Михаил Федяев любит подоить государство

Бизнес

Михаил Федяев любит подоить государство

За увеличением стоимости проекта порта «Суходол» может стоять не необходимость, а банальное стремление СДС Федяева «распилить» побольше денег.
05.11.2019

Стоимость строительства угольного порта «Суходол» во Владивостоке может подорожать на 20% до 42,6 млрд рублей. Общая стоимость проекта может составить 51,3 млрд рублей.

Проект реализуется ОАО РЖД и многопрофильным холдингом «Сибирский деловой союз» двух до недавноего времени неразлучных партнёров — Владимира Гридина и Михаила Федяева.

Несмотря на «развод» по основному бизнесу (в начале текущего года Гридин продал свою долю в СДС Михаилу Федяеву), они оба остаются бенефициарами проекта. Доли Владимира Гридина и Михаила Федяева в «Суходоле» составляют по 25,1%, еще 25% принадлежит «РЖД-Инвестиционные проекты», еще 24,79% владеет  «Центр развития портовой инфраструктуры».

Два «брата-акробата» Гридин и Федяев, выступающие бизнес-партнёрами в «Суходоле», не устают находить возможность «подоить» российское государство. Аппетиты «СДС» растут: итак мегадорогой проект планируется сделать еще дороже при крайне мутных основаниях, причем денег на это добро должно выделить ОАО «РЖД».

Монополия уже одобрила в 2018 году кредит на проект в размере 2,9 млрд рублей — максимальную сумму, которую менеджмент мог предоставить без одобрения совета директоров. В том же году «РЖД» отказало «Суходолу» Гридина и Федяева в предоставлении займа в 9 млрд рублей.

За средства на реализацию проекта по строительству порта развернулась нешуточная борьба?

Однако, видимо, желание распилить побольше бюджетных средств на мегастройке никак не отпускает предпринимателей: вопрос о выделении кредитов от монополии будет поднят вновь.

Возможно, ни «РЖД», ни российские власти не понимают, в какую авантюру они ввязались с «Суходолом» вместе с «СДС» и Федяевым. Олигарху не могут забыть подозрения в коррупции и развале целых предприятий, его не раз обвиняли в «бизнес-договорняках», ставящих под удар интересы миноритарных акционеров.

В частности, холдинг «СДС» Федяева подозревали в незаконном получении контроля над заводом «Химмаш»: одним из крупнейших заводов химического машиностроения. Внезапно для всех он оказался на балансе «Кемеровхиммаш», учредителями которого были структуры СДС Владимира Гридина — ООО «Сибирский потенциал», ООО «Вагон-сервис», ООО «Транспортная компания «Новотранс».

Тогда говорили, что Федяев с Гридиным получили завод, просто подделав документы. По слухам, была проведена проверка, и по ее результатам возбудили уголовное дело. Якобы отчуждение «Химмаша» произвели по фиктивным документам от имени предприятия-банкрота, а свидетельство на право собственности выдали незаконно.

Участниками мошеннических сделок назывались физические лица-представители учредителей ООО «Кемеровохиммаш» и члены Совета директоров ЗАО «Шахтоуправление «Антоновское». По версии следствия они, используя свое служебное положение, осуществили мошеннические сделки по завладению имуществом ОАО «Химмаш» и легализовали их в учреждении юстиции.

Несмотря на это, ресурсы «СДС» и лично Федяева с Гридиным, кажется, сыграли свою роль: несмотря на явные нестыковки в сделке по покупке «Химмаша», Арбитражный суд её каким-то образом признал, а уголовное дело закрыли. Чудеса, да и только!

Это не единственные вопросы к «СДС» по поводу того, как им достаются активы. Например, компания «Прокопьевскуголь» досталась холдингу всего за 1 доллар, несмотря на то, что стоила десятки миллионов.

Бывший собственник, Михаил Лисин (владелец «Новолипецкого металлургического комбината») продал «Прокопьевскуголь» администрации Прокопьевска. А уже та продала его «СДС» — за аналогичную сумму.

Расценивать это иначе, как «договорняк» между «СДС» Федяева и Гридина и местными властями трудно. Главный вопрос — кто, сколько и кому «забашлял», учитывая реальную стоимость активов?

Такое ощущение, что над Федяевым и его «СДС» светит счастливая звезда. По дешевке холдингу достались и пакеты акций Мурманского морского торгового порта и столичного радио «Спорт», часть химических активов «СИБУРа» и ряд других, менее значимых позиций.

