Марат Кабаев рассказал Forbes о связях с Хуснуллиным, бизнесе и отношениях с дочерью

Чтобы попасть в офис Международной ассоциации исламского бизнеса в районе метро «Ленинский проспект», надо спуститься вниз по лестнице в подвальное помещение жилого многоэтажного дома. Уже почти полдень, но в офисе немноголюдно. У руководителя ассоциации нет приемной и секретаря. Его кабинет — со свежим, но без излишеств ремонтом — украшен наградными грамотами, поздравительными дипломами и неброскими сувенирами. На рабочем столе компьютер и несколько бумаг, среди которых письмо от губернатора Пермского края Максима Решетникова с благодарностью за предложение о сотрудничестве.

У хозяина этого небольшого кабинета (в прошлом футболиста ташкентского «Пахтакора», команды высшей лиги СССР) по-прежнему спортивная фигура. Он подстрижен «ежиком», выглядит моложе своих пятидесяти шести лет. Марат Кабаев встречает меня без галстука, в темном джемпере и в белой рубахе. На руке стильные часы, узорное кольцо на пальце. Он говорит просто, негромко и осторожно. Если бы я не знал, кто передо мной, то решил бы, что это преуспевший бизнесмен средней руки, вышедший из низов. Но несмотря на статус руководителя Международной ассоциации исламского бизнеса, бизнесом, как он сам утверждает, не занимается: «Я не бизнесмен. Личного бизнеса у меня нет».

Пару недель назад телеканал «Дождь» сообщал, что Марат Кабаев, отец олимпийской чемпионки и в прошлом депутата Госдумы, а ныне председателя совета директоров холдинга «Национальная Медиа Группа» Алины Кабаевой, входит в ближний круг президента Владимира Глава_Державыа и оказывает значительное влияние на строительный бизнес Москвы.

Живя в Казани, по данным «Дождя», Кабаев создал с нуля Ассоциацию предпринимателей — мусульман России и возглавлял государственное ремонтно-строительное предприятие «Кемеш-Чишме» — оно действовало под началом Министерства строительства во главе с Маратом Хуснуллиным и зарегистрировано по тому же адресу, что и Международная ассоциация исламского бизнеса. А затем якобы именно Кабаев поспособствовал переезду из Казани в столицу Хуснуллина, который руководит стройкомплексом Москвы. И теперь, утверждают источники канала, именно выходцы из Татарстана будут главными действующими лицами программы реновации в Москве: главными исполнителями программы реновации станут КП УГС и КП УЭЗ, которые возглавляют Дамир Газизов и Альберт Суниев — бывшие коллеги Хуснуллина по работе в Казани.

Кабаев начинает разговор прямо с опровержения этой информации. «Я хочу сразу сказать, чтобы не было никаких домыслов: я рад был бы познакомиться (с Хуснуллиным и его командой. — Forbes), но то у него времени не было, то я был занят. Подумайте сами: если я только в 2011 году переехал в Казань из Ташкента, а он уже в 2010 году стал помощником Собянина по градостроительству, то как я мог лоббировать его назначение? Из Узбекистана, что ли, где я работал детским тренером? Это полнейшая чушь». С Газизовым и Суниевым, по его словам, он тоже не знаком: «Если я с Хуснуллиным, их начальником, не знаком, то как я могу знать их?»

Опровергает он и связи с предприятием «Кемеш-Чишме»: «Мне, например, приписывают фирму, которая была зарегистрирована по этому адресу еще в 1993 году. А я в том году играл в Казахстане за павлодарскую команду. Повторяю, если бы я был знаком с этими людьми, то я бы сказал об этом прямо. Что здесь такого? Хуснуллин, на мой взгляд, работяга, показавший красоту Москвы». «Кемеш-Чишме» возглавляет некто Ф. Ф. Зарипов, совладельцы — пятеро российских граждани и один иностранец, их фамилии не указаны, но никаких следов Кабаева в «Кемеш-Чишме», согласно СПАРКу, нет. С мая 2017 года Кабаев значится владельцем 20% ООО «Строительная компания» (остальные доли у Елены Рахимовой и Азата Юсупова), но у этой компании в 2016 году выручка была всего 3,8 млн рублей. 

Возглавить ассоциацию предпринимателей — мусульман России в Казани Кабаеву предложил муфтий Татарстана Камиль Самигуллин. «Я тогда работал в «Рубине» тренером-селекционером, — вспоминает Кабаев. — Многим людям предлагали руководство ассоциацией, но они не соглашались, отказывались, и я тоже поначалу не хотел, не понимая, как я буду совмещать общественную деятельность со спортивной. Мы с муфтием были знакомы лично, у нас были доверительные отношения, поэтому он потом уже лично, не через помощников, меня попросил. К тому времени из «Рубина» ушел мой друг Курбан Бердыев (главный тренер команды. — Forbes), я остался один, подумал, посмотрел, и общественная работа меня переманила».

Довольно скоро стало понятно, что у ассоциации более глобальные цели, и в мае 2016 года ее штаб-квартиру перевели в Москву. «Наши единомышленники дали помещение, сделали тут ремонт, поэтому никакой арендной платы не требуется, — рассказывает Кабаев. — Мы изначально отказались от членских взносов, но поскольку по закону не можем не взымать их, то сделали их чисто символическими: 200 рублей за вступление и 100 рублей ежемесячно. Если надо куда-то выехать, то принимающая сторона обеспечивает нас транспортом, размещает и так далее». 

Сейчас ассоциация имеет международный статус, и Кабаев гордится, что уже открылись первые представительства за рубежом: в Турции, Азербайджане, Казахстане. Расширяется российская сеть — представительства есть в 31 регионе России. Среди зарубежных участников МАИБ он упоминает LOOTAH Group из ОАЭ, говорит, что «есть много бизнесменов из Турции», но их имена не раскрывает. В ближайших планах ассоциации проведение форума с Исламским банком развития для обсуждения основ исламского банкинга. 

Марат Кабаев отрицает свою «вхожесть» в высшие круги руководства страной или, например, помощь бывшего президента Татарстана Минтимера Шаймиева. На вопрос, использует ли он лоббистский потенциал дочери Алины, он отвечает уже привычным для этого разговора словом «нет»: «Нет, ни в коем случае. Поначалу некоторые люди думали: «Придем к отцу, и он все решит». Я, когда еще только организовывали ассоциацию, сразу сказал категорически «нет» предложениям подключить дочь. Я хочу сохранить нормальные отношения отца и дочери, это для меня самое главное».