Маркетинг или смерть. Кто во время коронавируса продвигает на российском рынке сомнительный «Ингавирин»

Маркетинг или смерть. Кто во время коронавируса продвигает на российском рынке сомнительный «Ингавирин»



Маркетинг или смерть. Кто во время коронавируса продвигает на российском рынке сомнительный «Ингавирин»

Этот препарат создавали как лекарство от аллергии, но в итоге объявили уникальным средством против вирусов гриппа.
Его уже называли и убийцей CoViD. На российском рынке «Ингавирин» долгое время считался эффективным лекарством, несмотря на большие вопросы к доказательствам. Лайф разбирался, кто зарабатывает на этом «чудо-препарате».

В январе 2020 года на телевидении появилась броская реклама препарата «Ингавирин» — отечественной разработки от гриппа и ОРВИ. Якобы чудо-средство помогает и от коронавируса. Правда, упоминание последнего из рекламы быстро убрали.

На волне пандемии 2020 года российские поликлиники и больницы заключили 74 госконтракта на поставку этого лекарства в размере больше 201 миллиона рублей. Но госпоставки лишь капля в море — поддавшись на рекламу, россияне потратили на «Ингавирин» миллиарды. По данным DSM-group, в этом году препарат вышел на четвёртое место по прибыли, а объём его продаж в недельную выборку (с 12 по 18 октября) вырос на 81% по сравнению со средненедельными продажами в сентябре.

В мире пока не существует лекарств с доказанной эффективностью не только против смертоносного ковида, но и против простых гриппа и ОРВИ. Поэтому «Ингавирин» уже не первый год попадает в хит-парады отечественных «фуфломицинов», продолжая при этом бить рекорды продаж в аптеках.

Предприимчивый академик

Директор НИИ пульмонологии ФМБА России, академик РАМН Александр Чучалин — пожалуй, самый авторитетный пульмонолог страны. Он лечил ещё Косыгина, Андропова и Черненко.

Согласно опубликованной в сети биографии, Чучалин никогда не вступал в брак. Про таких обычно говорят «был женат на работе». После падения Союза Чучалин активно занялся бизнесом, в том числе и связанным с производством лекарственных препаратов (фирма «Рузам-М»). Академик одним из первых почуял ветер перемен и ещё в 1992 году открыл ежегодный Российский национальный конгресс «Человек и лекарство». По сути, это большая торговая площадка для продвижения новых медицинских препаратов.

Именно Чучалин с самого первого дня появления «Ингавирина» продвигает его как антивирусное средство, а сегодня ещё и как эффективное лекарство против ковида. Ностальгический образ учёного-бессребреника времён расцвета СССР хорошо монетизируется — благодаря активному лоббизму Чучалина изготавливающие препарат компании получают сверхприбыли.

На момент начала пандемии CoViD-19 Чучалин возглавлял Совет по этике при Минздраве. Но в конце августа, в преддверии «второй волны», 80-летний академик внезапно покинул совет, перейдя в ранг «почётного председателя». В СМИ тогда писали, что ему пришлось уйти из-за своей принципиальной позиции: якобы он пострадал за критику поспешности изготовления российской вакцины Sputnik V, которой, по мнению академика, необходимы более серьёзные испытания.

Александр Чучалин. © YouTube / Maxim Shalygin

Однако существует и другая версия: Чучалин покинул совет по этике, поскольку якобы слишком яро пытался продвигать «Ингавирин» как лекарство против нового смертоносного вируса, что вызвало непонимание в Минздраве. Деньги деньгами, но здесь уже вопрос национальной безопасности.

Сам Чучалин комментировал это в таком ключе, что ему пришлось покинуть пост из-за сильной занятости. Лайф связался с ним по телефону, чтобы задать несколько вопросов про лекарство, однако академик отказался отвечать, снова сославшись на предельную занятость.

Критикуя российскую вакцину за «поспешность», академик упускает из виду, что многие его коллеги, например доктор медицинских наук, член Формулярного комитета РАМН Василий Власов, считают, что и продвигаемый им «Ингавирин» не проходил полноценных клинических испытаний и его эффективность до сих пор не доказана. Как оказалось, препарат используют только в России, во многом из-за авторитета самого Чучалина, который в 2009 году лично дал старт бизнес-проекту, приносящему своим создателям десятки миллиардов рублей ежегодно.

