Майор ФСБ разгласил гостайну суду

Чиновники

Майор ФСБ разгласил гостайну суду

Указание в иске номера части признали серьезным служебным проступком.
18.11.2019

Как стало известно “Ъ”, попытка майора пограничного управления ФСБ по Крыму Александра Ткаченко добиться через суд предоставления ему дополнительного отдыха за переработку обернулась дисциплинарным взысканием за разглашение секретной информации. В исковом заявлении вместе с условным наименованием своей воинской части чекист указал и ее реальный номер, что запрещено как федеральным законодательством, так и ведомственной инструкцией ФСБ. При этом дополнительный отдых майору Ткаченко командование предоставило, а вот добиться отмены строгого выговора за разглашение гостайны ему так и не удалось.

Судиться со своим работодателем начальник 2-го радиотехнического поста одной из погранзастав Крыма Александр Ткаченко начал еще летом 2018 года. Как следовало из поданного им в Крымский гарнизонный военный суд иска, командование задолжало ему за переработку в 2017 году 61 сутки отдыха. Ответчик, в лице пограничного управления ФСБ России по Крыму, в судебном заседании пояснил, что соответствующий рапорт майора Ткаченко ранее «уже был удовлетворен и административному истцу предоставляются дополнительные сутки отдыха в зависимости от служебной нагрузки». В итоге офицер от заявленных требований отказался и свой иск отозвал.

Впрочем, осенью того же года Александр Ткаченко вновь обратился в Южный (бывший Северо-Кавказский) окружной военный суд с иском к своему командованию. На этот раз он обжаловал вынесенный ему строгий выговор за разглашение секретных сведений.

Как оказалось, в своем исковом заявлении о предоставлении дополнительных дней отпуска майор Ткаченко указал не только условный номер своей воинской части, но и настоящий.

Тем самым офицер нарушил не только ведомственную инструкцию ФСБ, но и федеральный закон «О государственной тайне», где говорится о том, что данные «о действительном наименовании воинской части отнесены к сведениям, составляющим государственную тайну». Эти же документы запрещают указывать «секретные сведения в жалобах, направляемых в государственные органы». За нарушение требований секретного делопроизводства майор Ткаченко и был привлечен командованием воинской части к дисциплинарной ответственности.

В суде офицер настаивал на том, что на момент изготовления иска и предъявления его в Крымский гарнизонный военный суд он не был ознакомлен с положениями законодательства, запрещающими одновременное указание в открытых документах действительного и условного наименования структурного подразделения пограничного управления, в котором проходит службу.

Правда, в ходе процесса истец сам себе и противоречил, упомянув о том, что с соответствующим запретом указывать секретные сведения в направляемых в госорганы жалобах он все же был «в достаточной степени ознакомлен».

В свою очередь ответчик в судебном заседании сообщил, что согласно ведомственной инструкции сотрудник органа безопасности, работающий с секретными материалами, «обязан пользоваться для подготовки проектов секретных документов спецблокнотами, спецтетрадями, а также отдельными листами бумаги или бланками, предварительно учтенными в секретариате». К тому же такая работа допускается лишь по месту службы. Ничего из этого майор Ткаченко не выполнил. Офицер подтвердил, что свое исковое заявление изготовил дома на личном компьютере.

Выслушав доводы сторон, суд признал аргументы Александра Ткаченко несостоятельными и в удовлетворении иска отказал.