Мария Бутина поставила на депортацию

Россиянка готова к сделке со следствием

Отец задержанной в США россиянки Марии Бутиной Валерий Бутин заявил РБК во вторник, 11 декабря, что его дочь собирается пойти на сделку со следствием, которая включает в себя признание вины по одному из пунктов обвинения. «Ей запрещено обсуждать обстоятельства дела, поэтому она не подтверждала, что пойдет на признание вины, только сказала, что доверяет своим адвокатам и ее удовлетворяет та постановка вопроса, которая будет выражена в сделке со следствием», — сказал он.

Бутину обвиняют в участии в заговоре с целью ведения деятельности в пользу иностранного государства на территории США и ведении такой деятельности без регистрации при Министерстве юстиции США агентом иностранного государства.

11 октября американский телеканал ABC со ссылкой на свои источники сообщил, что россиянка намерена признать, что вместе с неназванным «американцем №1» и еще одним человеком действовала в США под руководством российского чиновника без уведомления генпрокурора США. По данным ABC, «американец №1» — это республиканец Пол Эриксон, а российский чиновник — Александр Торшин. Под руководством россиянина, сказано в полученных телеканалом документах, Бутина стремилась установить неофициальные связи с влиятельными американцами. Очередное заседание суда по делу Бутиной пройдет 12 декабря. 10 декабря стало известно, что Бутина направила в суд ходатайство с просьбой назначить заседание, на котором она сможет изменить свое заявление о непризнании вины.

Правозащитник Александр Ионов подтвердил РБК, что Бутина собирается частично признать свою вину. По словам Ионова, он занимается делом россиянки по просьбе ее отца. «В США под сделкой не подразумевается полное признание вины, — говорит Ионов. — Она не признает себя шпионкой, но собирается признать, что в ее действиях могут быть усмотрены нарушения законодательства в части иностранного влияния».

Валерий Бутин также рассказал, что Россия не оказывает его дочери никакой финансовой поддержки. ​О помощи со стороны Торшина, в прошлом сенатора и заместителя председателя ЦБ России, на которого Бутина, предположительно, работала, учась в США, отцу россиянки тоже ничего не известно. «Я не знаю этого человека. Мне этот человек незнаком, я никогда с ним не контактировал и мне сказать о нем нечего. Как он мог предлагать ей помощь, если я никогда в жизни с ним не разговаривал?» — говорит Бутин.

Марии Бутиной 30 лет, она родилась в Барнауле. В 2010 году окончила факультет массовых коммуникаций, филологии и политологии Алтайского государственного университета, затем поступила там же в аспирантуру. В 2015 году Бутина поступила в Американский университет в Вашингтоне на магистерскую программу в области международных отношений и с тех пор жила в США по студенческой визе.

По данным Минюста США, Бутина действовала сообща с неким российским чиновником, имя которого в материалах ведомства не называлось, отмечалось только, что он работал в законодательной ветви власти, а потом перешел на высокую должность в Центральном банке России. Под это описание подходит Александр Торшин — на момент ареста Бутиной он был зампредом ЦБ. 30 ноября он ушел на пенсию.

С 2011 года Бутина является основателем и членом общественной организации «Право на оружие», выступающей за смягчение законодательства в соответствующей области. Членом этого движения являлся и Торшин. Сам чиновник с момента ареста Бутиной ни разу не комментировал ее задержание или свои возможные с ней контакты.

Что ждет Бутину в результате сделки

Бутина была арестована 15 июля. В течение следующих трех дней ей были предъявлены обвинения по разделу 18 (части 951 и 371) Свода законов США. Часть 371 — «сговор, направленный на совершение преступления или на обман в отношении Соединенных Штатов». Максимальный срок наказания — пять лет тюремного заключения, возможно и наложение штрафа. Часть 951 касается работы «агентов иностранных правительств». В ней указано, что лица, работающие на территории США под контролем иностранных правительств, за исключением дипломатов, обязаны уведомлять генерального прокурора США о своей деятельности. Максимальное наказание за нарушение этого требования — десять лет тюрьмы или штраф (возможно и то и другое).

«Американцы сами заинтересованы в этой сделке [со следствием], потому что у них нет никаких оснований обвинять ее в шпионаже», — говорит Ионов. При этом он считает крайне маловероятным, что 12 декабря ​Бутину отпустят прямо из зала суда. «Я ожидаю, что ей могут дать условное наказание либо, например, в феврале приговорить к году заключения, и тогда она выйдет на свободу, потому что ей зачтется время, уже проведенное в тюрьме», — говорит он. «Структура обвинения Марии Бутиной неизвестна. Если обвинения разного характера, то признание вины по одному вряд ли приведет к прекращению разбирательства по другим», — говорит адвокат, полномочный представитель интересов России в международной ассоциации PraeLegal Алим Бишенов. «Скорее всего, она будет приговорена к тюремному сроку, после чего ее депортируют в Россию», — предполагает он.

Повлияет ли дело Бутиной на расследование Мюллера

Через несколько дней после задержания Марии Бутиной ее адвокат Роберт Дрисколл заявил, что его подзащитная предлагала дать показания в рамках расследования спецпрокурора Роберта Мюллера о российском вмешательстве в выборы США, главным фигурантом которого является бывший глава предвыборного штаба президента США Дональда Трампа Пол Манафорт. Однако Мюллер «не выразил интереса».

11 декабря телеканал CNN со ссылкой на анонимный источник сообщил, что в рамках сделки со следствием Бутина собирается рассказать прокурорам о своих взаимоотношениях с Александром Торшиным, а также о роли Пола Эриксона — юриста, республиканца, члена Национальной стрелковой ассоциации США (NRA), который познакомил ее с представителями американского истеблишмента.

Признание Бутиной не повлияет на дело, которое ведет Мюллер, потому что процесс над россиянкой и расследование возможного вмешательства России в выборы в США — не связанные, параллельные производства, отмечает программный директор Российского совета по международным делам Иван Тимофеев. В целом эксперт сомневается в том, что дело Бутиной может ухудшить отношение американской общественности к России.