Левченко долетался?

Левченко долетался?

В отношении губернатора Иркутской области Сергея Левченко проводится расследование? Он незаконно отдал АО «Международный Аэропорт Иркутск» Роману Троценко?

Губернатор и правительство Иркутской области подозреваются в нарушении закона о защите конкуренции. Губернатор Сергей Левченко может быть признан виновным в сговоре, предрешившем судьбу АО «Международный Аэропорт Иркутск». Совместное со структурами предпринимателя Романа Троценкопредприятие «Иркутскаэроинвест» находится под угрозой ликвидации,— сообщает The Moscow Post.

Чуть ранее Федеральная Антимонопольная Служба (ФАС) официально предостерегала Левченко о недопустимости действий, связанных с нарушением антимонопольных законов. Почему предостережение ФАС было проигнорировано?

Кто сказал «ФАС»?

Остается только предполагать на что рассчитывал Сергей Левченко, игнорируя предостережение ФАС. Ведь после того как интерес к Иркутскому аэропорту проявили структуры связанного с Олегом Дерипаской «Базового элемента» («Базэл»), любому должно было стать понятно, что «по-тихому» отдать аэропорт «Новопорту» Роману Троценко уже не получится.

Возможно, Сергей Левченко просто не смог вернуть полученный от Троценко «задаток» (возможно такой имел место быть)? Сумма то, поди, солидная?

Левченко не изменил позицию даже после того, как представители ООО «Аэропорт Девелопмент», входящей в группу компаний «Базэл», наябедничали президенту РФ и в Минтранс. На что рассчитывал губернатор?

На то, что все само собой рассосется? Или он уже считал не так давно переданный из федеральной собственности в региональную аэропорт своим? Хороший такой подарочек, стоимостью минимум в 3 млрд. рублей.

На официальном сайте иркутского аэропорта 7 апреля 2015 года считается исторической датой, ведь именно тогда аэропорт был передан Иркутской области. А вот об остальных памятных датах скромно умалчивается. А ведь уже спустя год вовсю ходили слухи о продаже аэропорта частным инвесторам. Чем не памятная дата?

Якобы, эту сделку курировал лично губернатор-коммунист Левченко, действуя в интересах Троценко. Даже называлась сумма, за которую аэропорт уйдет «Новопорту» — 1,5 миллиарда рублей.

Незаметно «распилить» вполне прибыльный «Международный аэропорт Иркутск» не получилось?

И это при оценочной стоимости актива в 3 млрд! Говорили, что структуры «Базэла» готовы выложить за аэропорт 8 млрд. рублей! То есть, уже на этом этапе «Базэл» сигнализировал Левченко — ау, мы тоже не против поучаствовать.

Кривые дорожки Левченко

Продажа международного аэропорта общероссийского значения — слишком заметное событие. Поэтому вскоре Левченко решил пойти другим путем, но по той же кривой дорожке. Внешне все выглядело более-менее прилично. Губернатор предложил найти инвесторов и построить новый терминал Иркутского аэропорта, а заодно и всю инфраструктуру, со временем, в порядок привести.

Было создано АО «Иркутскаэроинвест», в равных долях принадлежащее «Корпорации развития Иркутской области» и АО «Новапорт Иркутск». Почему АО «Иркутскаэроинвест» было создано с именно компанией, связанной с «Новапортом» Троценко никто не уточнил. Но правительство Иркутской области с завидным упорством называло «Новапорт» единственным реальным партнером. А Левченко стал обвинять «Базэл» едва ли не в попытке захвата аэропорта — дескать, не продается аэропорт и все тут!

Через АО «Новапорт Иркутск» Левченко планировал выводить из Иркутской области деньги?

Позиция Левченко не изменилась даже после того, как в ФАС довольно сдержано указали на то, что кроме «Новапорта» есть и другие частные инвесторы, готовые совместно управлять иркутским аэропортом, построить новый терминал, инвестировать в инфраструктуру.

Возможно, она не изменилась потому, что АО «Иркутскаэроинвест» было создано не для того, чтобы Троценко инвестировал, а для того, чтобы Левченко и Троценко выводили государственные деньги? Возможно, именно поэтому АО «Иркутскаэроинвест» принадлежит Троценко не напрямую, через фирму «Аеон»?

«Реальный партнер» Троценко

В конце лета этого года генеральным директором иркутского аэропорта стал Андрей Скуба. Но, по слухам, он отвечает только за непосредственное оперативное управление — следит за функционированием всех систем аэропорта, кому-то ведь надо, пока Троценко и Левченко решают глобальные вопросы инвестирования. Ведь Троценко — известный инвестор.

Одним из активов «Новапорта» является челябинский аэропорт «Баландино». Тот самый челябинский аэропорт, инвестировать в который теперь будет государство, готовое потратить аж 2,7 млрд. рублей. Ведь в Челябинске скоро саммиты ШОС и БРИКС намечаются, а значит нельзя ударить в грязь лицом. В итоге, государство инвестирует в Троценко, а не Троценко в «Баландино».

Почти аналогичная ситуация возникла в новосибирском аэропорте «Толмачево», за тем только исключением, что Троценко получил не прямые инвестиции, а налоговые льготы. При этом, он сумел их каким-то образом выбить даже несмотря на неразбериху в финансовой отчетности «Толмачево».

Зачем Левченко нужен инвестор, который не инвестирует?

Еще более парадоксальным образом сложились обстоятельства в кемеровском аэропорте имени Леонова. Он также находится под управлением «Новапорта», вот только кроме государства в него никто и не планирует по-настоящему инвестировать!

С 2014 по 2016 год государство потратило на кемеровский аэропорт 4 млрд. рублей, а вот с частными инвестициями дела обстоят гораздо хуже. Предполагается, что к 2022 году они может быть, суммарно, за 10 лет дотянут до 1 млрд. рублей. Да и то, вероятно, только в отчетности.

Даже согласно статистике, опубликованной на официальном сайте компании Троценко видно, что в ближайшие годы объем государственных инвестиций в инфраструктуру аэропортов «Новапорта» будет расти. Что тогда говорить о реальных объемах инвестиций? Тем более в выведенный из федеральной собственности аэропорт.

Господин Троценко, построивший свой бизнес на обещаниях инвестиций — это очень плохой актив для Иркутской области. Значительная часть государственных предприятий, в которые входил этот частный инвестор, инвестиций в обещанном объеме дождаться так и не смогла. При этом Левченко настаивает на том, что альтернативы Троценко нет. Такая принципиальная позиция, которую не смогли изменить даже предостережения ФАС, может объясняться тем, что Троценко инвестировал лично в Левченко? Ай-ай-ай, товарищ Левченко, а еще коммунистом себя называете.