Михаил Максименко не сказал об Александре Бастрыкине ни одного плохого слова

Чиновники

Михаил Максименко не сказал об Александре Бастрыкине ни одного плохого слова

«На меня также оказывали давление сотрудники ФСБ, требовали оговорить Александра Бастрыкина и  угрожали мне сроком в 22 года», — заявил в суде бывший глава управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко. Ему и нескольким его предполагаемым сообщникам, в том числе экс-главе столичного управления СК, вменяют получение миллиона долларов за то, что они обещали освободить приближенных криминального авторитета Шакро Молодого
18.10.2019

Мосгорсуд в четверг, 17 октября, приступил к рассмотрению уголовного дела высокопоставленных сотрудников Следственного комитета России. На скамье подсудимых оказались экс-руководитель Главного следственного управления СКР по Москве Александр Дрыманов, бывший глава управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко и экс-руководитель следственного управления СКР по ЦАО Алексей Крамаренко.

По версии следствия, они получили $1 млн долларов от «лидера преступного мира» — «вора в законе» Шакро Молодого (Захария Калашова). Обвинение настаивает, что за эти деньги сотрудники следственного комитета обещали освободить приближенных к Шакро людей – Андрея Кочуйкова (Итальянца) и Эдуарда Романова, задержанных во время скандальной перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской.

«Свою вину я не признаю, ни в какой преступный сговор я не вступал и деньги ни от кого не принимал, и не передавал, — отрицал в суде все обвинения Максименко. Он уже приговорен к 13 годам колонии за получение другой части взятки, в $500 000, от бизнесмена Олега Шейхаметова за освобождение тех же Кочуйкова и Романова. Максименко отметил, что, как и в предыдущем его деле, никаких денег у него никто не нашел.

«Это классика советского кинематографа: сложно искать черную кошку в темной комнате, если ее там нет. Так и деньги: сложно их найти, если их просто не получали», — заявил Дрыманов. Крамаренко в суде вообще настаивал, что не только не вступал с Максименко и Дрымановым в преступный сговор, но даже и не общался с таким высокопоставленным руководством.

Все трое обвиняемых утверждали, что в деле нет доказательств их вины, а все обвинение строится на показаниях их бывшего коллеги — заместителя Дрыманова в столичном главке — Дениса Никандрова.

«Он был вынужден дать показания и оговорить меня и других, — выступал Максименко. — На меня также оказывали давление сотрудники ФСБ, требовали оговорить [главу СКР] Александра Бастрыкина и угрожали мне сроком в 22 года».

Никандров также проходил по этому делу, но заключил сделку со следствием и дал признательные показания. Именно после этого и был задержан его шеф – Дрыманов. В итоге сам Никандров получил небольшой срок в 5,5 лет, а потом и вовсе освободился досрочно в мае 2019 года.

Согласно обвинительному заключению, оглашенному в суде, посредником при передаче $1 млн высокопоставленным сотрудникам СКР стал предприниматель Дмитрий Смычковский (сейчас в розыске). Сумму было решено поделить поровну – по $200 000 между всеми соучастниками: Максименко, Дрымановым, Никандровым, Крамаренко и Смычковским, следует из обвинения.

По версии следствия, после этого фигуранты дела приняли решение переквалифицировать обвинение Кочуйкову и Романову на более мягкий состав и освободить из-под стражи.

Скандальная разборка произошла на веранде дорого ресторана Elements в декабре 2015 года. Согласно материалам дела, хозяйка заведения Жанна Ким поссорилась из-за 8 млн рублей с собственной подругой – дизайнером Фатимой Мисиковой. Отстаивать интересы дизайнера в ресторан приехал ее друг — Андрей Кочуйков (Итальянец), приближенный к Шакро Молодому, и его приятель, бизнесмен Эдуард Романов. Со стороны Ким в ресторан был вызван адвокат Эдуард Буданцев и его охранники. Но переговоры закончились перестрелкой, в которой погибли два человека.

В результате Кочуйков и Романов оказались под арестом по обвинению в хулиганстве. Буданцев, которому изначально предъявили обвинение в двойном убийстве, был отправлен под домашний арест. Сейчас его дело прекращено, так как следствие пришло к выводу, что он действовал в пределах самообороны.

Весной 2016 года московский главк действительно одобрил переквалификацию действий Кочуйкова и Романова со статьи хулиганство на самоуправство. После этого оба фигуранта дела были освобождены следственным комитетом, но тут же задержаны уже сотрудниками полиции – по обвинению в вымогательстве денег у Жанны Ким.