Крупнейшую стройку Европы ведут на могилах предков

Крупнейшую стройку Европы ведут на могилах предков

Под Санкт-Петербургом началось строительство одного из самых мощных в мире газоперерабатывающих комплексов. Общая территория – более 900 гектаров, не считая дорог, ниток электроснабжения и газовых труб. Местные жители в ужасе: вековые леса вырубаются, по разбитым трассам снуют сотни грузовиков, а ещё в район должны прибыть тысячи иностранных рабочих. Почему экономические проекты в России реализуют с наплевательским отношением к интересам самих россиян?О проекте строительства заводов по производству сжиженного природного газа (СПГ) и полимеров, а также морского терминала для экспорта продукции в Кингисеппском районе Ленинградской области было объявлено в октябре 2017 года. Под строительство комплекса требовалось забрать земельные участки в общей сложности в 900 гектаров – кроме того, под нужды гигантской стройки должны были отойти участки под объекты инфраструктуры магистральных газопроводов, участки под третью и четвёртую нитки «Северного потока» (по ним будет поставляться газ на переработку), некие «дополнительные лесные участки в районе порта Усть-Луга». Взамен, как обещал глава «Газпрома» Алексей Миллер, вырастет и конкурентоспособность российской экономики, а также увеличится объём валютных поступлений и число рабочих мест. Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко обозначил стройку как самую крупную в Европе, а общий объём прямых инвестиций оценил в 2,7 трлн рублей. В прошлом году на площадке начались подготовительные работы. Оператором стройки стало ООО «РусХимАльянс» (совместное предприятие «Газпрома» и ЗАО «РусГазДобыча»). Большую часть земельных участков оно получило без торгов – в соответствии со статьёй 39.6 Земельного кодекса, позволяющей это делать в случае «реализации масштабных инвестиционных проектов».При такой стоимости проекта попытки как-то упорядочить процесс строительства оказались заведомо обречены на провал. Так, департамент Рослесхоза по СЗФО попытался доказать в суде, что 55 гектаров леса на берегу Финского залива в Усть-Луге должны быть сохранены. Однако суд пришёл к выводу, что на территории леса нет и вообще это земли сельхозназначения, – в результате вековые деревья пошли под топор.С подобной же грацией слона в посудной лавке авторы проекта действуют и в иных ситуациях. Технические дороги к объектам прокладываются так, как удобнее для реализации проекта, на мнение людей, которые испокон веков проживают в этих местах, внимание, похоже, никто не обращает.Всего в нескольких километрах от строящихся объектов находится деревня Лужицы – последнее в мире поселение, в котором компактно проживают потомки древнего финно-угорского народа водь. Здесь же расположен Музей водской культуры и старинное кладбище, первые захоронения на котором датированы XVI веком. И именно в непосредственной близости к погосту начали прокладывать дорогу к будущему газоперерабатывающему комплексу.«Лес вырубили практически вплотную к самой последней могиле. Сколько мы просили, чтобы дорогу перенесли подальше, но всё тщетно. На последней встрече с руководством «РусХимАльянса» нам сказали, что уже ничего изменить нельзя», – рассказала «АиФ» староста деревни Валентина Нестерова. Теперь по некогда деревенской дороге сплошным потоком на стройку идут грузовые машины, стоят шум и пыль, река перед погостом завалена ветками и помутнела, на месте деревьев – пеньки. Местные не раз устраивали народные сходы, собирали подписи, писали обращения, но напрасно.Впрочем, в подобной ситуации оказались не только жители Лужиц. На страницы СМИ выплеснулся конфликт в деревне Березняки. Здесь вплотную к домам местных жителей, на участке 43 тыс. «квадратов», началась подготовка площадки под автостоянку и автосервис для грузового транспорта. С точки зрения локации место удачное – до гигантской стройки всего 25 километров по трассе «Нарва». Землю огородили забором, в лесу, где жители привыкли собирать грибы и ягоды, заработали бензопилы. С рабочими общаться не получается: те и русский-то плохо знают – деревья пилят узбеки, а бенефициарами и вовсе, судя по всему, выступают турки.