Михаила и Бориса Зингаревичей разлюбили питерские власти

Бизнес

Михаила и Бориса Зингаревичей разлюбили питерские власти

Лишение статуса стратегического инвестора структур братьев Зингаревичей может стать началом заката их бизнес-империи в Санкт-Петербурге.
08.11.2019

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, Управление федеральной антимонопольной службы по Санкт-Петербургу (УФАС) признало необоснованным решение властей города о присвоении статуса стратегического инвестора ООО «Новые территории девелопмент».

Структура принадлежит компании «Плаза лотос груп» (ПЛГ) одиозных предпринимателей братьев Михаила и Бориса Зингаревичей. Статус стратегического инвестора позволял их  компании получать без торгов земельные участки.

Во времена расцвета власти Георгия Полтавченко и его команды в Петербурге, это позволило бизнесменам без конкурсных процедур получить два земельных участка на набережной реки Смоленки. Там планировалось построить гостиничный комплекс.

Однако, реализация проекта на сегодня практически остановлена. При этом участки находятся под обременением, что может помешать властям города создать на них парк, на проектирование которого в казне заложено порядка 5 млн рублей.

Фортуна подобных дельцов, как Зингаревичи, переменчива. Говорят, что статус страгетического инвестора им удалось получить только благодаря неформальным связям с чиновничьей верхушкой Петербурга. Судя по всему, договориться с новой властью (об откатах?) не удалось. Поэтому стратегический статус структур Зингаревичей канул в лету.

Щепки летят

Когда-то Борис Зингаревич начинал простым механиком на ЦБК. Теперь он — один из богатейших людей в России. Его состояние оценивается в 550 миллионов долларов. И еще столько же у его брата Михаила Зингаревича. Теперь удача отвернулась от них?

Скандалы сотрясают бизнес-империю Зингаревичей регулярно. А строится она начала еще в лихие 90-ые годы. Причем, как говорят, не без участия криминальной «крыши». Тогда братья создали компанию «Илим Палп», которая в течение всего нескольких лет  скупила ни много ни мало 30 лесозаготовительных предприятий. Среди них, например, Братский лесопромышленный комплекс.

Люди вспоминают, что борьба за эти предприятия развернулась нешуточная — как раз в стиле той эпохи. Якобы было всё, и убийства, и похищения, и обычный шантаж. В частности, летом 1999 года неизвестные похитили владельца крупного деревообрабатывающего предприятия Евгения Драчёва. В том же году у дома главы Архангельского ЦБК сработало взрывное устройство.

Спустя несколько месяцев избили чиновника местной администрации, отвечающей за лесопромышленный комплекс. А в марте 2000 года в Санкт-Петербурге были убиты директор концерна «Орими» и один из учредителей той же компании. Причем последнего расстреляли вместе с семьей.

Причем же здесь Зингаревичи, спросите вы? Очень может быть, что не причем. Вот только именно этот концерн был главным конкурентом предприятий Зингаревичей, и слухи об их причастности к этим преступлениям циркулируют до сих пор.

Как бы то ни было, в результате построения империи Зингаревичей контроль над огромной частью российских лесов оказался за границей. Почему? Оказалось, что концерн Зингаревичей «Илим» зарегистрирован в Швейцарии, а 50 компании еще в 2006 году были проданы американской фирме International Paper.

Распродажа изделий деревообработки российских лесов принесла Зингаревичам большой успех. Такой, что они расширили свою империю на самые разные сферы. И, судя по всему, сумели сдружиться с чиновниками Петербургской мэрии, и наверняка не только с ними.

Лендлорды Северной столицы

Именно подобная дружба могла привести к скандалу в 2010 года, когда власти Северной столицы передали компаниям, близким к братьям Зингаревичам, сразу три здания памятника федерального значения для реконструкции под отели.

Так, ООО «Лотус Отели» получило здание бывших казарм лейб-гвардии Павловского полка на Марсовом поле. «Оранж-Девелопмент» досталось здание бывшего Придворного конюшенного ведомства, а здание Центрального агентства воздушных сообщений на Невском проспекте оказалось под ООО «ИФГ-Базис-Проект».

