Миллиардеров эпохи Медведева раскидало от СИЗО до Лондона

Бизнес

Миллиардеров эпохи Медведева раскидало от СИЗО до Лондона

За те одиннадцать лет, что Дмитрий Медведев был сначала президентом, а потом главой правительства, у российских бизнесменов было не так много ярких взлетов, как в ельцинской России или в начале «нулевых». 
24.01.2020

Впрочем, своим успехам некоторые участники списка Forbes все же обязаны или периоду, когда третий президент России управлял страной, или первым годам его премьерства. Как сложились судьбы бизнесменов и их проектов?

Зиявудин и Магомед Магомедовы

При Медведеве. Пока Медведев был президентом, состояние братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых выросло до сотен миллионов долларов. В 2012 году стоимость активов Зиявудина Магомедова — основного владельца бизнеса братьев, объединенного в группу «Сумма» — достигла $900 млн, в 2014 году — $1,2 млрд, а в 2017 — $1,4 млрд.

В 2010 году «Сумма» стала совладельцем крупнейшего в России Новороссийского морского торгового порта (НМТП). В 2012 году группа приватизировала 50% Объединенной зерновой компании (ОЗК) — в соответствии с указом Медведева-президента, изданным годом ранее.

При Медведеве Магомедовы стали и крупными господрядчиками. В 2009 году Зиявудин Магомедов взялся за реконструкцию Большого театра, тянувшуюся с 2005 года. Проект курировал лично Медведев. В 2011 году реконструкция была завершена. А «Сумма» получила доступ к другим госстройкам — структуры Зиявудина Магомедова вошли в число крупнейших подрядчиков Минтранса, суммы контрактов за 2012-2015 превысили 120 млрд рублей.

Что сейчас. В марте 2018 года братья Магомедовы были арестованы по обвинению в организации преступного сообщества и хищении 2,5 млрд рублей бюджетных денег при строительстве ряда объектов по господрядам. На сегодняшний день сумма ущерба по делу выросла до 11 млрд рублей. Братья до сих пор находятся в СИЗО, а их империя фактически разрушена. Долю в НМТП выкупила «Транснефть», часть активов отошла ВТБ, который выкупил долю Магомедова в «Трансконтейнере» и забрал за долги пакет в ОЗК.

Политологи высказывали мнение, что этот арест Магомедовых ослабляет позиции Дмитрия Медведева и вице-премьера Аркадия Дворковича, с которым Зиявудин Магомедов учился на экономфаке МГУ.

Михаил Абызов

При Медведеве. В начале 2012 года Дмитрий Медведев (тогда еще президент) назначил Михаила Абызова F 164 своим советником и куратором работы «Открытого правительства» — ведомства, которое должно было упростить взаимодействие ведомств и граждан. К тому моменту Абызов уже был состоятельным человеком (состояние $1,3 млрд), ему принадлежала группа RU-COM, объединявшая активы в инжиниринге, энергетике и сельском хозяйстве. Портфель контрактов группы Е4, занимавшейся строительством энергоблоков, на 2013 год превышал 160 млрд рублей. После ухода Медведева в правительство Абызов стал «министром без портфеля», продолжив курировать «Открытое правительство». Абызов идеологически был близок к Аркадию Дворковичу и Зиявудину Магомедову, которые поддерживали выдвижение Медведева на второй президентский срок, писал РБК со ссылкой на свои источники.

Что сейчас. В новый состав правительства, сформировавшийся в 2018 году, Абызов не вошел, хотя рассчитывал остаться в кресле министра. Причем сам пост министра по делам «Открытого правительства» был ликвидирован. В марте 2019 года бывшего министра без портфеля арестовали. Ему вменили хищение 4 млрд рублей у Сибирской энергетической компании и «Региональных энергетических сетей» и вывод этих средств в офшоры. Абызов отрицает обвинения, и несмотря на предложения о залоге в 1 млрд рублей, находится в СИЗО. В конце 2018 года заявление о возбуждении уголовного дела в отношении Абызова подавал Альфа-банк — один из кредиторов группы E4, проходящей сейчас процедуру банкротства. Но правоохранители отказали Альфа-банку. Иски к Абызову подавали и другие кредиторы Е4, старающиеся привлечь экс-министра к субсидиарной ответственности, например, структуры «Реновы» Виктора Вексельберга. F 11

«Наверное, это плохо. Но теперь другого варианта развития событий не существует. Раз конфликт не был урегулирован в гражданско-правовом поле через суд, иски и так далее, то теперь опять же единственным способом разрешения этого конфликта будет следствие и приговор суда», — так прокомментировал Медведев арест бывшего подчиненного.

В начале 2019 года состояние Абызова составляло всего $600 млн. Позднее активы Абызова на 1 млрд рублей были арестованы судом.

Владимир Евтушенков

При Медведеве. В частных беседах Владимир Евтушенков F 63 не скрывал, что Дмитрий Медведев оказывал поддержку его проектам. Об этом Forbes в 2014 году рассказывали сразу несколько знакомых миллиардера. По их словам, без внимания Медведева, например, не осталась консолидация АФК «Система» Евтушенкова предприятий башкирского ТЭКа. Блокирующие пакеты акций нефтяных предприятий республики «Система» купила еще в 2005 году. А в 2009 году они перешли под контроль «Системы», которая консолидировала их на базе своего крупнейшего на тот момент актива — «Башнефти».

О приобретении акций башкирских предприятий знал лично Дмитрий Медведев. Получение «Системой» контрольного пакета в «Башнефти» согласовывалось с ним и его помощником на тот момент Аркадием Дворковичем, а Евтушенков воспринял факт согласования Медведевым сделки как защиту от проблем с активом, рассказывал Forbes федеральный чиновник.

Что сейчас. Сделки «Системы» с нефтяными предприятиями Башкортостана стали причиной уголовного дела, затронувшего в 2014 году лично Евтушенкова. Ему вменялось легализация денежных средств при покупке акций «Башнефти». Глава РСПП Александр Шохин даже окрестил преследование Евтушенкова делом «ЮКОСа номер два». Сам миллиардер провел под домашним арестом три месяца. А уголовное дело против него было закрыто только в январе 2016 года. Медведев искренне переживал из-за Евтушенкова, чувствовал персональную ответственность за происходящее, писал Forbes со ссылкой на знакомых экс-премьер-министра.

Параллельно с уголовным делом против Евтушенкова разбирательство шло в Арбитражном суде Москвы, который в октябре 2014 года постановил, что сделка по передаче «Башнефти» и других предприятий башкирского топливно-энергетического комплекса в частные руки была неправомерной. После этого АФК «Система» лишилась своего пакета в нефтяной компании — он перешел государству, а потом был выкуплен «Роснефтью». Однако на этом сага АФК «Системы» с «Башнефтью» не закончилась. В мае 2017 года «Роснефть« к корпорации Евтушенкова иск на 106,6 млрд рублей (затем сумма выросла до 170,6 млрд рублей). Именно столько, по версии «Роснефти» потеряла «Башнефть» из-за реорганизации, проведенной «Системой» в 2013-2014 годах. В декабре 2017 года «Роснефть» и «Система» заключили мировое соглашение. По нему «Система» выплатила «Башнефти» 100 млрд рублей в качестве возмещения убытков. А акции АФК «Система» не могут достигнуть уровней, на которых держались до иска «Роснефти», до сих пор.

Состояние Евтушенкова сократилось с $7,7 млрд в 2011 году до $1,5 млрд в 2019.

Виктор Вексельберг

При Медведеве. Президентство Медведева запомнилось в первую очередь курсом на модернизацию, символом которого стало создание инновационного центра «Сколково». Группа по его разработке была создана в 2009 году. Желание курировать проект изъявляли Михаил Прохоров F 12 и Анатолий Чубайс, но в итоге на эту роль весной 2010 года был выбран Виктор Вексельберг F 11.

«Мы определились, что экосистема должна складываться из набора элементов. Университет — ключевой, если не основной элемент, потому что это кузница кадров», — рассказывал о создании «Сколково» Вексельберг. Помимо университета (Сколтех) ключевыми элементами иннограда «Сколково» стали технопарк и инновационный центр.

В итоге. В 2016 году Счетная палата опубликовала итоги проверки работы «Сколково» 2013-2015 годах, которую проводила совместно с ФСБ. Результаты были неутешительными — по мнению аудитора, у «Сколково» слишком много бюджетных денег — за указанный период государство выделило на развитие инноваций 58,6 млрд рублей и это львиные доходы фонда — 78%. Многие траты «Сколково» Счетная палата назвала необоснованными, а основные достижения приписала дочерней структуре Сбербанка.

Состояние Вексельберга в 2011 году оценивалось в $13 млрд, к 2014 году оно увеличилось до $17,2 млрд. К началу 2019 года стоимость всех его активов сократилась до $11,5 млрд. С апреля 2018 года бизнесмен под санкциями.

Альберт Авдолян и Сергей Адоньев

При Медведеве. В сентябре 2010 года глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов на встрече со страстно увлекающимся гаджетами президентом Дмитрием Медведевым показал прототип российского сотового телефона 4G с двумя экранами. Разработкой телефона, который получил название YotaPhone, занялась компания Yota Devices, в которой контроль (64,9%) принадлежал фонду Telconet Capital Limited Partnership Альберта Авдоляна F 146 и Сергея Адоньева F 147, а «Ростехнологий» было 25,1%. Собеседники газеты «Ведомости» называли Авдоляна человеком из окружения Чемезова.

«Короче, Apple напрягся», — пошутил в 2013 году Медведев, когда первый смартфон ему презентовал Сергей Чемезов. Но за два года в мире было продано менее 100 000 смартфонов. Непопулярность смартфона эксперты объясняли высокой ценой — почти 22 000 рублей за смартфон — и узостью продуктовой линейки. К тому же на продажах сказалась и девальвация рубля в декабре 2014 года. Но акционеры не отчаивались и ожидали взрыва продаж после выхода отечественного смартфона третьего поколения.

Что случилось потом. Акционеры Yota Devices начали постепенно выходить из бизнеса в 2016 году — тогда 30% у фонда Адоньева и Авдоляна купила китайская компания China Baoli Technologies Holdings. Позже продал свои 10% сооснователь и экс-гендиректор компании Владислав Мартынов. Весной 2017 года Сергей Чемезов заявил о нехватке китайский инвестиций для выпуска третьей модели отечественного смартфона. В июле 2018 года «Ростех» продал свой пакет в Yota Devices консорциуму во главе с китайской инвестиционной группой Trinity World Management за 3 млрд рублей. В 2019 году Верховный суд Каймановых островов признал Yota Devices банкротом с долгом в $1 млн.

В 2019 году Авдолян забрал за долги крупный актив Зиявудина Магомедова — Якутскую топливно-энергетическую компанию, на основе которого планирует строить кластер в Якутии, и остается основным претендентом на долю Газпромбанка в Эльгинском месторождении.

Сергей Адоньев в 2018 году спонсировал президентскую предвыборную кампанию Ксении Собчак. Также Адоньев — один из спонсоров «Новой газеты».