Михаил Фридман через сотовую компанию вкладывал деньги в Украину

Михаил Фридман через сотовую компанию вкладывал деньги в Украину

Международный холдинг Veon, созданный основателями «Альфа-груп», объявил о продаже своего российского актива – мобильного оператора «Вымпелком», работающего под брендом «Билайн». Теперь сеть могут разорвать на части другие игроки рынка – «Мегафон», МТС и «Теле2». Последний претендует на львиную долю, поскольку пользуется покровительством государства. Тем более что повод для раздела «Билайна» найдётся актуальный.
К сложившейся на рынке связи олигополии уже давно возникали вопросы. Тарифы росли, условия ухудшались, зато зоны покрытия операторы расширять не торопились. Казалось бы, ситуация с «Билайном» даёт шанс в корне изменить ситуацию. По какому сценарию пойдут эти изменения? Одни эксперты рынка говорят, что конкуренты просто поделят хозяйство «Билайна», а его оборудование просто пустят на запчасти – из-за санкций с ними нынче большие проблемы. Другие, наоборот, прочат создание огромного государственного монстра на базе «Теле2» и «Билайна». Судя по всему, в зависимости от региона могут быть реализованы оба сценария. Пойдёт ли это на пользу качеству связи – вопрос. Но в любом случае «Билайн» перестанет быть ещё одним насосом, через который «Альфа-груп» выкачивала деньги из карманов россиян в зарубежные юрисдикции. Суммы в этой истории фигурируют астрономические.
В прошлом году «Вымпелком» принёс акционерам 801 млн долларов чистой прибыли. Исходя из этих показателей эксперты оценивают стоимость актива в 4,5–5 млрд долларов. Но сейчас о продаже оператора за такие деньги речь не идёт. Проблема как раз в том, что «Вымпелком» является частью Veon, а у последнего финансовая отчётность не очень радужная. Исходя из котировок акций весь Veon, включая «Вымпелком», стоит ныне менее миллиарда долларов. К тому же на холдинге висит долг в 8 млрд долларов. Главная интрига в том, кому достанется долг после развода «Билайна» и Veon – российской компании или иностранной. Если долги повесить на «Билайн», то покупателю он может достаться фактически даром, а с кредиторами потом можно будет рассчитаться за счёт платежей абонентов. Такая картина выглядит вполне правдоподобно с учётом истории холдинга.
Дело в том, что российский «Билайн» долгие годы был источником денег, с помощью которых его бенефициары скупали активы за рубежом и развивали инфраструктуру в других странах. Дошло до того, что Vеоn направлял деньги (речь, предположительно, идёт о 20 млн долларов) на восстановление украинских базовых станций сотовых станций, разрушенных в ходе российской спецоперации.
Впрочем, историю выкачивания «Альфой» денег из России с помощью «пчёлок» лучше рассказывать с самого начала. Иностранный совладелец появился у компании едва ли не с первого дня основания (будущий «Билайн» был создан в 1991 году). Им стал американский предприниматель Оги Фабел. Именно Фабел пробил поставку в России оборудования американского стандарта связи AMPS, который обеспечил «Билайну» конкурентные преимущества. Другим крупным инвестором стала норвежская полугосударственная компания Telenor. За время участия в российской компании скандинавы инвестировали в неё 1,8 млрд долларов и получили дивидендов на 2,3 миллиарда. Окончательно ушли они в 2019 году, когда над «Вымпелкомом» стали сгущаться санкционные тучи, а российские власти озаботились тем, что стратегическая российская компания косвенно контролируется иностранным правительством.
Плотную интеграцию «Билайна» с иностранным бизнесом обеспечили и другие совладельцы компании – холдинг «Альфа-групп». «Альфа» вошла в капитал «Вымпелкома» в 2001 году и с тех пор имела в компании крупные пакеты и своих представителей в совете директоров. Одно время там заседал лично сооснователь «Альфы» Михаил Фридман. Заполучив контроль над «Вымпелкомом» и его финансовыми потоками, Фридман с партнёрами по «Альфе» начали развивать своё основную стратегию – экспансию на зарубежные рынки. Можно сказать, что на полученные в России деньги они стали скупать всё, что продавалось по всему миру. Первым заметным приобретением стал украинский оператор «Киевстар». Кроме того, покупались доли в африканских, канадских, итальянских и азиатских компаниях. Все эти телекоммуникационные активы были собраны в международный холдинг Veon. Долю Фридмана и партнёров в нём держала инвестокомпания LetterOne, созданная специально для контроля над зарубежными активами альфовцев. Отчётность Veon не очень-то прозрачна, однако эксперты рынка говорят, что российский «Билайн» изначально выступал в нём как раз в качестве финансового донора. При этом ради покупки иностранных активов были приторможены инвестиции в развитие сети в России.
Похожую картину можно наблюдать в другом активе «Альфы» – ретейлере X5, который управляет супермаркетами «Пятёрочка» и «Перекрёсток». «Наша Версия» уже описывала схему, по которой торговцы минимизировали налоги, чтобы вывести сверхприбыли в офшоры.
С «Альфой» связан ещё один примечательный эпизод в становлении российского рынка мобильной связи. В 2003 году её структура «Альфа-Эко» купила блокпакет (25% плюс одна акция) в конкурирующем с «Билайном» «Мегафоне», а в 2012-м продала его самому «Мегафону» и Алишеру Усманову за 5,2 млрд долларов, получив таким образом 17-кратный навар. Но что самое примечательное, именно в этот период мобильные операторы прекратили вести ценовую конкуренцию. Вместо того чтобы наперегонки снижать тарифы, как они это делали раньше, они стали их повышать. С тех пор ни ФАС, ни кто другой не смог удержать эту гонку цен. Мог ли менеджмент «Альфа-Эко» повлиять на эту ситуацию, входя в руководство двух из трёх операторов «большой тройки»? Ответ лежит на поверхности.
Сейчас вопрос только в том, осталось ли у команды «Альфы» достаточно связей в России, чтобы продать имущество «Вымпелкома» с максимальной выгодой. Судя, по всему, админресурс бенефициаров «Билайна» по-прежнему велик. Об этом может говорить хотя бы такая история. В 2021 году в России были приняты поправки в законы о госзакупках, которые запрещают привлекать к выполнению госзаказа компании, более 10% в которых принадлежит иностранцам. «Билайн» формально попадал в число компаний, на которые распространяются ограничения. Однако в начале сентября лично глава Минцифры Максут Шадаев стал лоббировать интересы «Билайна». Он написал письмо премьеру Михаилу Мишустину с просьбой вывести оператора из-под этих ограничений. Такая поблажка позволит «Билайну» заработать около 5,5 млрд рублей, исполняя действующие контракты с ПФР, ФАС, ФТС, Росреестром, МЧС и МВД. О реакции главы правительства пока ничего не известно. Однако, судя по тому, что письмо утекло в прессу, Шадаеву не удалось сходу продавить инициативу в интересах Veon. Можно предположить, что его письмо как раз таки и спровоцировало движения по продаже компании. Ведь с учётом «родства» российского «Билайна» и украинского «Киевстара» такие финансовые потоки со стороны государства приобретают уже характер политический. Только представьте: Россия из своего бюджета платит «Билайну», после чего владельцы компании переправляют полученную прибыль на развитие украинского «Киевстара»…
«Ростелеком» попросил у государства 480 миллиардов рублей на создание мобильной экосистемы на отечественной ОС «Аврора». До 2030 года «Ростелеком» направит средства на создание инфраструктуры, ее масштабирование, техподдержку, закупку устройств, установку российской ОС и выплату зарплаты сотрудникам. В компании считают, что это необходимые меры, поскольку существует угроза отключения России от мобильных экосистем Google и Apple и невозможность скачать многие российские приложения через официальные магазины.