Производством данного лекарства занимается компания «Валента фарм», прямо с академиком не связанная. И за руку академика пока никто не ловил. Но при этом доходы Чучалина за последнее десятилетие показывают устойчивый рост. Согласно опубликованным на сайте «Декларатор» данным, в 2013 году у Чучалина был доход около 48 миллионов рублей, а в 2016-м уже 89 миллионов. Академика даже называли самым богатым служащим Минздрава.

Чучалин говорит об «Ингавирине» почти в каждом своём интервью. Даже во время пандемии, столкнувшись с критикой, он продолжает осторожно рекламировать препарат от компании «Валента фарм».

© vshouz.ru

Легенда о калифорнийском моллюске

У «Ингавирина», как и у многих других успешных препаратов, есть своя красивая легенда. Её рассказывал сам Чучалин в интервью многим СМИ: в 60-е годы известный советский химик Рима Евстигнеева (опять ностальгический образ мудрого советского учёного-бессребреника) якобы изучала биохимию калифорнийского моллюска. При этом даже Чучалин признавал, что не понимает, как моллюск, обитающий только в районе побережья Лос-Анджелеса, попадал на лабораторный стол к учёному в самый разгар холодной войны.

Калифорнийский моллюск. Фото © Wikipedia

Калифорнийский моллюск ядовит — в его яде наблюдается высокое содержание гистамина, от которого моллюск не погибает. Евстигнеева изучала животное, чтобы выяснить, каким образом моллюск справляется с обилием гистамина. Так якобы и была открыта фармацевтическая субстанция — имидазолилэтанамид пентандиовой кислоты, которая послужила основой для создания «Ингавирина».

Само вещество синтезировал уже гораздо позднее ученик Евстигнеевой — учёный и предприниматель, кандидат химических наук Владимир Небольсин. По информации Лайфа, он является правообладателем всех трёх торговых знаков лекарств на основе этого вещества — «Дикарбамина», «Ингавирина» и «Витаглутама». На форумах химиков обсуждают синтез «Ингавирина» с долей иронии. Якобы чудодейственный препарат получается путём простого смешивания гистамина с глутаровым ангидридом.

© chemport.ru

Интересная деталь: одновременно с запуском «Ингавирина» «Валента фарм» перестала выпускать рецептурный препарат «Дикарбамин», который использовался как стимулятор кроветворения у больных, получающих противораковую терапию. Как оказалось, «Дикарбамин» и «Ингавирин» имеют схожий состав. В 2013 году лицензия на этот препарат была окончательно отозвана.

Панацея или плацебо?

«Ингавирин» запустили на рынок в нужное время. В марте 2009-го ВОЗ объявила о первой за сорок лет пандемии гриппа, дав толчок истерии вокруг свиного гриппа (гриппа H1N1). Ему была присвоена шестая — самая сильная — степень угрозы. Тогда Чучалин и объявил о том, что в России уже есть некое готовое «чудо-лекарство». Академик раздавал направо и налево интервью и не скупился на хвалебные отзывы об «Ингавирине»:

— Наш препарат легко встраивается в геном вируса А/Н1N1 и быстро разрушает его. И другие опасные вирусы тоже. Интересно, что создан «Ингавирин» в закрытой подмосковной лаборатории, когда-то занимавшейся разработкой бактериологического оружия… Равного по силе воздействия препарата в мире нет. И вряд ли скоро будет.

Лайфу удалось выяснить, в чём был интерес академика Чучалина. Оказалось, что синтезировавший препарат Владимир Небольсин и академик Чучалин — давние деловые партнёры. Ещё в 2004 году они зарегистрировали ЗАО «НИЦА», где Небольсин владел 51% акций, а Чучалин — 25%.

© СПАРК

В 2015 году ЗАО перестало существовать. В настоящее время Небольсин имеет отношение к нескольким компаниям, основной из которых является «Фарминтерпрайсез». Также он совладелец небольшой фирмы «Ингафарм». Партнёром Небольсина является АО «Отечественные лекарства», которое и владеет производителем «Ингавирина» —фармацевтической компанией «Валента фарм».

