Максим Ряшев отдал жилфонд фигуранту дела «сибирских осетров»

Чиновники

Максим Ряшев отдал жилфонд фигуранту дела «сибирских осетров»

Контролирует ситуацию мэр Ханты-Мансийска, чиновники заявляют об отсутствии нарушений закона.
31.12.2019

Власти административного центра ХМАО рискуют получить очередной громкий конфликт в сфере ЖКХ. На этот раз в зоне внимания представителей профессионального сообщества оказалось МП «Жилищно-коммунальное управление» (ЖКУ). Чиновники Ханты-Мансийска доверили одну из крупнейших управляющих компаний города фигуранту нашумевшего уголовного дела о мошенничестве с зарыблением Иртыша. Впрочем, как отмечают источники издания, смена управленца произошла на волне выявленных правоохранительными структурами нарушений в работе самой УК и возможного конфликта интересов главы города Максима Ряшина и экс-директора крупной управкомпании. Со слов осведомленных участников рынка, ЖКУ входит в число структур горадминистрации, через которые «вполне могут реализовываться схемы по выводу средств». Особую роль при этом наблюдатели отводят команде мэра, которая, по их мнению, может являться не только одной из бенефициаров истории с сибирским осетром, в результате чего бюджет Югры потерял свыше 20 млн рублей, но и «главным интересантом финансовых манипуляций в управляющей компании».

Смена руководства актива мэрии Ханты-Мансийска вскрыла новый конфликт на рынке городского жилкомхоза. Как рассказывают источники издания, увольнение директора одной из крупнейшей управляющей компании города МП «Жилищно-коммунальное управление» Софьи Трапезниковой якобы проходило с привлечением правоохранительных структур и «расторговок с главой города Максимом Ряшиным».

Результаты этих процессов, со слов собеседников издания, могут обрисовать уголовно-правовые перспективы как для бывшего управленца УК, так и для нового директора.

Поводом для таких выводов стала информация о назначении на пост главы муниципального предприятия Евгения Калашникова, который фигурирует в уголовном деле о мошенничестве. Еще в августе Ленинский райсуд Тюмени в отношении него вынес приговор по ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ – «Организация преступления» и «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере, или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение». Однако решение суда в настоящее время еще не вступило в силу из-за процедуры обжалования.

Впрочем, этот факт уже дал основание участникам рынка говорить о причинах привлечения Калашникова в качестве управленца УК, а также методах ведения работы, которые, по всей видимости, будут внедряться, дословно, «под чутким руководством Ряшина». Со слов осведомленных собеседников издания, сегодня ЖКУ переживает не самые лучшие времена. В свое время деятельностью бывшего директора Трапезниковой заинтересовались правоохранительные структуры. И, как предполагают наблюдатели, это было сделано не без помощи мэра.

«Результаты ревизии, где только представительских расходов руководителя УК обнаружено на 1,5 млн рублей в год, вероятно, и стали предметом расторговок между Ряшиным и Трапезниковой. К слову, последняя также подкрепила диалог с властями фактами, которые могут дискредитировать мэра. В результате переговоров Трапезникова уходит по собственному желанию и получает возможность создать новую УК. Учитывая, что работа правоохранителей по ЖКУ продолжается, группе Ряшина, скорее всего, было выгодно, чтобы пост директора занял человек, уже являющийся фигурантом уголовного дела. Когда все будет зачищено, виноватые будут уволены, тогда уже можно приглашать директора с незапятнанной репутацией», – рассказывают собственное видение истории конфликта осведомленные инсайдеры.

В то же время собеседники издания в правительстве ХМАО добавляют, что уголовное дело для Калашникова появилось, вероятно, не без участия доверенных людей Максима Ряшина. «Калашников и его товарищи, проходящие вместе с ним по уголовному делу, были лишь исполнителями во всей этой афере по восполнению популяции ценных пород рыб. Есть суждение, что реальными бенефициарами могли быть и мэр Ханты-Мансийска, и его высокопоставленный родственник. При таком раскладе очевидно, что Ряшину необходимо поддерживать исполнителя своей воли, в том числе и финансово», – делятся личным мнением осведомленные источники издания.

