Лагерь «Золото Белого моря» может закрыться из-за трагедии на Сямозере

После трагедии в Карелии по стране началась массовая проверка лагерей, а на горячую линию столичного департамента соцзащиты населения стали поступать жалобы родителей, которые столкнулись с их спешным закрытием. Самое пристальное внимание проверяющих привлекают лагеря, связанные с водой. А в самой Карелии разгорается скандал вокруг одного из старейших приключенческих лагерей страны  «Золото Белого моря».

20 июня в лагерь, расположенный на Чупинской губе Белого моря прибыли проверяющие, выявившие ряд нарушений, которые были быстро устранены, одно из них – часть снаряжения доставляли вместе с детьми.

21 июня руководителя ООО «Золото Белого моря» Дениса Орлова вызвали в прокуратуру Лоухского района. Прокурор Мирослав Бондаренко заявил Орлову, что лагерь не является палаточным, а нормам стационарного он не соответствует. Поэтому лагерь должен быть закрыт, а детей надо отправить по домам.

22 июня комиссия, в которую вошли глава Лоухского района, представитель органов опеки и сотрудники МЧС решили ночью эвакуировать детей. Денис Орлов отказался выполнять эти требования, после чего был задержан «за неповиновение властям».

Тем временем премьер-министр Карелии Олег Тельнов заявил: «Наша обязанность — найти законное основание пресечения туристической деятельности, несущей в себе угрозу для детей. Мы должны выработать такой юридический механизм».

«Золото Белого моря» принципиально отличается от традиционных лагерей с утренней зарядкой, подвижными играми, занятиями в кружках, тихим часом и компотом на полдник. Это исторические реконструкции с походами на парусно-гребных судах, фехтованием, сражениями и поиском сокровищ. «Роли», которые примеряют на себя дети, – римские легионеры, викинги, средневековые разбойники, – зависят от программы, возраста, смены.

Первые походы устроители лагеря начали проводить с 2002 года, за 14 лет проведено около 40 смен. И как утверждают руководители, претензий к лагерю до трагедии на Сямозере не было.

Впрочем, у родителей, которые вряд ли бы стали рисковать жизнями детей после гибели школьников в Карелии, тоже нет никаких опасений, и они требуют оставить лагерь в покое.

– Я знаю организаторов и доверяю им, я видел, как они проводят работу, мы проходили у них инструктажи по технике безопасности. Ведь дети, прежде чем попасть в этот лагерь, обучаются заранее, – говорит Виталий Винокуров, чья дочь должна отправиться в лагерь 30 июня. – Дочь на таких занятиях была в январе и в мае. Детей обязательно проверяют, есть подробная анкета. Не берут тех, кто физически не готов. Подход там очень серьезный.

– Я бы ни за что не отпустила сына абы куда, – говорит Анна Зорина. – Я абсолютно уверена в безопасности, там опытнейшие инструкторы. Об этом лагере мы мечтали весь год. С настоящими древними лодками и сражениями на мечах. С ночевками в шатрах на камнях у Белого моря. С кострами, черникой и голубикой. С самостоятельным приготовлением обедов. С потрясающими людьми, которые все это придумали и выпестовали. Подвижниками. А чиновникам плевать на испорченное лето, на мальчишечье горе.

Продажи путевок в лагерь «Золото Белого моря» начались в январе. И все смены были раскуплены за два или три дня. Если лагерь закроют, то, разумеется, придется возвращать деньги. Но частично они уже были потрачены.

– Дело в том, что осенью стоянки, которые были подготовлены с прошлого года, сожгли местные жители. И пришлось заново восстанавливать временные сооружения, завозить доски, баню делать, – рассказал Виталий Винокуров. – Частично деньги были потрачены на восстановление сгоревших стоянок.

Разумеется, никакого расследования не было, поскольку это всего лишь временные сооружения. И поджигателей не нашли.

– Это очень очень обидно – люди в течении 14 лет все обустраивали, улучшали условия. Я хорошо знаю, что это такое, поскольку сам бывал в подобных местах, но для взрослых, в Сибири, – рассказывает Винокуров. –  Приезжаешь каждый раз – то столик поставишь, то укрытие сделаешь какое-то, то избушку в глухом месте. В Сибири такие вещи никто не трогает, очень бережно относятся. А вот в Карелии сожгли. Вандализм настоящий процветает.

– В среду в лагере была уже третья по счету проверка во главе с прокурором Карелии. Они заявили, что деятельность лагеря приостанавливается, а детей эвакуируют с острова. Хотя никаких решений суда не было, – рассказал инструктор «Золота Белого моря», куратор программы «Викинги. Нити судьбы» Владимир Новоселов.– Все произошло поздно вечером, и эвакуация планировалась ночью. И совершенно в никуда. Денис Орлов не дал свое согласие и был задержан. Но сейчас он отпущен. Непонятно, что будет с детьми, со сменами. Если прокуратура считает возможным поступать так без решения суда, то ситуация просто катастрофическая.

По словам Владимира Новоселова, претензии проверяющих менялись постоянно.

