Курортный сезон закончен, в трёх часах езды – стреляют, а народу в Крыму битком

Курортный сезон закончен, в трёх часах езды – стреляют, а народу в Крыму битком

Симферополь – Москва. Конец октября, погода – так себе, и в море не искупаешься, а ни в Крым из Москвы не уехать, ни из Крыма в Москву – нет билетов на поезд! Двухэтажные составы идут переполненные. Крымский мост, говорите, рванули? Так не страшно!
Вид рухнувших в море пролётов моста у большинства пассажиров вызывает прилив энтузиазма вперемешку с гордостью – и мост устоял, и мы тоже, как он! Стойкие. Нам всё нипочём. Между тем с разрушенного моста зрелища у пассажиров только начинаются. Железную дорогу по северной части Крыма проложили недавно, раньше в тех местах ходили только автобусы – по трассе. А поодаль от трассы располагались бензохранилища – немалым числом. Когда строили железную дорогу, по всей видимости, решили, что чем ближе она пройдёт от хранилищ горючего, тем проще будет его сливать из цистерн в резервуары. Никто ведь не думал, что могут ракетой долбануть. Пассажиров слёзно просят не фотографировать то, что они наблюдают из окон. А пейзаж примерно такой: в степи масса бронетехники, от танков до БТР, пара комплексов «Фаворит», бензохранилище за декоративным забором в полметра, снова танки и «Фавориты». Отвлёкся, не заметил, не беда – вскоре картинка повторится. И так – до Джанкоя. По итогу поездки становится ясно одно – техники завались. А вот людей поблизости от неё что-то не видать. Может, так и надо?
В Симферополе полно машин, через центр не проехать. После того как восемь лет назад в крымскую столицу перебрались вся Макеевка с окрестностями и половина Донецка, московские пробки лужковских времён кажутся сущей чепухой. Люди понаехали зажиточные, по нескольку машин на семью. А дороги остались те же, что и раньше. Население при этом выросло вдвое, а теперь уже втрое. В Крым массово перебираются соседи из Херсонской и Запорожской областей. И ничего не поделаешь, производственная необходимость. Чтобы торговать на рынке, им нужно держать место. Контролировать склады с продукцией. Развозить её по крымским курортам. В общем, к полутора сотням тысяч макеевских и донецких добавилось ещё столько же мелитопольских и херсонских. Симферополь, таким образом, разросся вдвое, не считая пригородов. В Севастополе примерно такое же положение. Города задыхаются.
Неконтролируемый массовый наплыв людей порождает и другие проблемы. К примеру, наплыв из ниоткуда управляющих компаний с чистой прибылью и выручкой за прошлый год ноль рублей. Пример – ООО «УК «Крымское время». Если раньше расселением лакомых дворов в столичном центре занимались непосредственно городские власти, то после скандального увольнения главы администрации города Елены Проценко (чему в немалой степени поспособствовала «Наша Версия») схема изменилась. Пожилых жителей центра обрабатывают ходоки от «маленьких, но очень хороших» управляющих компаний, заставляют заключить договор, а дальше – всё по накатанной мошеннической схеме. «Неподъёмные» платёжки, как следствие – неплатежи и в результате отселение неплательщиков. А тем, кто исправно платит, могут устроить ЧП – например, пожар. Лишь бы съехали поскорее, освободили помещения. Обращаться к силовикам бесполезно – те перебрасывают жалобы друг дружке, Следком – прокуратуре, и наоборот. В лучшем случае пришлют отписку. «Вопросов, относящихся к компетенции СКР, в обращении не содержится, о результатах рассмотрения вас должны уведомить должностные лица прокуратуры Республики Крым. Инспектор отдела по приёму граждан Я. Ильина». За восемь лет в Симферополе сменилось семь градоначальников, трое последних – за два года. Понятно, в чём причина такой текучки? Быстро схватить и освоить, что пока не прибито, – и сбежать поскорей. Кумовство? Издание «Новый день» сообщает, что министр экономического развития Республики Крым Дмитрий Шеряко якобы приходится мэру Михаилу Афанасьеву шурином, а глава администрации города Саки Александр Овдиенко – тестем. Но республиканскому руководству не до этого – Сергей Аксёнов второй раз за месяц выезжает в Херсон за компанию с Сергеем Кириенко. Чужая столица, выходит, ближе, чем своя? На приём пробиться к Аксёнову – никаких шансов. Ни малейших. «Это не к нам вопрос, обратитесь куда-то ещё».
Зато с наглядной агитацией в городе – всё в порядке. На горсовете – патриотический мурал во всю стену, повсюду буквы Z из георгиевских ленточек и девизы «Своих не бросаем!». Горожане, по всей видимости, уже не вполне свои, эти закончатся – завезут новых из Херсона. Севастополь тоже тонет в актуальной символике, при этом дорожных указателей за восемь лет в городе так и не появилось. Если водитель не местный и не знает дорог, шансов выбраться с первого раза из города на симферопольскую трассу у него почти нет. С включённым навигатором – то же самое. В тёмное время суток задача ещё больше усугубляется. Судачат, что указатели не развешивают из-за секретности, вот только Севастополь давно не «режимный» город. Зато во второй крымской столице вот-вот введут сухой закон – на период спецоперации и мобилизационных мероприятий. Накануне с такой инициативой выступила директор департамента сельского хозяйства и потребительского рынка Наталия Скорюкова, предложив отредактировать региональный закон «О регулировании отдельных отношений в области розничной продажи алкогольной продукции». Поразительно, что большинство севастопольцев за. Если, конечно, городские власти несколько не приукрашивают картинку.
Накануне из СИЗО выпустили энтузиаста Олега Зубкова (на фото) – это владелец парка львов Тайган под Белогорском, его все в Крыму знают и почти все любят. Люди, имеется в виду. А вот власти как-то не очень. В этот раз Зубкову, впрочем, повезло – выпустили его из-за вмешательства Верховного суда республики. Этим летом белогорский суд приговорил Зубкова к 2 годам и 4 месяцам колонии общего режима – за то, что не уследил за одним из своих тигров и тот откусил мизинец ребёнку, просунувшему руку в решётку вольера. Зубкова гнобили при Украине, продолжают гнобить и сейчас – слишком негнущийся. Но на этот раз история получается какая-то вовсе нехорошая – вроде как с приговорившим его судьёй они были дружны, но судья якобы задолжал Зубкову 30 тыс. долларов и при этом был наркоманом. Заявление об употреблении судьёй психотропных препаратов, со слов Зубкова, сделала депутат Госдумы Анжелика Глазкова (жена известного левого политика Николая Платошкина) в эфире у журналиста Андрея Караулова. Глазкова взяла Зубкова под опеку. И меру пресечения хозяину львиного парка тут же заменили – с содержания под стражей на подписку о невыезде.
Зубков – один из немногих энтузиастов, меняющих Крым на глазах, своими руками и за собственный кошт. До того как он поселил своих львов в Белогорске, это было транзитное местечко, которое туристы норовили поскорее проскочить. Зубкову удалось превратить городишко в туристическую достопримечательность, куда едут и крымчане, и отдыхающие, причём не только в сезон. Но вместо спасибо и помощи от властей – регулярная травля.
В этом году курортного сезона в Крыму, по сути, не было – сотни тысяч жителей остались без привычного сезонного заработка. Вместо туристов – наплыв переселенцев. Инфраструктура не справляется, управленцы – тем паче, почти везде, а не только в Симферополе. Крымчане, конечно, терпеливы, но всякому терпению наступает предел.