Крышевать банковский рынок Кириллу Черкалину помогала полиция

Чиновники

Крышевать банковский рынок Кириллу Черкалину помогала полиция

Стали известны новые имена высокопоставленных сообщников миллиардера из ФСБ.
28.06.2019

В PASMI поступила информация о предполагаемом подельнике арестованного полковника ФСБ Кирилла Черкалина. Речь идет о руководителе следствия полиции по ЦАО Москвы, которая, по данным журналистов, уже дает признательные показания коллегам. Как и кто «хоронил» оперативные разработки и уголовные дела в отношении банкиров, редакции рассказал бывший руководитель специальной банковской группы, созданной по указанию президента Владимира Путина.

Силовая порука полиции и чекистов

В рамках дела начальника отдела управления «К» СЭБ ФСБ Кирилла Черкалина начала давать признательные показания одна из сотрудниц московской полиции. Эта информация появилась в СМИ в конце июня.

«Еще в то время, когда оперативники разрабатывали Кирилла Черкалина перед арестом, в их поле зрения попал высокий чин из следствия полиции одного из столичных округов. Именно в это подразделение … поступали многие уголовные дела, касающиеся крупных банков и их руководителей», — сообщил «Росбалт» без указания фамилии сотрудницы МВД.

Между тем, Дмитрий Целяков — экс-руководитель особой банковской группы при МВД, занимавшейся расследованием финансовых преступлений, — полагает, что речь идет о начальнике 2-го отдела следственной части УВД по ЦАО Ирине Зинеевой. Именно в ее отдел попадали материалы, связанные с банковским сектором, и, по словам Целякова, она не раз фигурировала в материалах оперативных прослушек.

«Как я только начал заниматься „банковскими“ бандами в 2005 году — сразу вышел на схемы с участием силовиков, среди которых наши источники постоянно называли фамилию Зинеевой. В ЦАО образовалось настоящее „кладбище“: управление „К“ ФСБ скидывало полиции расследования, данные Росфинмониторинга и Агентства по страхованию вкладов, которые эфэсбэшники и полицейские затем монетизировали», — пояснил журналистам Целяков.

По его словам, данная схема работала весьма эффективно и приносила хорошую прибыль. Методика была простая: документы из Росфинмониторинга, касающиеся подозрительной банковской деятельности, поступали в управление «К» ФСБ, и самым легким способом скрыть информацию было передать бумаги по подследственности в полицию. Там по команде спецслужбы следствие затягивало и разваливало дела.

Два кладбища и легендарный генерал

Как утверждает Дмитрий Целяков, по схеме закрытия нужных дел в столичной полиции работало два условных «кладбища»: первое по иерархии — главное следственное управление МВД города Москвы, второе — в Центральном административном округе столичного УВД, где помимо следственного отдела засветились сотрудники ОБЭП.

Они должны быть в курсе: 
— директор ФСБ Александр Бортников
— председатель СК по РФ Александр Бастрыкин
— министр внутренних дел РФ Владимир Колокольцев
— начальник ГУ МВД РФ по Москве Олег Баранов.

В ГСУ Москвы бывший руководитель банковской группы насчитал около 40 «захороненных» дел по кредитным учреждениям только за 2006-2007 годы. Именно там, как утверждает Целяков, пропало уголовное дело «Джубы» — авторитетного «сжигателя» банков Джумбера Элбакидзе. В рамках этого УД № 248 103 проходили обыски у ряда банкиров — Ивана Мязина, Евгения Двоскина, Сергея Захарова и других. В ходе оперативных мероприятий были изъяты крупные суммы денег, которые передали на хранение в финчасть МВД. Но после ареста Целякова в 2008 году дело Джубы заглохло. Также ничего неизвестно и о судьбе денег, изъятых при обысках.

Позже Дмитрий пытался получить информацию о ходе резонансного расследования, но в МВД ему отказали в предоставлении этих данных.

Затерянных громких дел хватает и в СУ при УВД ЦАО Москвы. Один из примеров — расследование по рейдерскому захвату КБ «Интелфинанс». Бывший председатель правления банка Михаил Завертяев рассказывал PASMI, что через «Интелфинанс» преступники отмыли более 11 млрд рублей, а в скандале оказались замешаны полковник ФСБ Кирилл Черкалин, его задержанный коллега Дмитрий Фролов, а также первый заместитель главы ФСБ Сергей Смирнов.

Материалы расследования по заявлению Завертяева были переданы в следственное управление УВД по ЦАО в июле 2007 года, но уже в декабре того же года предварительное следствие по делу было приостановлено.

Возможно, начальнику 2-го отдела СЧ УВД по ЦАО Ирине Зинеевой, в отношении которой, по данным журналистом, сейчас идет проверка, зададут вопрос и по этому материалу.

Между тем, Целяков считает, что следственная группа, которая ведет дело миллиардеров из ФСБ, должна обратить внимание и на деятельность экс-начальника ОБЭП по ЦАО — генерала Тимура Валиулина, также имевшего отношение к захоронению уголовных материалов по банкам.

Сегодня Валиулин больше известен как экс-глава Главного управления по противодействию экстремизму МВД РФ. Центром «Э» он руководил с 2012 по 2018 годы. Ушел со своего поста Валиулин, написав рапорт об увольнении по собственному желанию, хотя по данным СМИ, отставка генерала, была связана с утратой доверия. Причиной называют апартаменты Валиулина в Италии и Болгарии, которую он не указал в декларации о доходах и имуществе.

Средства на элитную заграничную недвижимость, как считает Целяков, генерал мог накопить во время руководства отделом по борьбе с экономическими преступлениями УВД по ЦАО Москвы с 2002 по 2007 годы.

«С Валиулиным я сталкивался в 2005-2006 годах. Тогда в ОБЭПе хотели похоронить дело Бориса Сокальского , который вывел через НЭП-банк, „АКА — Банк“ и КБ „Родник“ более 200 млрд рублей. Моей группе удалось задокументировать сотрудников Валиулина , которые оказывали содействие в схемах отмыва через „НЭП“. Я заявил об этом Валиулину в его кабинете, но он матом ответил, чтобы мы не лезли не в свое дело», — пересказал Целяков содержание разговора с генералом полиции.

Рапорт о встрече с Тимуром Валиулиным и о полицейских, крышующих банковские площадки по отмыванию денег, Дмитрий Целяков направлял на имя Сергея Мещерякова, руководившего тогда Департаментом по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПТ), но никакой реакции не последовало.

Банковские премиальные для силовиков

Что примечательно: заграничную недвижимость или же астрономические суммы денег на квартирах правоохранители обнаруживают, пожалуй, у всех силовиков, причастных к расследованию банковских преступлений.

Первым «открытием» для общественности стали 9 млрд рублей, обнаруженные в 2016 году во время обысков у полковника МВД Дмитрия Захарченко.

А уже через три года — в апреле 2019 года — при обыске по делу полковников из управления «К» ФСБ на трех квартирах изъяли сумму, эквивалентную 12 млрд рублей.

Следователь из УВД по ЦАО, которая помогала Черкалину, по информации СМИ, тоже женщина не бедная: у нее обнаружена недвижимость на Сицилии, явно не соответствующая уровню официальных доходов.