Майкл Джон Фогго и три друга президента

Александр Третьяков, Глеб Загорий и Борис Ложкин призвали на помощь «гонконгского связного». А он завяз в других коррупционных «схемах».

Дабы отмыть репутацию своих дорогих украинских «партнеров» от причастности к скандалу с «Украинской национальной лотереей», на днях из далекого Гонконга в Киев прибыл с гастролью Майкл Джон Фогго.

В среду, 2 мая, он провел мероприятие под скромным названием «рабочая встреча руководства и сотрудников Украинской национальной лотереи с собственником компании». «Я был несколько обеспокоен серией негативных публикаций в украинских СМИ, последовавших после покупки компании в феврале, — заявил Фогго, толкая речь в узком кругу подчиненных-лотерейщиков. — Потому решил лично убедиться, что этот бизнес работает прозрачно и эффективно. Я не ошибся в своих ожиданиях. Очень доволен общением с сотрудниками. У нас сильная команда, состоящая из ответственных и мотивированных людей. Убеждён, что у компании «УНЛ» и лотерейного рынка Украины в целом высокий потенциал роста».

Отметим: несмотря на то, что представителей передовых СМИ на бенефис Майкла Джона никто, в общем-то, не приглашал (наверное, чтобы избежать неудобных вопросов о реальных собственниках «УНЛ»), уже на следующий день, 3 мая, в новостных лентах всех более-менее влиятельных интернет-изданий замелькала заметка-отчет о «мероприятии» с приблизительно таким заголовком: «У украинского лотерейного рынка большой потенциал». То есть, «рабочая встреча» нового зицпредседателя лотерейного монополиста, благодаря усилиям пиарщиков и определенной сумме денег, стала вроде как событием общенационального масштаба.

В заметке особо подчеркивались «высокие стандарты социальной ответственности» лотерейного бизнеса, которые для Фогго, по его собственным словам, всегда были в приоритете. Мы не будем гадать, какая «социальная ответственность» может быть у компании, зарабатывающей миллионы на человеческом пороке, причем, использующей для этого отнюдь не прозрачные связи в высших эшелонах власти. Просто напомним, как это делается, и кем на самом деле является Майкл Джон Фогго.


Майкл Джон Фогго (слева) делает вид, что вникает в речь директора УНЛ Андрея Бочковского (справа)

Пряча концы в воду

Как писали [громкие дела] со ссылкой на «ОЛИГАРХ», сроки действия лицензий трех операторов государственных лотерей («УНЛ», «М.С.Л.» и «Патриот») закончились в 1 квартале 2014 года. Однако они продолжили работу, руководствуясь спорной нормой законодательства о государственных лотереях, которая позволяет работать после окончания срока лицензии до получения новой. Сейчас больше половины рынка контролирует одна компания – «УНЛ». В 2015 году вокруг нее разразился конфликт, связанный с обвинениями от имени ее швейцарского владельца Питера Шетти в адрес его украинского партнера Валерия Коваленко. В частности, Шетти обвинил Валерия Коваленко в том, что тот незаконно вывел его из состава учредителей, и обратился с соответствующими заявлениями в ГПУ и суды.


Глеб Загорий

По бумагам новым владельцем «УНЛ» в начале 2016 г. стала кипрская компания Efamiando Holdings, бенефициаром которой был назван Роман Зеньо из Тернополя. В том, что этот человек был лишь «фунтом», мало кто сомневался – Зеньо оказался тренером по велоспорту тернопольской детской спортшколы. Ряд СМИ указал, что новыми покровителями компании могли стать давние друзья – народные депутаты от БПП Александр Третьяков и Глеб Загорий, а также тогдашний глава Администрации президента Борис Ложкин. Во всяком случае, в декабре 2015 года, когда сотрудники СБУ заблокировали офис «УНЛ» в рамках следственных действий, на место событий оперативно приехал упомянутый Александр Третьяков, где был заснят на видео. Позднее он же признал наличие опциона на покупку доли в этом бизнесе, когда он перестанет быть депутатом. А вот Ложкин упорно отрицал какую-либо причастность к игорному делу, что и не удивительно – в разгар корпоративной войны за «УНЛ» он был главой администрации президента Петра Порошенко.

В начале этого года «УНЛ» засветила нового бенефициара, которым был назван гражданин Великобритании, проживающий в Гонконге – упомянутый выше Майкл Джон Фогго. «Относительно упоминания в контексте «Украинской национальной лотереи» имени одного из народных депутатов, официально сообщаем: ни один народный депутат, госслужащий или чиновник не имеет отношения к нашей компании. Бенефициаром и владельцем компании «Украинская национальная лотерея» является бизнесмен и инвестор Майкл Джон Фогго, который с 90-х годов занимается бизнесом в Гонконге, Макао, Китае и других странах Азии, а также в Украине» – так утверждают в «УНЛ». Но, как выяснил «ОЛИГАРХ», на деле картина не выглядит так чинно. И причина этого заключается в специфике ведения бизнеса г-ном Фогго.

Майкл Джон Фогго является главой зарегистрированной в Гонконге (специальный административный район Китая) компании Churchill Fiduciaries Limited. Фидуциарий – это доверенное лицо, которое управляет собственностью по доверенности реального владельца, не желающего засвечиваться. И на своем сайте фидуциарная компания Майкла Джона Фогго красочно описывает услуги, которые она предоставляет своим клиентам.

