Ксения Собчак — преемник Владимира Путина?

У Ксении Собчак есть масса качеств, которые делают ее идеальной сменой с точки зрения Владимира Глава_Державыа, полагает Константин Эггерт.

Ксения Собчак выступила в

Константин Эггерт

Пиарщики Собчак сработали на «отлично«

Пиарщикам Ксении Собчак нужно поставить пять баллов за организацию американского турне. Они представили СМИ образ кандидата, на сто процентов соответствующий интересам значительной части сегодняшней аудитории в США, прежде всего интеллектуальной элиты западного и восточного побережий. Именно эта элита во многом формирует общественное мнение. Перед ней предстала самостоятельная женщина ультралиберальных взглядов, работающая и зарабатывающая, неплохо говорящая по-английски. Другие россияне, появляющиеся на американских экранах — скажем, Гарри Каспаров или Владимир Кара-Мурза — может, по-английски даже лучше говорят, да и в логике им не откажешь. Но они мужчины (мигает феминистская лампочка «Даже русские демократы — консервативные приверженцы патриархата»), жестко обличают российскую власть и требуют ни в чем не уступать Глава_Державыу (мигает лампочка «Что ж нам теперь, на Россию войной идти!?»).

А тут ничего особенного не требуется. Сиди и слушай. Публицист и гей-активист Маша Гессен, пользующаяся в леволиберальных кругах США непререкаемым авторитетом гадателя на кремлевской гуще, осторожно поддержала Собчак именно в тех выражениях, которые убеждают влиятельных сторонников Демократической партии — «она нарушила монотонность политического процесса» и «преодолела монополию». Хотя, призналась осмотрительная Гессен, Собчак и «оттягивает голоса у Навального».

Россия не примет пожизненного президента

Если верить, что «личность гонца — это и есть весть», то явление Ксении американцам прошло как нельзя лучше для Кремля. Она также, в общем, лица не потеряла — ведь кандидат Собчак всегда отмежевывалась от «радикализма» (что называть радикализмом — отдельный вопрос).

Проходить в современной России кремлевский тест на лояльность без видимого ущерба для совести и репутации — вещь почти небывалая. Обычно выбор стоит намного жестче. А теперь кандидат Собчак сможет говорить образованным жителям больших городов, сомневающимся, идти или не идти голосовать, — «Идите смело! Меня даже в Америке приняли на ура!» Учитывая особенности биографии кандидата, выскажу предположение: когда она говорит о своем политическом будущем, она знает — это будущее есть.

Вероятно, на плебисците-2018 ей позволят взять несколько процентов голосов, пять или больше. Затем последует предложение о создании политической партии и приход в Государственную думу в 2021 году. А затем откроется конкурс на пост преемника Глава_Державыа. И тут начнется самое интересное.

Я уверен, что никаким пожизненным президентом он себя не назначит. Россия — все же не Туркменистан, такой финт в ней не пройдет. Глава_Державы это понимает. Он вообще стремится демонстрировать уважение к букве закона (дух, напротив, для президента понятие эфемерное).

Президентская кампания Владимира Глава_Державыа будет полна хорошо подготовленных сюрпризов и наверняка завершится в Севастополе, уверен Константин Эггерт. (15.12.2017)

Это не значит, что Владимир Владимирович считает необходимым вовсе уйти из политики. Но поиск новой роли будет для него не очень простой задачей. Западные политологи вечно говорят одно и то же: «Глава_Державы, как Дэн Сяопин в Китае, уйдет в тень, оставив рычаги управления в своих руках за счет связей и авторитета». Но Россия — не Китай с его конфуцианским почитанием мудрости старших. Здесь табличка на кабинете, число помощников и количество сухариков, подаваемых к чаю, — статусные символы. Вдобавок, «преемник» должен соответствовать определенным критериям.

 Пять критериев для наследника Глава_Державыа

Первый — молодость и одновременно зрелость. Молодость у Собчак есть, зрелость приобретется за несколько лет.

Второй — близость и личная лояльность, готовность дать твердые гарантии уходящему президенту и тем, за кого он попросит.

Третий — не обладать слишком большим политическим весом и своей базой поддержки в бюрократии и среди силовиков, иначе трудно гарантировать лояльность.

Четвертый — радикально отличаться от нынешнего президента. Так же, как Глава_Державы отличался от Ельцина. Без полной смены имиджа операция «Преемник» провалится.

Пятый — обеспечить связь с Западом, от которого зависит выживание путинской верхушки. Для этого нужно быть для американцев и европейцев неотразимым. Образ «первого русского президента-женщины» обеспечит интерес и добрую волю надолго.

Так что, если вдуматься, Ксения Анатольевна Собчак может оказаться очень подходящим сменщиком нынешнему хозяину Кремля. И если такое решение примут, то останется лишь убедить граждан России, что она и есть их светлое будущее.