Ещё года три назад агентство Bloomberg писало, что к «Билайну» присматривался государственный «Ростелеком». Говорят, что в тот раз стороны не сошлись в цене. (Независимые эксперты оценивали тогда российский бизнес «Вымпелкома» в 6,8–8,5 млрд долларов.) «Ростелеком» владеет оператором «Т2 РТК Холдинг», известным также как «Теле2». С 2016 по 2021 год вице-президентом по развитию здесь работал сын замглавы администрации президента Сергея Кириенко Владимир. А совет директоров компании возглавляет Сергей Иванов, экс-руководитель администрации президента. Так что оторвать от «Билайна» самые лакомые куски у «Т2 РТК Холдинг» есть все возможности.

Зачем это нужно «Ростелекому»? Прежде всего он значительно усилит свои позиции и увеличит абонентскую базу. К тому же в марте 2023 года у «Т2 РТК Холдинг» заканчиваются права на использование раскрученного бренда «Теле2», который достался ему по наследству от бывшего шведского совладельца компании. Если «Т2 РТК Холдинг» купит российские активы Veon, то вместе с ними может получить не менее узнаваемый бренд «Билайн». Только что в таком случае будет с тарифами? Обычно монополизация не сулит ничего хорошего. Не включат ли россиянам в стоимость минут долги на 8 млрд долларов, которые наделали менеджеры Veon?