Чучалин с Небольсиным пытались продвигать и другие лекарственные препараты, регистрируя различные патенты, например на порошковый ингалятор или фармацевтическую композицию для ингаляции. Однако такого потрясающего успеха, как с «Ингавирином», повторить не удалось.

Золотой парашют для чиновника

Если почитать, что пишут об «Ингавирине» учёные, становится заметно, что большинство научных статей о пользе препарата принадлежит Чучалину и двум-трём другим авторам. В их числе кандидат биологических наук, фармацевт Дмитрий Рейхарт, который входит в состав директоров холдинга «Отечественные лекарства» («Валента фарм»).

Карьера Рейхарта была связана с системой сертификации лекарств. В августе 2006 года она резко взлетела, когда Рейхарта назначили первым зампредом Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС). В 2007-м Рейхарт стал директором ФФОМС. В конце 2008-го он покинул ФФОМС и уже через полгода вошёл в совет директоров «Валенты». Компания называла его независимым. В это время как раз началось агрессивное продвижение «Ингавирина» на российском рынке. 

Дмитрий Рейхарт. Фото © Территориальный фонд ОМС Чеченской Республики

Пока нет прямых доказательств того, что Рейхарт на посту директора ФФОМС был связан с проектом продвижения «Ингавирина» и осуществлял его лоббирование в системе Минздрава. Но ясно одно: бывший чиновник стал одним из главных его бенефициаров.

В 2008 году запатентовали «Ингавирин». В 2009 году Чучалин предложил это лекарство для борьбы со свиным гриппом тогдашнему главному санитарному врачу России Геннадию Онищенко, который содействовал ускоренным клиническим испытаниям и регистрации препарата. Всё это подавалось под соусом того, что на носу страшная пандемия и нет времени на серьёзные испытания.

Несмотря на то что эпидемии тогда не случилось, «Ингавирин» в ускоренном порядке, без полноценных испытаний, включили в список жизненно важных лекарств, одобренных Минздравом. Профессиональное сообщество это удивило:

— Когда распространялся свиной грипп, «Ингавирин» выбросили на рынок. Но это лекарство никто и никогда не проверял против свиного гриппа, просто воспользовались моментом, когда был большой спрос. До сих пор доказательств того, что он эффективен, не существует. Опять-таки налицо случай бездоказательной фармацевтики. Исследований, доказывающих эффективность и безопасность, так и не опубликовано. Вот так обстоят дела, — заявил тогда доктор медицинских наук, член Формулярного комитета РАМН и нынешний президент организации Василий Власов.

Прошло уже несколько лет, но, судя по всему, ничего принципиально не изменилось. Если бы испытания «Ингавирина» были успешными, он бы продавался по всему миру, превратив своих создателей в мультимиллионеров.

«Ингавирин» и коронавирус

Авторитета Чучалина оказалось достаточно, чтобы «Ингавирин» продавался в аптеках страны как признанное Минздравом лекарство против сезонного гриппа и ОРВИ. Однако в отношении коронавируса вопрос об антивирусных свойствах данного препарата предсказуемо ушёл в дискуссионную плоскость. 

Складывается впечатление, что «Ингавирин» — это успешный бизнес, который приносит производителям большие деньги и по меньшей мере не вредит людям, оказывая эффект плацебо. Но когда на одной чаше весов лежит маркетинг, а на другой — жизнь и здоровье пациентов, пока перевешивает второе.

Минздраву не помешало бы рассмотреть вопрос об «Ингавирине», «Триазавирине» и других якобы антивирусных препаратах на Совете по медицинской этике. Сейчас, после ухода Чучалина с поста главы совета, самое для этого удобное время.

Лайф связался с внешней пиар-службой компании «Валента фарм» с просьбой дать комментарий относительно пользы «Ингавирина» в лечении коронавируса. Там ответили, что вопросы, связанные с внутренними процессами компании, не входят в зону их ответственности. Да и вообще, сейчас эксперты компании готовы комментировать только внешние процессы на фармакологическом рынке.

Лайф также направил вопросы о ситуации вокруг препарата «Ингавирин» в Минздрав России, однако на момент публикации расследования ответов так и не получил.

life.ru