«Коровка» языком слизнула: с Саргиза Арутуняна и Дмитрия Сухоносова хотят взыскать 114 миллионов рублей

Бизнес

«Коровка» языком слизнула: с Саргиза Арутуняна и Дмитрия Сухоносова хотят взыскать 114 миллионов рублей

«Ренна-Холдинг» считает, что «Кубанская коровка» незаконно использовала товарный знак «Коровки из Кореновки».
28.11.2019

Арбитражный суд Москвы рассмотрит заявление ЗАО «Ренна-Холдинг» о привлечении к субсидиарной ответственности Саргиса Арутюняна и Дмитрия Сухоносова, владельцев ООО «Кубанская коровка». Финансовые претензии «Ренна-Холдинга» вызваны незаконным использованием этой компанией товарного знака, сходного с брендом «Коровка из Кореновки». Ранее суд признал за правообладателем, пострадавшим от выпуска контрафакта, право на компенсацию в сумме 114 млн руб.

Арбитражный суд (АС) Москвы при рассмотрении дела о банкротстве ООО «Кубанская коровка» назначил на 10 декабря первое заседание по заявлению ЗАО «Ренна-Холдинг» о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника, говорится в материалах суда.

Заявление «Ренна-Холдинг» слушается повторно. В июне текущего года АС согласился с позицией заявителя и привлек к субсидиарной ответственности Саргиса Арутюняна и Дмитрия Сухоносова, соучредителей ООО «Кубанская коровка», а также аффилированные структуры – компании «Кубарус-Молоко» (основном акционером до 2014 года был Саргис Арутюнян) и «СЭД» (господин Арутюнян является гендиректором общества). В августе текущего года апелляция отменила решение о привлечении к субсидиарной ответственности юридических лиц, а затем кассационная инстанция (арбитражный суд Московского округа) вернула дело на новое рассмотрение.

Финансовые претензии «Ренна-Холдинга» касаются незаконного использования «Кубанской коровкой» товарного знака. Как ранее писал “Ъ-Юг”, спор из-за этикетки со словом «коровка» и изображением коровы на фоне сельского пейзажа начался в 2011 году. ЗАО «Кореновский молочно-консервный комбинат», входящий в «Ренна-Холдинг», запатентовал товарный знак «Коровка из Кореновки» в 2008 году, а затем обратился в суд с требованием запретить ООО «Кубанская коровка» выпускать продукцию под сходным брендом. Судебный спор длился несколько лет, в итоге суд признал правоту ЗАО «Ренна-Холдинг» и в 2014 году постановил взыскать с ООО «Кубанская коровка» в пользу правообладателя компенсацию в объеме 114 млн руб., что составляет двукратную стоимость контрафактного товара. Выплачивать компенсацию ООО «Кубанская коровка» не стало, в связи с чем ЗАО «Ренна-Холдинг» инициировало банкротство компании («Кубанская коровка» была признана несостоятельной в январе 2019 года), а затем установило в реестре свои требования на 114 млн руб.

Как полагает кредитор, Саргис Арутюнян, Дмитрий Сухоносов, а также компании «Кубарус-Молоко» и «СЭД» причастны к выпуску и продаже контрафактной продукции под маркой «Кубанская коровка», поэтому должны нести субсидиарную ответственность по долгам банкрота и наравне с ООО «Кубанская коровка» компенсировать ущерб правообладателю.

Получить комментарий ЗАО «Ренна-Холдинг» по перспективам разрешения спора оперативно не удалось – запрос “Ъ-Юг” остался без ответа. В ООО «СЭД», директором которого является Саргис Арутюнян, сослались на отсутствие руководства.

По мнению экспертов, у ЗАО «Ренна-Холдинг» есть шанс получить решение о взыскании компенсации. «Менеджмент, осуществляющий фактическое руководство, может быть привлечен к субсидиарной ответственности. Текущая редакция закона о банкротстве относит к контролирующим лицам, подлежащим субсидиарной ответственности, в том числе физических лиц, имеющих фактическую возможность определять действия должника. Как разъяснял Верховный Суд РФ, осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия формально-юридических признаков аффилированности»,– отметил Антон Бабенко, партнер и исполнительный директор юридического бюро «Падва и Эпштейн». По мнению юриста, суд должен установить степень вовлеченности лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений.