Михаилу Абызову сшили новое дело

Общество

Михаилу Абызову сшили новое дело

Как обвинения по 289-й статье отразятся на судьбе бывшего министра.
28.08.2019

Против Михаила Абызова возбудили новое уголовное дело — бывшего министра по вопросам «Открытого правительства» подозревают в незаконном участии в предпринимательской деятельности. За это ему может грозить до двух лет тюрьмы. Между тем, экс-чиновника уже обвиняют в мошенничестве на 4 млрд руб. и организации преступного сообщества. По этим статьям максимальный срок наказания — до 20 лет заключения.

Вместе с тем, новое дело со старым никак не связано, пояснил «Ъ FM» адвокат экс-министра Александр Аснис: «По версии следствия, Абызов в 2018 году лично и через доверенных лиц осуществлял некую предпринимательскую деятельность, нарушив тем самым запрет, наложенный на него как члена правительства Российской Федерации. Такое преступление отнесено Уголовным кодексом к преступлениям небольшой тяжести, максимальное наказание за которое наряду с другими видами наказаний — до двух лет лишения свободы. Данный состав преступления не предусматривает в качестве последствий причинение какого-либо имущественного ущерба государству либо иному собственнику и, соответственно, последующее возмещение какого-либо ущерба, а также не влечет за собой признание каких-либо сделок недействительными.

Описываемые обстоятельства не имеют никакого отношения к событиям 2011-2014 годов, которые являются предметом расследования уголовного дела о мошенничестве и создании преступного сообщества, по которому Абызову пять месяцев назад предъявлено обвинение.

По мнению самого обвиняемого и его защитников, возбуждение данного уголовного дела свидетельствует лишь о том, что следствие за время расследования основного дела так и не смогло собрать достаточных доказательств, подтверждающих предъявленные обвинения. Новое дело возбуждено именно в тот момент, когда суды стали массово отказывать следствию в наложении ареста на имущество. Обвинение по новому уголовному делу Абызову не предъявлено, он намерен, естественно, опровергать необоснованные подозрения».

Возбуждение еще одного дела, которое никак не связано с тем, что уже расследуют, — обычная практика, отмечает председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе: «Одно дело не вытекает из другого, и было, скажем так, обнаружено по ходу. Это бывает, как правило, если оперативники довольно активно занимаются разработкой, общаются с какими-то людьми, которые работали или могли работать с подозреваемым. Я могу полагать, что с наибольшей вероятностью кто-то из таких «собеседников» дал показания, согласно которым он в интересах Абызова занимался предпринимательской деятельностью. В противном случае это будет очень сложно доказывать, потому что бывший чиновник, конечно же, не регистрировал на себя какие-то коммерческие структуры, не входил в их органы управления. А если он это сделал, то это, конечно, большая ошибка с его стороны. Здесь могут, действительно, по документам всю картину восстановить. Все остальное может основываться только на признательных показаниях самого подозреваемого, которые вряд ли последуют.

Вместе с тем, если у Михаила Абызова будет два приговора, то это осложнит его дальнейшую судьбу.

Во-первых, это увеличивает срок пребывания под стражей, пусть и незначительно. Во-вторых, условно-досрочное освобождение это тоже затруднит, потому что количество эпизодов тоже осложняет сбор и подготовку к УДО, к уменьшению срока отбытия под стражей».

В рамках уголовного дела у Михаила Абызова были арестованы активы почти на 30 млрд руб. — это недвижимость, акции и счета. Сторона защиты настаивала, что это незаконно, поскольку сумма в разы превышает размер претензий к бывшему министру. Недавно часть имущества была разморожена. Кроме Михаила Абызова, в деле о мошенничестве есть еще пятеро подозреваемых. Следствие считает, что они похитили 4 млрд руб. у поставщиков энергии в Новосибирской области и вывели их за рубеж.

По версии следствия, Михаил Абызов создал преступное сообщество не позднее апреля 2011-го, то есть когда до его назначения министром оставался год с небольшим. В это время обвиняемый контролировал 95% акций «Сибирской энергетической компании» (СИБЭКО) и ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС), которые обеспечивали энергией крупные промышленные города Сибири. В эти организации входили несколько сервисных компаний — их руководителями бывший чиновник назначил своих людей. Примерно за месяц до того, как Абызов занял пост куратора «Открытого правительства», он якобы скрыл, что владеет этим бизнесом, и заключил фиктивный договор доверительного управления.

Затем, предположительно уже используя свои министерские полномочия, Абызов организовал продажу сервисных компаний из СИБЭКО и РЭС кипрскому офшору, — тогда их оценили в 150 млн руб. Пока акции компаний были на Кипре, структуры реорганизовали, а уже в 2013 году продали обратно в СИБЭКО и РЭС, но уже за 4 млрд руб. При этом остальные акционеры были не в курсе подробностей сделки.

Согласно доследственной экспертизе, общий ущерб акционерам СИБЭКО и РЭС оценивается в 200 млн руб. Остальная сумма ущерба из тех 4 млрд руб., о которых идет речь в деле, пришлась на долю самого Михаила Абызова, поскольку именно он был основным акционером пострадавших компаний.

Четко претензии обозначило только госпредприятие «Алмазювелирэкспорт». У компании было меньше 1% в СИБЭКО, и она потеряла на махинациях Абызова 10 млн руб.

Сейчас Михаил Абызов находится в СИЗО. Под арестом он пробудет как минимум до конца октября.

Министром Абызов стал в мае 2012 года, он отвечал за «Открытое правительство» — этот проект должен был сделать работу властей более прозрачной для граждан. Через шесть лет «Открытое правительство» закрыли, и «министр без портфеля», как называли Михаила Абызова, покинул свой пост. Чуть меньше чем через год его задержали.