Красноярские власти превратили свой город в газовую камеру

Красноярские власти превратили свой город в газовую камеру

Мы как-то уже привыкли, что смог – это у бедных китайцев и несчастных мексиканцев. Но на самом деле непрозрачные ядовитые облака как ни в чем ни бывало висят над десятками российских городов. Яркий пример такого экологического неблагополучия, или даже, прямо скажем, бедствия – Красноярск.

Казалось бы – таежная столица, с одной стороны заповедник, с другой – огромная река. Но усилия местных властей и чуть менее местного бизнеса привели к тому, что над большинством районов красивейшего города висит серо-желтая газовая лепешка, окрашивающая жизни горожан в траурные цвета.

Удивительное дело — по данным РУСАЛа, его Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) последние годы наращивает производство, выйдя по выплавке алюминия уже на первое место в мире. Наращивает мощности и Сибирская генерирующая компания, ее Красноярская ТЭЦ-3, ранее дававшая только тепло, пять лет назад ввела в строй первый энергоблок установленной электрической мощностью 208 МВт. Ток дает сжигаемый уголь. И при всем при этом краевая администрация уверена, что в Красноярске год от года дышать все легче, а экологическое состояние города стремительно улучшается.

На вопрос: проинформировано ли правительство РФ о катастрофической экологической обстановке в Красноярске, вицегубернатора Красноярского края Инесса Акентьева ответила: «Согласно государственному докладу Минприроды РФ «О состоянии и об охране окружающей среды в Российской Федерации в 2015 году» г. Красноярск в 2015 году исключен из приоритетного списка городов Российской Федерации с наибольшим уровнем загрязнения атмосферного воздуха». Исполнитель этого радужного в плохом смысле доклада Дмитрий Еханин, замминистра природных ресурсов и экологии края, уже вошел в анналы своим советом терпящим бедствие красноярцам: «Заводские запахи уже настолько устоялись на территории традиционных мест, что граждане уже должны были к ним привыкнуть».

Что касается оптимизма городских властей, то он объясняется просто — содержание в таежном воздухе формальдегида и фенола резко снизилось благодаря постановлению Главного государственного санитарного врача, одним росчерком пера втрое увеличившим ПДК по этим ядам. Вероятно, мы, население России, крепчали-крепчали и наконец-то окрепли настолько, что стали в разы устойчивее к токсичным веществам.

Впрочем, обращать большое внимание на цифры снижения выбросов бессмысленно еще и потому, что все контрольные данные, по большому счету, представляют собой оычную бутафорию. На трубах датчиков нет. У заводских стен, под факелом постов отбора воздушных проб — нет. Следить за тем, что выбрасывается в воздух, поручено самим субъектам выбросов. И информация о снижении выбросов исходит от производителей продукта и дымов, а не от независимого наблюдения.

Насчет главной беды — ночных залповых выбросов — региональные власти прямо говорят, что по вечерам и ночам организовать экологический надзор невозможно: по закону чиновник не может работать больше, чем 40 часов в 5-дневную неделю.

Нет, конечно, нельзя сказать, чтобы большие начальники сидели сложа руки. Работа в городе буквально кипит. Только что, например, Природоохранная прокуратура отрапортовала о выявлении нарушений в деятельности нескольких котельных. Выброс от дымовой трубы транспортного участка на ул. Цимлянской, 21 превышал предельную норму по бенза(а)пирену в полтора раза. А мощность пылеулавливающих установок на котлоагрегатах котельных оказалась ниже проектной аж на 6%. Возбуждено семь дел об административных правонарушениях, должностным и юридическим лицам предстоит выплатить штрафы от 1000 до 80 000 рублей. Но что-то подсказывает, что серо-желтая лепешка смога так и продолжит висеть над городом, превращая его в огромную газовую камеру.

18 марта Красноярск выйдет на митинг «За чистое небо». Видимо, следующим шагом станет борьба со строительным лобби – ведь смог над городом не развеивается ветром в первую очередь потому, что ветра здесь больше нет. Красноярск и так разместился в котловине, так еще и власти — бывшие и нынешние — позаботились о том, чтобы плотность застройки попросту не давала ветру свободно гулять.

Ну и закончим еще одним источником загрязнения, по некоторым оценкам, ответственным аж за 40% красноярского смога. Это местный автохлам, заправляемый на АЗС некачественным топливом. Почему-то никого из местных борцов за чистый воздух это направление работы не привлекло. И мы вовсе не собираемся спрашивать, на чем именно добираются к местам митингов красноярские экоактивисты. Просто обозначаем проблему. А решать уж вам самим, красноярцы.

НКК, Новая газета, NewsLab