Куском линолеума оскорбленная

Куском линолеума оскорбленная

Тверской суд Москвы приступил к рассмотрению уголовного дела активистки "Божьей воли" Людмилы Есипенко, обвиняемой в погроме на выставке скульптур Вадима Сидура в столичном "Манеже" и умышленном повреждении художественных ценностей. Власти Москвы требуют возместить ущерб в сумме 1 миллион 169 тысяч рублей. Однако Есипенко отказывается оплачивать реставрацию и считает себя невиновной.

Подсудимой 30-летней Есипенко вменяется ч. 1 ст. 243 УК РФ ("Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия"), ей грозит максимальное наказание до трех лет лишения свободы. 18 марта фигурантку уголовного дела поместили под домашний арест. Вину свою она категорически отрицает, хотя эксперты оценили нанесенный ею ущерб в 1 миллион 169 тысяч рублей. Эти деньги должны пойти на реставрацию поврежденных предметов искусства.

Ее адвокат Оксана Михалкина считает, что поврежденные объекты не имеют никакой ценности и представляют собой четыре куска линолеума с гротескным изображением Иисуса и Девы Марии

"в неподобающем, непотребном виде, совершенно обнаженными, с нарочито увеличенными гениталиями и с распоротым животом". 

Дело насчитывает восемь томов, планируется допросить 15 свидетелей обвинения, несколько экспертов и свидетелей защиты.

Есипенко является представителем движения "Божья воля". В августе прошлого года она вместе с единоверцами ворвалась на выставку "Скульптуры, которых мы не видим", проходившую в московском Манеже. Она заявила, что экспонаты оскорбляют чувства верующих, и бросила на пол четыре гравюры Сидура, которые, согласно заключению Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, имеют неоспоримую культурную ценность.

У зала суда собралась группа поддержки Есипенко. Они с трудом уместились в узком коридоре Тверского суда. Между собой обсуждали, написал ли кто-нибудь открытое письмо патриарху:

— Мы еще не писали, –- говорит девушка.

— Если бы патриархом сейчас был Алексий, то он бы сам что-нибудь сказал по этому делу без обращения, — сказал парень.

Сторонники обвиняемой считают ее мученицей, исповедницей и узницей совести и проводят в ее поддержку молебны.

Подсудимая пришла в суд в длинной юбке и футболке с изображением святителя Николая Агафонникова. В зале суда на столе у нее рядом лежит книжка с Уголовно-процессуальным кодексом и открытка с изображением иконы святителя.

— Ваше имя? — спросил судья Александр Меркулов.

— Раба божья Людмила.

— Как вас все-таки зовут?

— В паспорте написано.

— Где родились?

— Царство небесное. Мы христиане…

— Очень рад. По национальности?

— Моя родина — небесный Иерусалим.

После установления личности подсудимая ходатайствовала о посещении клиники неврозов.

"Я все еще нуждаюсь в оказании медицинской помощи, — объяснила в Есипенко. — И прошу дать мне беспрепятственно посещать клинику".

В настоящее время подсудимая находится под домашним арестом. Адвокат просил смягчить меру пресечения и выделить для ее подзащитной два часа в день на посещение врача. Судья частично удовлетворил ходатайство и разрешил разово посетить клинику неврозов для получения консультации.

Затем прокурор зачитала обвинительное заключение. "Есипенко обвиняется в том, что она совершила уничтожение культурных ценностей, — зачитала обвинитель, — а именно:

уничтожила резьбу на линолеуме художника Сидура, собственником которого является правительство Москвы.

Согласно технико-технологической экспертизе, повреждения совершены в виде потертостей и повреждений. Экспонаты потеряли свой экспозиционный вид и не подлежат восстановлению".

— В чем вас обвиняют, понятно? — спросил Есипенко судья.

— Мне не понятно.

— Понятно, — вздохнул председательствующий.

Подсудимая решила высказать свое отношение к предъявленному обвинению. Она выступила с 20-минутной эмоциональной речью, смысл которой сводился к тому, что подсудимая не жалеет о содеянном и не собирается платить ущерб.

"Это лучшее, что я сделала в жизни. Не могла пройти мимо, когда совершалось преступление. Я защитила святыню от поругания.

Можно ли пройти мимо, когда насилуют женщину? На этих кусках линолеума наш Спаситель был изображен с уродливой маской вместо лица и выпотрошенным телом", — заявила Есипенко.

Судья попытался прервать подсудимую и попросил говорить "без выражения". Тогда девушка достала ксерокопии с репродукциями других работ Сидура и стала показывать их зрителям в зале:

— Посмотрите, это же половой член, который торчит из непонятно какой рожи! Произведения Сидура, состоящие из половых органов, будут изучать ваши дети! Пусть каждый посмотрит, какие гадости он рисовал.

— Не надо ничего показывать! — прервал судья.

— Посмотрите на мою футболку, на ней изображен дед моего двоюродного дяди, Николай Агафонников, был расстрелян в 1937 году на Бутовском полигоне, а сейчас он причислен к лику святых! — подсудимая взяла со стола открытку с иконой и также начала показывать залу.

— Не надо нам демонстрировать портреты своих родственников, — пытался вмешаться председательствующий, но безуспешно.

— Если суд удовлетворит иск правительства Москвы, мне придется совершить акт гражданского неповиновения. Оплачивать реставрацию богохульных произведений — значит отказываться от веры. Я этого делать не буду. Призываю отозвать иск о реставрации! — потребовала Есипенко.

На этом заседании планировалось допросить потерпевшую сторону, но представитель из столичного правительства не пришел в суд. Председательствующий отложил слушания на следующую неделю.