При этом никаких конкурсных процедур для передачи их не проводилось. Говорят, всё было решено кулуарно на закрытом заседании правительства. Таким образом, «в минусе» оказался не только бюджет города, но и интересы потенциальных покупателей, которые могли получить право на реконструкцию.

Другая часть империи Зингаревичей, компания «Плаза Лотос Груп» получила от Смольного статус стратегического инвестора после отказа от реставрации Конюшенного ведомства, проект которого вызвал бурю негодования горожан.

За отказ от проекта компании выделили сразу шесть участков без торгов, где планировалось построить гостиницы эконом-класса. Однако вместо них Михаил Зингаревич «скреативил» и выдал концепцию «инвест-отелей».

Его суть заключалась в привлечении всех заинтересованных, особенно студентов, которые должны были сами инвестировать в номера отелей. Фактически, Зингаревичи предложили оплатить часть проекта на непонятно за какие заслуги полученных землях из кармана самих горожан и приезжих.

Раздачу петербургских земель на льготных условиях Зингаревичи, судя по всему, оценили. Так оценили, что в 2017 году начали их распродавать. А что, особых трудов и вложений для их приобретения не потребовалось: легко пришло, легко ушло.

В частности, участок под гостиницу на улице Александра Невского отошёл ООО «Кравт Инвест», принадлежащему камчатскому миллиардеру-рыбопромышленнику Игорю Евтушку. Еще две гостиницы в устье реки Смоленки «Плаза Лотос Груп» разделила вместе с компанией «Мастер Девелопмент». Такая вот раздача кусков Северной столицы в тесном сотрудничестве с городскими властями.

Похоже, успех вскружил голову всему «клану» Зингаревичей. Настолько, что председатель правления ОАО «Энергостройинвест-холдинг» (еще одна часть империи предпринимателей) Анон Зингаревич (сын Бориса Зингаревича) оказался под уголовным делом.

Его и генерального директора предприятия обвиняли в мошенничестве при использовании кредитов на сумму 2,5 млрд рублей у «МТС-банка» и банка «Глобэкс».

По тогдашней версии следствия, Зингаревич участвовал в схемах по выводу кредитных денег, выданных банками из подконтрольных ему организаций. Часть денег, могла быть потрачена на содержание принадлежащего Зингаревичу хоккейного клуба «Атлант», а остальные якобы выведены за границу.

В результате Зингаревича-младшего заочно арестовали, и он два года был вынужден скрываться от правосудия в Лондоне. До тех пор, пока, вероятно, с подачи папы его уголовное преследование не было прекращено.

После этого ОАО «Энергостройинвест-холдинг» признали банкротом, а его имущество пошло с молотка. Клуб «Атлант» остался без финансирования и прекратил свое существование. Таким образом, руководство Зингаревичей довело до ручки не только бизнес, но и один из известных хоккейных клубов.

Что касается долгов перед банками, то после длительных переговоров с ними удалось заключить мировое соглашение, реструктурировав на длительный срок долг «Энергостройинвеста». Мало сомнений, что процессами руководил отец Антона Борис Зингаревич.

Правда, не долго музыка играла: вскоре решение о прекращении уголовного дела в отношении Антона Зингаревича отменила Герпрокуратура, и расследование было возобновлено. Эксперты считают, что этот факт мог существенно повлиять на переговоры Бориса Зингаревича с мэрией и даже стать главной причиной отказа его структуре в статусе стратегического инвестора Петербурга.

Ведь велика вероятность, что в результате расследования следствие может выйти на самого Бориса Зингаревича. Который, как представляется, твёрдой рукой направляет своего сына в бизнесе и в жизни. В результате Зингаревич-старший может стать крайне токсичной фигурой для ряда петербургских чиновников. Так и до них следствию может оказаться недалеко…

После всех этих историй с уголовным делом, передачей земель Северной столицы без торгов и прочего вряд ли кто-то из петербуржцев сильно загрустил, когда узнал, что Зингаревичей немного «подвинули» от «кормушки», лишив стратегического статуса.

Однако, это «отступление» тоже может оказаться частью стратегии Зингаревичей. Ведь новая власть Петербурга может лишь умозрительно оказаться «недоговороспособной». Возможно, вопрос лишь в цене, поэтому расслабляться горожанам не стоит.