Минтранс сместил Татьяну Анодину с поста главы МАК, но в организации заявили о нарушениях в процедуре смены руководства

Минтранс сместил Татьяну Анодину с поста главы МАК, но в организации заявили о нарушениях в процедуре смены руководства

Российский Минтранс сменил руководителя Межгосударственного авиационного комитета, сместив с соответствующей должности Татьяну Анодину и заменив ее на бывшего замглавы Росавиации Олега Сторчевого. В комитете считают, что действия ведомства были противоправными, и в процедуре были допущены серьезные нарушения, в том числе и из-за того, что Анодина в этот момент находилась в больнице.
17 января Минтранс России сообщил, что Татьяна Анодина, возглавлявшая Межгосударственный авиационный комитет (МАК), лишается данной должности. Новым председателем был назначен экс-заместитель главы Росавиации Олег Сторчевой. Об этом сообщает издание «Коммерсантъ».
Комментируя ротацию, в Минтрансе указали, что решение о смене руководителя МАК было принято в рамках заседания Совета по авиации и использованию воздушного пространства, и в нем приняли участие полномочные представители всех государств, которых объединяет соглашение МАК. Также в ходе него были утверждены положения о МАК, новая редакция положения о самом совете и документы, регулирующие финансовую деятельность организации. При этом, по данным издания, в самом МАК ситуацию расценивают как «противоправную».
Дело в том, что, как утверждают источники газеты, переназначить председателя, согласно уставу, можно только посредством кворума большинства представителей стран, подписавших соглашение. В комитете настаивают, что никакая встреча 17 января им не организовывалась, а обеспечение работы совета другими лицами не предусмотрена соглашением, следовательно, не может считаться сессией совета. В МАК подчеркнули, что по-прежнему считают Анодину своим председателем, а комитет продолжит работу в штатном режиме.
Сомнительная процедура
Как сообщает Telegram-канал «Авиаторщина», Минтранс начал действовать в направлении смены председателя МАК еще в конце прошлого месяца. На 22 декабря была запланирована назначена рабочая сессия высшего органа Соглашения по авиации и использованию воздушного пространства между десятью постсоветскими странами – Межгоссовета. Предполагалось, что она состоится в штаб-квартире МАКа в Москве. Однако делегации России, Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и Туркменистана на ней не появились. В это время все они находились на праздничном обеде в Минтрансе РФ – об этом, как указывает канал, говорится в телеграмме Анодиной, которую та направила заместителю главы Минтранса РФ Игорю Чалику, представляющему Россию в Межгоссовете. В ней она также выразила удивление по поводу того, что на рабочей сессии совета нет представителей Минтранса и других стран, а также тому факту, что в ведомстве заявили о будто бы сорванной МАКом сессии. В штаб-квартиру комитета в итоге прибыли только представители Узбекистана и Азербайджана, кворум не набрался, и мероприятие перенесли на 27 января.
Тогда же Минтранс направил МАКу протокол внеочередной сессии Межсовета, которая прошла в здании министерства под председательством Чалика (а не Анодиной) из-за якобы поступившего письма МАКа о невозможности ее проведении в штаб-квартире комитета. К слову, в МАКе утверждают, что не направляли подобную информацию Минтрансу. Следующая сессия была назначена на 17 января, и по ее итогам объявили о снятии Анодиной с поста председателя МАК.
Встречу, прошедшую 22 декабря в Минтрансе, МАК тоже не признал, как и мероприятие, состоявшееся 17 января. Также в организации подчеркнули, что Татьяна Анодина не собирается покидать пост руководителя комитета. В настоящее время она находится в одной из столичных клиник после перенесенной ортопедической операции. Обязанности главы МАК в ее отсутствие исполняет первый зампред Виктор Рухлинский.
Как отмечают юристы, на мнение которых ссылается «Коммерсантъ», в соответствии с трудовым законодательством сотрудник, находящийся на больничном, не может быть уволен с занимаемой должности.
Длительный бэкграунд
Источник издания в авиаотрасли полагает, что Минтранс решился на такой шаг и попытался полностью взять МАК под свой контроль ввиду непростой международной обстановки и отсутствия внимания со стороны иностранных регуляторов. Кроме того, на положение дел могло повлиять желание получить рычаги давления на партнеров из стран СНГ, входящих в МАК.
Между министерством и МАКом изначально складывались не самые простые отношения, но явный конфликт берет начало в 2015 году. Это произошло вскоре после катастрофы Boeing 737 в Казани. Закончив расследование авиаинцидента, комитет пришел к выводу, что к трагедии привели конструктивные недостатки воздушного судна, и приостановил действие сертификатов эксплуатации на Boeing 737. В Росавиации, в свою очередь, не усмотрели никаких оснований для приостановки эксплуатации воздушных судов данного вида, и МАК обрушился на ведомство с обвинениями в бездействии, способном отразиться на безопасности полетов. Как указывает издание, в отрасли сложилось мнение, что корни конфликта имеют отношение к кризису вокруг авиакомпании «Трансаэро» в 2014 году: основным ее владельцем был сын Анодиной Александр Плешаков, а самой председателю МАК принадлежало 3% акций обанкротившегося авиаперевозчика.
Острая фаза конфликта между транспортным ведомством и МАК закончилась для комитета лишением части полномочий. Правительство перераспределило функции сертификации авиационной техники между другими ведомствами – Росавиацией, Минтрансом и Минпромторгом. Однако на практике в последующие годы можно было наблюдать дублирование функций авиационных регистров МАК и РФ.
Логичный финал
Как обращает внимание источник издания, близкий к Минтрансу РФ, события, разворачивающиеся в настоящее время, является «логичным продолжением решения 2015 года. По его мнению, такой шаг был предпринят для «гармонизации и унификации сертификационных работ в стране», поскольку существование в РФ двух параллельно действующих авиационных регистров выглядело несколько странно.
Некоторые собеседники газеты считают, что сертификация оказалась ключевым фактором, который заставил Минтранс действовать подобным образом. Кроме того, не исключено, что власти могут быть заинтересованы в переманивании в структуры Росавиации специалистов по сертификации, которые до сих пор работают в комитете. Но есть и другое мнение, в соответствии с которым Минтранс весьма заинтересован в подчинении МАК и создании подконтрольного органа по расследованию авиаинцидентов в его лице.
По всей вероятности, теперь МАК в своем нынешнем виде, так или иначе, потеряет свой смысл и перестанет существовать. Обновленный орган сможет сертифицировать исключительно российскую технику, и другие страны, подписавшие соглашение, постепенно перейдут в сферу влияния европейских и американских регуляторов, включая расследование авиационных происшествий.