Эксперты не устают говорить об огромном лоббистском потенциале Федяева, помноженном на большое количество личных связей с высокопоставленными чиновниками и массивный финансовый ресурс.

При этом понять, что происходит с активами «СДС» крайне сложно. Эта структура — одна из самых закрытых с точки зрения финансовой отчётности. И можно не сомневаться, у экспертов обязательно будут вопросы, как и куда пошли деньги, выделенные на «Суходол».

Федяеву к этим вопросам не привыкать. Еще в 2005 году произошёл один из первых резонансных случаев на эту тему: аудиторы Счетной палаты выявили, что предприятие «СДС» «Черниговец», реализовывало уголь по цене 10 долларов за тонну при среднерыночной цене в 50 долларов.

Кемеровские таможенники также выявили разницу между заявленной ценой всего проданного угля и фактической в 600 млн долларов. Тогда «СДС» и его бенефициарам всё сошло с рук. Но времена то меняются, и «Суходол» — это проект государственной важности.

Вряд ли его полностью оставят на откуп Федяеву, даже если он договорился с какими-то чиновниками «РЖД» в надежде на масштабный «распил» средств по проекту.

Старый кум

Федяев вообще любит договариваться, используя личные связи. Вся его империя «СДС» началась, по сути, с «договорняка» — его называли одним из соратников, а то и теневым бизнес-партнёром экс-главы Кемеровской области Амана Тулеева.

Говорят, что Тулеев познакомился с Владимиром Гридиным, партнёром Федяева, еще в начале 80-х годов прошлого века. Тогда они якобы пересекались по рабочим вопросам, когда Аман Гумирович возглавлял Новокузнецкое отделение кемеровской железной дороги.

Через 15 лет, когда Тулеев стал губернатором, отношения с Гридиным оказались востребованы. Тогда Тулеев «воевал» с коммерческой группой «МИКОМ», которая контролировала немалую часть региональной экономики.

«Войну» Тулеев выиграл, а на освободившееся место крупнейшего бизнес-игрока областного уровняя, как говорили, начал заводить Владимира Гридина и его партнера Михаила Федяева. Те, сменив несколько юридических вывесок, в 2004 году остановились на названии «Сибирский деловой союз».

Кемеровская область и по сей день базовый регион «угольного барона» Федяева и его «СДС». С большой долей уверенности можно сказать, что он и  сегодня остаётся на короткой ноге с местными властями. Надо же иметь какую-то страховку для бизнеса, да и на федеральном уровне такая прочная региональная база сыграет Федяеву плюс.

Своё влияние Федяев стремится всячески укрепить. При этом, как представляется, не забывая интересы бывшего «патрона» Амана Тулеева. Так, недавно внештатным советником губернатора Кемеровской области Сергея Цивилева назначен генеральный директор компании «СДС-Уголь» Геннадий Алексеев.

Говорят, что таким образом Федяев и Тулеев, через ставленника «СДС» Алексеева получили возможность влиять на решения губернатора. При этом Алексеев остаётся руководителем крупнейшей угольной структуры области. И кто скажет, что здесь нет никакого конфликта интересов?

В это же самое время Ольга Турбаба, работавшая в холдинге «СДС», стала заместителем губернатора. Алексей Синицын, юридический консультант «СДС», стал спикером Кемеровского областного Совета, теперь вот и советник, хоть и внештатный, тоже оттуда.

Всё выглядит так, что Федяев восстановил своё влияние в области после ухода Тулеева, и теперь конвертирует свои возможности в поддержку собственных федеральных проектов. Кажется, благодаря ему свою волю в нынешней кемеровской администрации проводит и Аман Тулеев. Трогательный союз власти и бизнеса.

Учитывая биографию Федяева, совладельцам «Суходола» впору напрячься и подумать о будущем. Что ждать от человека, который не думает ни о чём, кроме прибыли, и на этой стезе может использовать всё, что угодно: от обычного кумовства до возможно имевшей место подделки документов?

Еще в 2009 году акционеры обвиняли Федяева в пропаже акций ОАО «Алтайвагон», входящего в «СДС». Доказать ничего не удалось, но осадок остался. Кто теперь работая с Федяевым поручится, что у «Суходола» ценой в более чем 50 млрд рублей внезапно не пропадут активы?

В любом случае, контрагентам Федяева, и, особенно, российскому государству надо быть настороже с такими партнёрами.