Напомним, события, легшие в основу дела «сибирских осетров», берут свое начало еще в июне 2015 года. Тогда тюменский предприниматель Евгений Шипицын победил в тендере одной из нефтяных компаний, работающей на территории ХМАО, на воспроизводство рыбных запасов в регионе. Торги проводились в рамках соглашения нефтяников с правительством Югры в качестве компенсации за урон окружающей среде, наносимый при разработке месторождений.

Согласно условиям договора, предприниматель, который является бывшим сотрудником Нижнеобского управления Федерального агентства по рыболовству (ФАР), был обязан выпустить в Иртыш около 266 тысяч мальков сибирского осетра. Цена контракта – 23,4 млн рублей. Однако в ходе следствия выяснилось, что Шипицын приобрел в рыборазводном предприятии ООО «Пышма 96» всего 7 тысяч мальков ценной рыбы, заплатив около 600 тыс. рублей.

Как вспоминают очевидцы событий, буквально через месяц после заключения контракта рыба была доставлена к месту выпуска на простой «Газели» в пластиковой двухкубовой емкости. Тогда члены контрольной комиссии, куда входили высокопоставленные чиновники ХМАО, высказали мнение, что фактический объем не соответствует заявленному количеству мальков. Переубедила их товарная накладная ООО «Пышма 96», в которой было указано, что предприятием отгружено 266 тысяч мальков ценной рыбы. Акт выполненных работ был подписан, 23,4 млн рублей перечислены.

Позже сотрудники ФСБ установят, что так называемая товарная накладная ООО «Пышма 96» оказалась обыкновенной распиской, заполненной шариковой ручкой, с поддельной подписью кладовщика, который на предприятии к тому времени не работал. Экспертиза в рамках доследственной проверки подтвердила, что 266 тысяч мальков сибирского осетра физически не могли поместиться и выжить в двух кубах воды.

При этом Шипицын, который активно сотрудничал со следствием, в числе организаторов аферы указал Евгения Калашникова, в то время занимавшего пост директора природного парка «Самаровский Чугас». Сам Калашников вою вину отрицает, а его законный представитель заявлял о голословности обвинений Евгения Шипицына и отсутствии доказательств причастности к совершению преступления. При этом, как вспоминают источники в следственных органах, в ходе обыска в машине Калашникова обнаружились документы, имеющие отношение к компании, куда Шипицын перевел 7 млн рублей после расчета по тендеру.

Тем временем официальную позицию назначения Калашникова на пост директора ЖКУ озвучивают в администрации города. При этом чиновники отмечают, что оставить должность руководителя УК – личное решение Софьи Трапезниковой.

«У Калашникова на момент назначения отсутствуют неснятая или непогашенная судимость за преступления в сфере экономики, за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие преступления. Решение Ленинского районного суда города Тюмени, принятое в октябре 2019 года, не вступило в силу. Обращаю внимание, что вынесенное решение суда, которое на сегодняшний день обжалуется, не содержит ограничений по назначению Калашникова Евгения  на руководящие должности», – заявила начальница управления общественных связей администрации города Наталья Корчагина.

Так или иначе, сегодня наблюдатели событий уверены, что, несмотря на смену руководства, МП «ЖКУ» по-прежнему останется одним из источников доходов для действующих управленцев города. При этом в случае усиления конфронтации между Трапезниковой и Ряшиным в публичной плоскости могут оказаться документы и факты, дискредитирующие обе стороны.

«Существует предположение, что УК, которая обслуживает практически весь деревянный фонд жилья, – золотое дно как для ее руководства, так и для отдельных чиновников мэрии. Общеизвестны факты, когда для замены трубы в одном доме просто срезалась труба в другом, а крыши, судя по вложенным средствам в их ремонт, просто должны быть золотые. И если раньше Ряшин сознательно держал на посту Трапезникову, поскольку интересы совпадали, то сейчас модель их взаимоотношений изменилась. И теперь руководству города нужен менее финансово амбициозный директор. В любом случае эта история получит свое развитие. С одной стороны Трапезникова озвучивает свои планы по захвату жилфонда новой УК, с другой – команда мэра, которая не намерена, судя по всему, с ней делится», – резюмируют участники рынка.