«Churchill Fiduciaries Limited – это компания в Гонконге, которая предлагает индивидуальные, профессиональные и экономичные корпоративные услуги для наших клиентов в условиях строжайшей доверительности. Наши клиенты базируются по всему миру, среди них – предприниматели, люди с высоким уровнем собственного капитала, малые и средние предприятия, многонациональные корпорации, хедж-фонды, семейные офисы и профессиональные посредники» – указывают в компании, добавляя, что ее специалисты владеют семью языками, включая русский.

Помимо этого, еще 10 лет назад г-н Фогго засветился в качестве главы еще одной схожей структуры в Гонконге – Zetland Corporate Services, которая специализировалась на создании компаний для иностранных клиентов и управлении ими. «Иногда наши клиенты хотят, чтобы мы выступали в качестве директоров для них, и предоставляли номинальных акционеров, если они ищут конфиденциальность по любой причине. Это не что-то уникальное для Гонконга или любого другого места в Азии» – чистосердечно признался Фогго.

Коррупция и «русский след»

Майклу Джону Фогго не впервой исполнять роль «фунта» в изощренных украинских «схемах». Его импозантная персона успела «засветиться» в шпионском скандале с компьютерной программой «Стахановец», которую использовал для слежки за персоналом друг антикоррупционеров-общественников Томаш Фиала, владелец инвестиционной компании Dragon Capital [подробности, если интересно, можно прочитать здесь].

Российское ООО «Стахановец», разработавшее и поддерживающее одноименную программу (впрочем, она присутствовала на рынке и под другими названиями), подконтрольно российской IT-корпорации «Софтлайн групп» (не путать с одноименной украинской компанией Softline). Ее владелец — Игорь Боровиков, он же числится основателем приснопамятного «Стахановеца». Однако украинское «крыло» корпарации Боровикова «Софтлайн Груп Украина», внесенное из-за скандала с программой-шпионом в санкционный список СНБО, теперь через скипрскую офшорку «Тирей лимитед» записано… Угадаете, на кого? Правильно, на Майкла Джона Фогго, заявленного владельцем лотерейного монополиста «УНЛ».

Но до мая 2017 года, до того момента, когда «Софтлайн групп Украина» была внесена в перечень российских компаний, в отношении которых Украина применила экономические санкции, ее владельцем, не таясь, указывал себя упомянутый Игорь Боровиков. То есть, господин Фогго, до того, как начал прикрывать своей персоной государственных мужей, приближенных к президенту Порошенко, был призван дезавуировать российское происхождение компании-продавца компьютерной программы-шпиона.

Но «залет» со «Стахановцем» — далеко не последний в украинских «гастролях» Майкла Джона.

Как писали «Наші гроші» со ссылкой на постановление Днепровского районного суда от 9 ноября 2017 года, ООО «Софтлайн групп Украина» фигурирует в уголовном производстве прокуратуры города Киева о злоупотреблении служебным положением должностных лиц Национального банка Украины (НБУ) при закупке программного обеспечения и компьютерного оборудования на 24,65 млн грн.

Уголовное производство по этому делу было возбуждено в октябре 2017-го. В его рамках расследуется ряд тендеров различных государственных органов, в том числе закупка Нацбанком в июле-августе 2016 года программного обеспечения виртуализации Vmware за 14,78 млн грн и оборудования для блейд-систем за 9,87 млн грн.

По данным следствия, «Софтлайн» продал указанное ПО и оборудование Нацбанку за 24,65 млн грн. Но, как оказалось, эта продукция была приобретена фирмой у ООО «Украинский торговый дом» за 20,4 млн грн, последняя, в свою очередь, приобрела ПО у импортера ООО «ИТ Дистрибьюшн» за 18,8 млн грн. «В результате с участием вышеуказанных предприятий состоялось общее превышение цены приобретения оборудования и программного обеспечения над ценой продажи Национальному Банку Украины на 5,9 млн грн», – указала прокуратура в ходатайстве.

Особо стоит остановиться на цепочке событий.

В одном случае фирма, входящая в орбиту российского IT-магната (а в России загребать деньги в этой отрасли, не сотрудничая со спецслужбами, вряд ли возможно), спокойно продает в Украине свою продукцию, в том числе и ту, торговать которой – уголовное правонарушение. И попутно участвует в «распилах» на госзакупках. А когда она попадает под санкции СНБО и уголовное расследование, ей на выручку в качестве нового номинального владельца спешит британский инвестор из Гонконга Майкл Фогго.

В другом случае веселое трио приближенных к президенту политиков-миллионеров так сильно «попалилось» на лоббировании лотерейной монопольки «УНЛ», что им начало «пригорать». И тут на сцену опять выталкивают гонконгского «экспата». Мол, какой Третьяков? Какой Загорий с Ложкиным? Это же «социально ответственный» инвестор из-за рубежа, которого вы, сволочи, чуть до инфаркта не довели своими инсинуациями!

В общем, кто его знает, сколько еще темных делишек украинских коррупционеров прикрывает зицпредседатель Майкл Джона Фогго.