– Они не знали, к чему придраться – то у нас якобы капитальные постройки. Но они классифицируются как «туристические хижины». То, у нас неправильные договоры с родителями. Потом нас обвинили в вырубке леса. Но это тоже неправда. Для бытовых нужд собирается плавник – деревья, выброшенные на литораль, – рассказал Новоселов. – Сейчас в лагере оставили представителя опеки. Ниши инструкторы проводят смену по плану, и мы все ждем развития ситуации. Но неофициально нам говорят, что все равно закроют лагерь. А ведь за 14 лет у нас не было ни одного ЧП, если не считать разбитых коленок и простуд.

Как сейчас проходят проверки в Карелии и почему такое пристальное внимание приковано к «Золоту Белого моря», «Известиям» рассказал заместитель главы Карелии Александр Пшеницын.

–  Сейчас идет проверка лагерей. Выделяются наиболее крупные по массовому пребыванию детей, в первую очередь те, что работают на коммерческой основе. Из тех лагерей, что мы уже проверили, помимо «Сямозера» у нас наиболее проблемный – «Золото Белого моря». Раньше он был под другим названием, а «Золотом Белого моря» стал с 2013 года, – пояснил Александр Пшеницын.

На вопрос, почему вдруг сейчас возникло столько претензий, если раньше их не было, Александр Пшеницын сказал, что раньше было меньше детей.

– До этого не существовало проблем потому, что там в такой массе не было детей. Было более-менее все адекватно, – говорит Пшеницын. – А с юридической точки зрения его вообще нельзя назвать лагерем. Потому что у лагеря есть определенные параметры, по которым он функционирует. И должно быть разрешение от ряда надзорных структур. В первую очередь, Роспотребнадзора. То, что было здесь, по сути, лагерем не является.

На замечание о том, что «Золото Белого моря» это, по сути, палаточный лагерь, Александр Пшеницын приводит свои контраргументы:

– Палаточным лагерем это не назовешь. Можно ли считать палаткой строение, которое очень сложно разобрать? У строения есть деревянная основа, деревянная крыша, настил типа нар для спанья. Это как?

По словам заместителя главы Карелии, в четверг прокуратурой были подготовлены документы о прекращении деятельности лагеря.

– Исковое заявление будет направлять прокуратура, суд будет рассматривать все представленные материалы, противоположная сторона будет выдвигать свои доводы, – поясняет Пшеницын. – В ходе комплексной проверки акт получился на 4 листах, выявлено множество нарушений. И по санитарно-гигиеническим нормам, и нарушения по содержанию детей на спальных местах. Там 50 отдыхающих детей, они разбиты на четыре отряда.  У каждого отряда есть своя палатка. А отряды смешанные, девочки с мальчиками вместе. И все дети спят вместе в одной палатке. Без перегородок. Более того, спальные места – это дощатый настил, сантиметров 10 от пола. Но этом основании – суконная подстилка, на нее укладывается полипропиленовый коврик и ребенок ложится в спальном мешке. Если вы находитесь в походе 2-3 дня, то это еще приемлемо, но когда ребенок 10 дней живет в таких условиях… Остров Сидоров находится в Белом море, у него скальное основание. Там достаточно прохладно.

Пшеницын признает, что идея лагеря отличная, но исполнение его не устраивает:

– Сама идея очень хороша, очень красивая и очень правильная. Но ее воплощение настолько вопиюще, что у меня нет слов, — сказал он.

На замечание о том, что то, что сейчас происходит с лагерями, напоминает кампанию – лучше закрыть, от греха подальше — Александр Николаевич ответил:

– Да, это напоминает некую кампанию. Но в том смысле, что произошедшее на Сямозере в итоге заставило всех нас обратить внимание на то, что у нас происходит с летним отдыхом детей. Не только в Карелии, по всей России. К сожалению, у нас много дыр в законодательстве. При этом процентов 90 тех, кто организовывает отдых, подходят к делу очень ответственно. А данная компания подходит к отдыху детей с точки зрения получения максимальной коммерческой прибыли. А вот это уже страшно.

Родители школьников сейчас пишут письма всем, кто может повлиять на ситуацию – детскому омбудсмену Астахову, генпрокурору Чайке, вице-премьеру Голодец, министру Скворцовой, спикеру Совета Федерации Матвиенко, министру Шойгу.

– Мы решили не писать одно коллективное письмо – один документ могут и не заметить. А когда от каждого родителя будет поступать индивидуальное письмо, есть шанс, что ответят. Коллективные жалобы замыливаются, – говорит Виталий Винокуров.

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов пообещал «Известиям» разобраться в этой ситуации.

– Понятно, что сейчас будут перестраховываться и дуть на воду. Тем более, в Карелии. Но у меня на месте есть представитель, которая там работала по Сямозеру. Если это действительно перегиб, и вопреки требованиям родителей лагерь пытаются закрыть, то вмешаемся, конечно, – сказал детский омбудсмен. –  Могу пообещать, что мы внимательно разберемся в этой ситуации.