Миллиарды рублей из бюджета, уходят на забавы чиновников ПФР

Глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов на днях заявил, что его ведомство осваивает блокчейн.

А чуть позже, в кулуарах, правительственным чиновникам была продемонстрирована система бесконтактной идентификации пенсионеров с помощью смартфонов. «А у многих ли пенсионеров есть современные смартфоны?» — вежливо и строго поинтересовалась вице-премьер Татьяна Голикова. Вопрос повис в воздухе. «Это же потемкинские деревни», — после паузы констатировала Голикова.

Ещё летом СМИ писали о неприличных доходах руководства ПФР. В частности, господин Дроздов живет в семикомнатной квартире площадью 335 квадратных метров, а его подчиненные катаются на собственных яхтах и гидроциклах. А сегодня вы узнаете, сколько стоит «пенсионный блокчейн» и другие забавы Дроздова и компании.

Мы проанализировали госконтракты, заключенные Пенсионным фондом за последние три месяца, и ужаснулись. Такое впечатление, что чиновники, напрочь забыв о своей главной задаче — заботе о пенсионерах, «повернулись» на IT-технологиях. Если бы речь шла о частной фирме, это не вызвало бы никаких вопросов. Но все деньги, о которых мы расскажем дальше, — государственные. Это деньги из бюджета. И беспардонно тратить их в сумасшедших объемах в то время, когда общество возмущено повышением пенсионного возраста, — наглость и глупость.

Итак, куда уходят деньги Пенсионного фонда? Вот лишь несколько госконтрактов, заключенных в октябре — декабре этого года.

43 миллиона рублей — создание подсистемы «Электронный документооборот» АИС ПФР-2».

28 миллионов рублей — создание подсистемы «Управление ИТ-активами» АИС ПФР-2».

83 миллиона рублей — создание подсистемы ведения оперативного учета товарно-материальных ценностей и проведения инвентаризации основных средств.

59 миллионов рублей — создание подсистемы «База знаний» АИС ПФР-2».

48 миллионов рублей — разработка программного обеспечения «Ведение электронных дел».

29 миллионов рублей — доработка модуля «Региональный центр аутентификации» компонента «Идентификация и аутентификация» АИС ПФР-2».

Ну а раз есть новое ПО, значит, есть повод закупить и новые серверы, компьютеры, периферию. Карман-то государственный, а не свой собственный. Чего жалеть бюджетное бабло?

9 октября Пенсионный фонд закупил систему хранения данных за 208 миллионов рублей.

16 октября был закуплен программно-аппаратный комплекс за 522 миллиона рублей.

17 октября заключен контракт на инфраструктурное обеспечение системы АИС ПФР-2 стоимостью 884 миллиона рублей.

20 ноября Пенсионный фонд закупил новые компьютеры, мониторы, клавиатуры и мышки на 220 миллионов рублей. Видимо, старая техника вся разом сломалась.

Только перечисленные нами контракты обошлись бюджету более чем в 2 миллиарда рублей. Но это далеко не все траты Пенсионного фонда. Помимо блокчейна, у чиновников есть и другие интересы.

В 1 миллиард (!!!) рублей обошлась чиновникам ПФР в 2018 году связь от «Мегафона». Видимо, это очень разговорчивые люди, а может, у них слишком много свободного времени для телефонного общения. Как бы то ни было, аккумуляторы в мобильниках садятся, и их нужно периодически подзаряжать. Вероятно, для этого ПФР буквально на днях — 30 ноября — закупил больше тысячи внешних аккумуляторов — вместе с ручками и карандашами стоимость этого госконтракта составила 6,1 миллиона рублей.

Впрочем, с болтливостью сотрудников в Пенсионном фонде активно борются — а вдруг кто-то из них ненароком выдаст секрет «потемкинского блокчейна»? Коммуникации отслеживаются, и это даже не скрывается. Месяц назад, 7 ноября, ПФР произвел закупку у «Ростелекома» системы контроля коммуникаций сотрудников и предотвращения утечек информации «Solar Dozor 6». Стоимость этого чудесного госконтракта составила 59 миллионов рублей.

Очень озабочены Дроздов и компания репутацией Пенсионного фонда России в глазах общественности. Ежегодно в течение пяти последних лет выделяются огромные деньги на «проведение информационно-разъяснительной кампании среди населения Российской Федерации». Подряд получает одна и та же офшорная фирма — ООО «Адвотч Изобар». В этом году контракт заключен на 58 миллионов рублей. Всего же за всё время она получила от ПФР 356 миллионов.

Кстати, об офшорах. Почти все крупнейшие поставщики, с которыми заключает контракты Пенсионный фонд, — 100-процентно офшорные компании. Это в первую очередь две компьютерные фирмы — ООО «Редсис», получившее от ПФР в общей сложности 8,8 миллиарда рублей, и ООО «Магелан», получившее 4,4 миллиарда.

И конечно, нельзя не сказать о гораздо меньших по суммам, но очень показательных госконтрактах. Они отражают общий настрой, царящий в центральном офисе ПФР, и отношение руководства фонда к бюджетным деньгам.

2,3 миллиона рублей потрачено на бесконтактную мойку служебных автомашин дирекции ПФР. Мойщики наверняка постарались на славу. БМВ 750i, Ауди А8 и Ауди А6 блестели как новенькие.

В 8,7 миллиона рублей обошлась закупка новой офисной мебели, в том числе мягких кресел. Ну не на табуретке же думать о нелегкой судьбе российских пенсионеров!

287 тысяч рублей ушло на аппретирование ковров Пенсионного фонда России после химчистки. Аппретирование, если кто не знает, — это специальная пропитка ковров для того чтобы они сохраняли внешний вид. Наверное, их деньгами и пропитывали.

445 тысяч рублей выделено на услуги по обслуживанию цветочных композиций. Наверное, чтобы они радовали глаз руководства ПФР. На дворе — зима, а в Пенсионном фонде — цветы, приятно, не правда ли?

И последний — самый маленький, но самый показательный контракт. 84 261 рубль 83 копейки заплатит Пенсионный фонд России индивидуальному предпринимателю Н.В.Котомцевой за обслуживание пяти аквариумов и одного аквариумного комплекса в здании ПФР по адресу: г. Москва, ул. Шаболовка, д. 4. Интересно, кстати, что госпожа Котомцева — петербурженка. Для обслуживания аквариумов ей, видимо, придется часто ездить в столицу. А то ведь рыбки, не ровен час, помрут — что тогда будет с госконтрактом?

Кстати, если кто-то решил, что в Пенсионном фонде России занимаются чем угодно, только не пенсионерами, — то это не так. Мы нашли в перечне госконтрактов один, напрямую связанный с главной задачей ПФР. 2 июля 2018 года, через несколько дней после объявления о повышении пенсионного возраста, был заключен контракт на создание нескольких баз данных, в том числе базы умерших пенсионеров. Его стоимость составила 41 миллион рублей.

А вы говорите, что они там, в Пенсионном фонде, совсем оборзели! Нет же, видите, какая забота о людях проявляется!

banks-finance.ru