– Приезжали на «Кадиллаке» турки с бородами, ходили, фотографировали. Я спросил, что собираются строить. Ответили: общежитие для рабочих, столовую и стоянку. На просьбу показать разрешение на строительство сказали, мол, у нас всё схвачено и вообще мы Лахта Центр строили, – рассказал 47news заместитель старосты деревни Алексей Морозов, добавив: – Говорили, разрешения получат задним числом.Какое-то время стройматериалы для строительства возили прямо через деревню, но местные жители начали партизанскую войну, установив посреди дороги бетонный блок. Тогда строители, недолго думая, проложили некий технический съезд с трассы прямиком через лес. В законности этой вырубки есть большие сомнения, так как в местном управлении дорог ФКУ «УпрДор «Северо-Запад» отмечают: за разрешениями к ним не обращались. Но и препятствовать стройке местные чиновники не торопятся. Кому охота связываться с «Газпромом».Чиновников тоже можно понять. Они оказались между двух огней: с одной стороны, масштабный инвестпроект «национального достояния», который реализуется с личного указания первых лиц государства, с другой стороны – местные жители, которые пишут письма, устраивают народные сходы и грозятся перейти к более радикальным мерам противодействия. Поэтому приходится хоть как-то реагировать.– Только представьте. Заканчивается рабочий день, забиваются пять человек в кабину «МАЗа», все они приезжают на съёмную квартиру, оставляют рядом технику. От тротуаров там уже ничего не осталось, я уже не говорю о газонах. Я даже был вынужден запретить проезд строительной техники во все населённые пункты в границах 30 километров, – рассказал в ноябре на встрече с депутатами парламента глава Ленобласти Александр Дрозденко.Как признал губернатор, для нанятых специалистов уже не хватает жилья. Ценына аренду в ближайших посёлках давно сравнялись с петербургскими, но предложение по квадратным метрам не может удовлетворить весь спрос. В соцсетях распространяются фото, как приезжие рабочие ночуют чуть ли не на полу в подъездах.Возникающие конфликты, по сути, это только первые ласточки – в район ещё не прибыла главная ударная сила проекта, те самые рабочие, которые будут возводить объекты. Всего на территории района прописаны 74 тыс. человек, а рабочих на стройке, по первым прикидкам, потребуется не менее 75 тысяч. И уже сейчас ясно, что с огромной долей вероятности в основном это будут не россияне. Либо те же турки, которые уже строят площадки под грузовые авто, привезут жителей солнечного Узбекистана, либо (что ещё вероятнее) китайцы. Как выясняется, ещё в 2019 году агентство «Синьхуа» сообщило, что дочерняя компания китайской национальной химико-инженерной строительной корпорации CNCEC подписала соглашение с «дочкой» «РусГазДобычи», Балтийским химическим комплексом, на строительство объекта в Усть-Луге стоимостью 13,3 млрд долларов.Таким образом, в сельский район приедут тысячи здоровых и молодых мужчин с менталитетом и особенностями поведения, явно отличающимися от тех, к которым привыкли местные жители. Чего ждать дальше? Готова ли здешняя инфраструктура (от электросетей до канализации) принять эту массу? И что с безопасностью – ведь ближайший пункт полиции от той же деревни Березняки находится аж в 18 километрах?– Мы хотим, чтобы как раньше было. Чтобы они ушли. Каждый день как на иголках. У нас же дети, внуки, а придут чужие – жди беды. Посмотрите новости – убийства, изнасилования. Почему они строят у деревень? Почему не в поле ближе к стройке? Места же много. Оставьте деревни в покое, – просит староста деревни Надежда Шляховская. – Это наше, здесь наши предки жили, здесь наш лес и земля. Оставьте нас в покое.

Консорциум компаний «Газпрома» и Национальной газовой группы строит заводы по производству сжиженного природного газа (СПГ) и полимеров, а также морской терминал. Объём инвестиций в проект оценивают примерно в 2,7 трлн рублей, первую очередь обещают запустить в 2024 году. Оператор строительства завода СПГ – компания «РусХимАльянс», принадлежащая «Газпрому» и «РусГазДобыче», основным бенефициаром которой называют Артёма Оболенского.