составил и подписал завещание от имени героя Кузбасса?