Meta-физика в Мосгорсуде

Решение о признании деятельности Meta по работе Facebook и Instagram экстремистской вступило в силу. Во время рассмотрения апелляции в Мосгорсуде представители Meta настаивали на несоразмерности решения, так как большинство из «миллиардов фрагментов» информации, публикуемых на площадках, не нарушают закон. Свои позиции представили и двое пользователей соцсетей, однако их доводы по существу не рассматривались.

Мосгорсуд не удовлетворил жалобу компании Meta на решение Тверского суда объявить ее деятельность по ведению Facebook и Instagram экстремистской и запрещенной. Помимо самой Meta решение Тверского суда Москвы обжаловали двое заинтересованных лиц: градозащитник из Перми Денис Галицкий и не явившийся на слушание Никита Байкалов. Их жалобы суд отказался рассматривать по существу.

Суд первой инстанции вынес решение по иску Генпрокуратуры против Meta 21 марта, к тому моменту Instagram и Facebook уже были заблокированы в России. Публичным поводом для иска стало решение Facebook и Instagram позволять пользователям с Украины оставлять высказывания о насилии в отношении россиян, если такие высказывания были сделаны в контексте действий российских военных в стране. При этом в иске были собраны и другие действия — как со стороны владельца соцсетей (маркировка СМИ, подконтрольных государству), так и со стороны их пользователей (посты Фонда борьбы с коррупцией, объявленного экстремистским и запрещенным в РФ).

Неограничение доступа к контенту не может являться экстремистской деятельностью, сказала в ходе слушания адвокат Виктория Шакина, представлявшая интересы Meta.

Она назвала решение Тверского суда несоразмерным: «Суд не принял во внимание, что миллиарды фрагментов информации ежедневно размещаются на этих сервисах (Facebook и Instagram.— “Ъ”) и что подавляющее большинство таких фрагментов не является незаконным». Госпожа Шакина также высказала свои возражения по поводу решения суда не назначать лингвистическую экспертизу материалов дела.

Господин Галицкий утверждал, что его права как пользователя Facebook были нарушены, так как после блокировки соцсети он «потерял связь с людьми и активистами». По его словам, прокурор в принципе не мог подавать иск в рамках ч. 3 ст. 45 ГПК РФ. Позицию господина Байкалова зачитал председательствующий судья Александр Пономарев: по его словам, тот «полагает, что правовая доктрина не предполагает одновременного существования санкций по административным нормам и по гражданскому законодательству».

Участники процесса преимущественно представляли те же точки зрения, что и во время рассмотрения дела в Тверском суде, но при этом несколько раз затронули тему физической способности модерировать абсолютно весь контент на Facebook и Instagram.

Так, госпожа Шакина сказала, что компании не может быть вменена в вину поддержка экстремистских публикаций, так как она не получала уведомлений Роскомнадзора о них и «не могла знать о существовании этих публикаций».

За этим последовали вопросы господина Пономарева: «Вы не в состоянии контролировать информацию? Возможно ли вообще бесконтрольное размещение информации?» Юрист ответила, что это не является предметом иска.

Свое видение возможностей Meta высказал и господин Галицкий: по его словам, пользователи сами способны выбирать источники информации в соцсетях, а для того, чтобы проверить каждый пост, нужно «посадить» модераторами половину населения Российской Федерации.

«Посадить половину Российской Федерации?» — повторил за ним судья.