Кто говорит по «секретному телефону Минобороны»

Кто говорит по «секретному телефону Минобороны»

Глава ЦИК Памфилова может довериться спикеру Госдумы Володину, враг не узнает, что общего у Росреестра с Центром подготовки космонавтов, а дискуссию «кто лучший преемник Глава_Державыа» услышит только «Шмель».

Новость о закупке оборонным ведомством персональных сверхсекретных и сверхдорогих телефонов устарела года на три. Изделиями М-633С («Шмель») военные активно пользуются с конца 2014-го. Знакомы с устройством в полиции, Росгвардии, надзиратели тюрем, – чуть больше 3,5 тысяч. Анализ контрактов НПЦ «Атлас» раскрывает нечто любопытнее. На 147 миллионов населения в стране есть особая группа бюджетников, чьи разговоры тоже необходимо секретить. Их немного, человек сорок. В списке губернаторы, министры и один судья.

На первый взгляд М-633С — обычный кнопочный телефон. Такие в 2018 году покупают бабушкам, потому что «цифры большие, мне только звонить». Согласно характеристикам, в стандартном режиме он такой и есть – с минимальным набором функций, работает в сетях привычного стандарта GSM, к нему подходят сим-карты МТС или «Мегафон». «Телефон как телефон. Только стремный», – сказало бы поколение iPhone. 

В «шифрофон» М-633С превращается, когда к нему подключают устройство ввода ключевой информации — черного цвета коробочка спаривается с телефоном при помощи USB-кабеля. Разработчик, научно-технический центр «Атлас», гарантирует, что идея полюбопытствовать провальна — соглядатай услышит белый шум. В открытом режиме можно разговаривать с любым абонентом, а вот в режиме «шифрофона» – только с тем, у кого есть такой же аппарат. В 2017-м аппарат продавали за 140 с лишним тысяч, специальная коробочка, которая делает телефон персональным, стоит примерно 20-30 тысяч рублей. 

Опытную партию Минобороны приобрело в 2010 году, а с 2014-го пошли закупки в промышленных масштабах: за последние три года в войска были поставлены свыше трех тысяч «шифрофонов» на общую сумму 216 миллионов рублей. В 2017 году две с лишним сотни изделий М-633С купила Росгвардия, до этого внутренние войска пользовались другой разработкой «Атласа» – SMP Атлас/2 — по данным сайта госзакупок, стоимость ремонта SMP сопоставима с ценой М-633С. Когда летом 2016-го Минобороны закупало новенькие «Шмели» по 105 тысяч за штуку, командование дислоцированной в Чечне в/ч 2671 ремонтировало SMP Атлас/2 за 100 тысяч рублей. 

С 2014 года примерно 17,5 миллионов потратила на «Шмели» Федеральная служба исполнения наказаний, у нее 134 аппарата. Все только начинается для МВД, в мае прошлого года полиция заключила 15-миллионный контракт на поставку 106 комплектов М-633С. Немножко есть у МЧС (22), прокуратуры (21), по три штуки у таможни и Следственного комитета. Один из трех телефонов, кстати, находится в Следственном комитете Крыма. У генпрокурора Юрия Чайки тоже неоднозначен список подчиненных, требующих келейности: Москва купила себе 16, чтобы разговаривать с прокурорами Дальнего Востока (Амурская, Сахалинская, Еврейская автономная области, Приморский край) и главой Калужского ведомства. 

За последние три года «шифрофоны» купили примерно полтора десятка предприятий, по одним названиям которых понятно — им есть что скрывать: Ростех, Росатом, Газпромсвязь, Центр подготовки космонавтов, Пермский пороховой завод. Но не спецслужбами, атомщиками и оборонщиками едиными живо телефонное направление НТЦ «Атлас».

Перечнем заказчиков можно зачитываться, а потом строить версии. С кем говорит по защищенной связи главный налоговый инспектор Михаил Мишустин? Свой М-633С Федеральная налоговая служба купила в 2014 году, всего на полгода позже Министерства иностранных дел. А в 2015-м «Шмель» осел в кабинетах руководителей Минпромторга и Общественной палаты. Через год привилегию быть не услышанными получили спикер Госдумы Вячеслав Володин, глава ЦИК Элла Памфилова и руководитель Росреестра Виктория Абрамченко, причем последней вольность досталась от предшественника — телефон был куплен в июле, за неделю до назначения Игоря Васильева губернатором Кировской области. С 2017 года особой секретности разговоры могут себе позволить министр юстиции Александр Коновалов, министр труда Максим Топилин и председатель Арбитражного суда Краснодарского края Алексей Егоров. 

Неловко представить, куда может занести особо впечатлительного конспиролога, если он узнает, что «самый надежный в России телефон» есть всего у трети губернаторов. Равноправных субъектов Федерации 85, а «шифрофон» есть только в 27. Не хотелось бы вызвать раздражение, но у Героя России и губернатора Тульской области Алексея Дюмина их восемь. У мэра Москвы Собянина, которого фонд «Петербургская политика» считает вторым в списке возможных преемников президента Глава_Державыа, только один М-633С. А у вернувшего Крым генерал-лейтенанта Дюмина третье место в том же списке и 8 специальных телефонов. А еще Дюмин играет в хоккей, и был на льду во время того самого матча, где Владимир Глава_Державы забросил 7 шайб. Есть о чем поговорить Собянину и Дюмину, есть. 

Конечно, сам по себе «шифрофон» никакой не оберег. Главы регионов со столицами в Рязани, Перми, Пензе, Пскове, Тамбове, Владивостоке, Самаре после покупки уходили в отставку, но почетную: по возрасту или на повышение. Исключение – иркутский губернатор Ерощенко, который купил телефон в августе 2015-го, а через месяц скандально проиграл выборы коммунисту Левченко. В Коми такой аппарат появился уже после ареста Вячеслава Гайзера, не было «Шмеля» в Южно-Сахалинске, пока регионом руководил Александр Хорошавин. 

Сначала М-633С появился в Тюменской области, губернатор нефтегазовой сокровищницы Владимир Якушев может не таиться с января 2014 года. Глава Хабаровского края Вячеслав Шпорт той же весной потратил 350 тысяч сразу на три «Шмеля». По два купили в Тамбовской и Ивановской областях, Пермском крае. По одному аппарату в Мурманске, Магадане, Калуге, Новгороде, Вологде. Специальная, зашифрованная от посторонних связь доступна руководителям Крыма, Севастополя, Татарстана, Адыгеи, Удмуртии, Чувашии и Карелии. 

Все вместе 27 избранных губернаторов потратили на защиту переговоров примерно 5 миллионов рублей. Это мизер для НТЦ «Атлас», портфель только телефонных заказов которого за последние четыре года стремится к половине миллиарда. Самым урожайным был 2016-й, когда более тысячи «Шмелей» продали за 142 с лишним миллиона, но уже следующий, 2017-й, с точки зрения телефонных продаж стал провальным: при общей сумме контрактов в 1,3 миллиарда «шифрофонов» продано только на 50 миллионов, это плюс-минус 350 штук. Так может случиться, что после масштабной подачи в прессе возродится интерес к М-633С, собираемому, кстати, вручную. Но тут главное помнить, что говорил Владимир Глава_Державы: у него вообще нет телефона. Никакого.