«Корпорация развития» в ЯНАО застряла на мосту через Надым

Бизнес

«Корпорация развития» в ЯНАО застряла на мосту через Надым

Для консервации моста через реку Надым дали полгода.
10.09.2019

Проект создания «Северного широтного хода» на Ямале вновь оказался в центре скандала. С 2014 года брошенным остается недостроенный железнодорожный мост через реку Надым. Объект за бюджетный счет планировала возвести «Корпорация развития», которая сегодня полностью отстранена от работы над СШХ. Роспотребнадзор уже третий год требует законсервировать имущество, возведенное за госсчет, но компания настойчиво игнорирует предписания. У общества нет средств для завершения строительства соцобъектов в ЯНАО, под которые она уже получила деньги из бюджетов «тюменской матрешки». Несмотря на заверения властей ЯНАО, «проворовавшаяся компания», чьи менеджеры смогли незаконно обналичить более миллиарда рублей, в 2019 году все же добилась выделения нового транша в 1,9 млрд. Правда, эти деньги корпорация, которая с недавних пор находится под контролем чиновников Ямала, тратить не спешит. За 2019 год не было расторговано ни одного крупного госконтракта на реализацию обещанных проектов.

Северо-Уральское управление Ростехнадзора в суде требует привлечь АО «Корпорация развития» к административной ответственности за неисполнение предписания, выданного еще в 2017 году. Инспекторы ведомства требовали от компании провести консервацию второго этапа строительства мостового железнодорожного перехода через реку Надым в ЯНАО.
Объект остается брошенным с 2014 года по сей день. Компанию в 2018 году уже привлекали к ответственности за нарушение сроков исполнения предписания, но госструктура продолжает игнорировать требования управления. После августовской проверки специалисты Ростехнадзора дали КР новый срок для спасения еще сохранившейся части госимущества. Компания должна законсервировать стройку до февраля 2020 года.

Напомним, в рамках проекта создания «Северного широтного хода» через реку Надым планировалось построить два моста – автомобильный и железнодорожный. Объект для машин ввели в эксплуатацию, а недострой для РЖД так и остался брошенным. Первый подрядчик стройки – «Мостострой 12» (аффилирована с бизнесменом Александром Забарским), с которым был расторгнут контракт из-за сорванных сроков и неудовлетворительного качества работ, – потребовал выплатить ему 2 млрд рублей. По его мнению, КР незаконно удержала средства, сославшись на невыполненные объемы. Госкомпания, которой на тот момент временно руководил Сергей Новицкий (считается другом Забарского), проиграла иск на основании заключения эксперта Алексея Болтунова из АНО СОДЭКС МГЮА имени О.Е. Кутафина.

В 2018 году после заявления юристов КР следственное управление СК РФ по ЯНАО возбудило в отношении Болтунова уголовное дело, в рамках которого Российским федеральным центром судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации проведена экспертиза заключения, которая показала, что документ не соответствует фактически установленным при производстве экспертизы обстоятельствам и содержащимся в представленной для производства экспертизы документации. Было доказано, что Болтунов знал о недочетах своего заключения и заведомо предоставил недостоверную информацию. Однако уголовное дело в его отношении было закрыто за истечением срока давности. Но и в удовлетворении требований «Мостостроя-12» также было отказано.

За время судебных тяжб от проекта по созданию «Северного широтного хода», для реализации которого и была создана на тот момент компания «Урал промышленный – Урал полярный», КР была полностью отстранена. Имевшуюся проектную документацию было решено передать структурам РЖД. Именно поэтому корпорация полностью заморозила работы в этом направлении. Компания, не имея средств, обязана выполнить взятые и даже профинансированные из бюджетов Тюменской области, ХМАО и ЯНАО обязательства в рамках шестистороннего соглашения с «Транснефтью» по строительству социально значимых объектов на территории Ямала, через которую прошел трубопровод Заполярье – Пурпе. Завод по выращиванию мальков сиговых видов рыб на реке Таз строить так и не начали. Не ведутся работы и по созданию полигона ТКО в Тазовском районе. Очистные сооружения в микрорайоне Коротчаево также не введены в эксплуатацию.
Тем не менее в феврале 2019 года в ЕГРЮЛ «Корпорации развития» были внесены изменения, согласно которым АО увеличило уставный капитал до 31,3 млрд рублей, разместив допэмиссию почти на 1,9 млрд. Покупателем акций стал Ямало-Ненецкий автономный округ, представители которого планировали закрыть сделку в конце прошлого года, но до момента смены руководителя набсовета деньги оставались в региональной казне.

В настоящее время пост руководителя наблюдательного совета занимает Олеся Швайгер – директор департамента имущества округа. Каждый из регионов-акционеров ввел в набсовет по два своих представителя. Бывший председатель Виктор Гузь, представлявший в корпорации полпредство в УрФО, был исключен из руководства компании. С момента получения средств КР и ее «дочки» не разместили ни одного крупного госконтракта на достройку соцобъектов.

«Я думала, что все, мы уже больше не будем никогда вкладываться в эту компанию, даже тогдашний губернатор Дмитрий Кобылкин заявлял, что «Корпорация развития» больше средств не получит, но пришел новый губернатор, и мы опять выделили деньги. Уже и руководство проворовалось, и даже сажали их. Правда, отпустили потом, видимо, человек хороший. Раз так происходит и все об этом знают, значит, это кому-то нужно», – поделилась суждением депутат Заксобрания ЯНАО Елена Кукушкина.

Напомним, уголовное дело о хищении более чем миллиарда рублей госкорпорации было возбуждено в отношении бывшего руководителя Сергея Маслова. Было установлено, что его заместитель Сергей Лукин разместил на счетах «Народного кредита» около 2 млрд рублей. Деньги постепенно выводили, передавая наличность Лукину. Спустя некоторое время проблемный банк лишился лицензии. Взятый под стражу экс-менеджер КР заявил, что не только сам получал выведенный кэш, но и делился средствами с Масловым и его заместителем Владимиром Карамановым. Оба они были помещены под стражу. После продолжительного следствия силовики пришли к выводу, что имел место договор со стороны Лукина, так как кроме его показаний и слов его пособников, доказательств причастности остальных топ-менеджеров не нашлось. Обвинения были сняты, однако вернуть украденные миллиарды госкомпании полностью так и не удалось.