Михаил Фридман исповедался в Мадриде

Бизнес

Михаил Фридман исповедался в Мадриде

О чем миллиардер давал показания в испанском суде.
22.10.2019

Михаил Фридман явился в испанский суд, чтобы дать показания по делу о банкротстве испанского разработчика мобильного контента Zed WorldWide. Испанская прокуратура обвиняет Фридмана в попытке рейдерского захвата компании. Миллиардер все обвинения отрицает, а его защита утверждает, что иск — результат оговора основателя Zed. Тем не менее, с судебного заседания Фридман вышел в статусе «обвиняемого со стороны прокуратуры».

Миллиардер Михаил Фридман (состояние $15 млрд по оценке русского Forbes) прибыл для дачи показаний в Национальную судебную коллегию Испании сегодня утром. Заседание продолжалось три часа. После его окончания ведущий дело прокурор Хосе Гринда, известный делами против восточноевропейской организованной преступности, заявил, что Фридман отверг все обвинения, но останется «обвиняемым со стороны прокуратуры». Представители бизнесмена в ответ заявили, что официальные обвинения в совершении какого-либо преступления в ходе банкротства Zed ему в Испании не предъявлялись. Меру пресечения для Фридмана суд избирать не стал.

Фридман был вызван в суд по делу Zed WorldWide в начале октября 2019 года. Представители Фридмана ходатайствовали о том, что он должен давать показания в статусе свидетеля, а не лица, в отношении которого ведется расследование, но судья Мануэль Гарсия Кастельон отклонил ходатайство, писала FT.

Прокурор Гринда утверждает, что в 2016 году Фридман предпринял попытку рейдерского захвата испанского производителя видеоконтента Zed WorldWide. По версии Гринда, в 2016 году Фридман решил приобрести Zed за «смешную, значительно ниже рыночной цену» в €20 млн. Для этого, как утверждает прокурор, компании, связанные с Фридманом, организовали Zed «экономическую блокаду». В частности, оператор связи Vimpelcom (теперь переименован в Veon) расторг контракты с Zed, которые приносили испанской компании 40% дохода. 47,85% акций Veon принадлежит компании LetterOne, одним из основателей которой является Фридман. Vimpelcom также принадлежало 5,32% акций материнской компании Zed Worldwide, Zed+, говорилось в материалах голландского суда.
Прокурор также утверждает, что Фридман сыграл решающую роль в последующем банкротстве Zed, поскольку контролировал одного из кредиторов компании. Речь о банке Amsterdam Trade Bank — миноритарном участнике синдиката кредиторов, потребовавшего от Zed возврата долгов. Фридману, как писала FT, косвенно принадлежит 33,3% акций банка. Контролирующим акционером ATB на момент событий был Альфа-банк.

У Vimpelcom были большие планы на Zed WorldWide как производителя контента для рынка Латинской Америки, но отношения партнеров испортились после того, как выяснилось, что испанская компания сильно закредитована и ее долги превосходят изначально заявленную сумму, писали «Ведомости» в 2017 году. Суд Мадрида рассматривает встречный иск российских акционеров к основателю Zed Хавьеру Перес-Долсету, говорил источник издания: его обвиняют в выводе средств из компании. В августе 2017 года Перес-Долсет обвинялся в мошенничестве и провел 21 день в тюрьме, а до этого голландский суд отстранил его от управления Zed+ по подозрению в подделке документов, писала FT.

Фридман все обвинения в свой адрес отрицает. Сегодня, как говорится в сообщении представителей бизнесмена (его цитируют «РИА Новости»), он заявил в суде, что не является ни инвестором, ни акционером Zed WorldWide. LetterOne, по его словам, не делала компании никаких предложений, а к банкротству Zed причастны только ее управляющие. Обвинения против Фридмана его представители назвали «продуктом теории дикого заговора» Хавьера Перес-Долсета, а представленные им в суд документы — фальшивыми. Как говорится в их заявлении, Перес-Долсет сам добивался, чтобы LetterOne предложила купить Zed, но та интереса не проявила. Фридман ни номинально, ни фактически не контролировал ни Veon (бывший Vimpelcom), ни Amsterdam Trade Bank, добавили они.
В августе источник Forbes, близкий к акционерам LetterOne, говорил Forbes, что возврат к рассмотрению «пыльного» дела Zed инициирован противниками Фридмана, которые стараются помешать LetterOne стать единоличным владельцем испанского продуктового ритейлера DIA. О битве Фридмана и его партнеров за контроль над американским ритейлером мы подробно писали здесь.

Исход разбирательства будет важен для репутации в Европе российского бизнеса, который прокурор Гринда описывает в самых жестких выражениях. «Слово “рейдер” используется в мире российской организованной преступности для описания отъема бизнеса либо с помощью насилия, либо с помощью экономического удушения», — пояснял он, например, свои обвинения против Фридмана (цитата по FT).