Константин Голощапов стрижет бюджет Москвы

Константин Голощапов стрижет бюджет Москвы


Константин Голощапов стрижет бюджет Москвы
Контролируемый «массажистом Путина» «Зарубежцветмет» за 5 лет выиграл половину контрактов на озеленение города — на 9,54 млрд руб.

Оригинал этого материала
MSK1.ru, 22.08.2022, Где посадки? Как архитектор «дворца Путина» и основатель закрытого клуба чиновников зарабатывают на деревьях в Москве, Фото: via lenpravda.ru, Иллюстрации: MSK1.ru

Никита Куликов

Константин Голощапов

В 2019 году Москву признали «самым зеленым мегаполисом мира» по количеству парков на душу населения, в 2021 году эту же мысль озвучил мэр Москвы Сергей Собянин в своем блоге. Каждый год на озеленение, новые деревья, благоустройство парков и природных территорий городские власти тратят миллиарды рублей. А значит — кто-то на этом зарабатывает.

Сейчас в столице действует несколько программ по озеленению. Например, «Наше дерево» — по задумке чиновников, любая семья после рождения ребенка может бесплатно высадить в парках и лесопарках именное дерево. Есть также программа «Миллион деревьев» — с 2014 года и по сегодняшний день москвичи оставляют заявки на озеленение своих дворов через проект «Активный гражданин».

MSK1.RU изучил документы и выяснил, что около половины всех контрактов на озеленение Москвы выполняет одна и та же компания, которая принадлежит известному миллиардеру Константину Голощапову. Он считается приближенным к Владимиру Путину. Помимо него, деньги на озеленении зарабатывают крупный московский девелопер и человек, связанный с архитектором скандального дворца в Геленджике.

Сколько стоят деревья

Москва действительно очень любит деревья: с 2014 года их количество увеличилось чуть больше, чем на 20% — с 1026,1 до 1252,9 квадратного километра. По данным Мосстата, это примерно половина от всей площади города. Динамика за эти восемь лет, правда, оказалась неравномерной: в 2017 году власти Москвы отчитывались, что в городе засажено деревьями и кустарниками 1440 квадратных километров (больше, чем сейчас). При этом количество самих деревьев и кустарников в отчетах не указывают — только квадратные километры.

А еще в Москве любят дорогие деревья: в мае мы рассказывали, что в рамках благоустройства улиц на севере города высаживают липы стоимостью в 322 тысячи рублей за штуку, а клены — по 303 тысячи. Это стоимость именно саженцев, без учета расходов на посадку, полив и последующий уход за молодыми деревьями.

Липы и клены — самые популярные деревья в столице, вместе они занимают более 50% от общего числа деревьев внутри МКАДа

Расценки разнятся от контракта к контракту. Иногда это зависит от разных параметров — высоты или обхвата ствола. Например, в рамках программы «Наше дерево» липы закупают по цене 77 тысяч рублей за саженец.

Липы за 300 и за 70 тысяч — разные. На севере Москвы высаживали европейский сорт «Паллида» высотой в 5–7 метров и обхватом ствола 40–45 сантиметров. По «Нашему дереву» липы сажают попроще и пониже — 1,5–2 метра высотой (обхват ствола в документации не уточняется). При этом первую можно купить напрямую в питомнике почти в три раза дешевле — за 115 тысяч, а вторую вообще можно найти за 5 тысяч рублей.

Для этой иллюстрации мы взяли деревья из «Питомника Савватеевых» — одного из крупнейших поставщиков саженцев в Москве и области. Он принадлежит главному редактору и гендиректору газеты «Комсомольская правда» Владимиру Сунгоркину и его близким — Ирине Савватеевой и ее брату Александру.

Мы сравнили цены на одинаковые липы и клены по госконтрактам и при покупке напрямую у поставщиков. Разница ощутима

А иногда одинаковые деревья в рамках разных контрактов почему-то стоят по-разному. Например, в контракте на озеленение крупнейших парков «ель обыкновенная» стоит около 6 тысяч рублей за саженец. В контракте на озеленение Новой Москвы точно такая же ель — чуть больше 6 тысяч рублей за саженец. По программе «Наше дерево» точно такую же ель посадят за 6 тысяч рублей за саженец. Речь идет о ели высотой 1,5–2 метра, ее порода не принципиальна — она может быть «корейской», «хвойной», «обыкновенной» или вообще заменена неким «эквивалентом», следует из смет проектов.

В сметах проектов на озеленение ели, описанные примерно одинаково, стоят по-разному

Кто распределяет деньги? И между кем?

Переломный момент для сферы благоустройства наступил в 2014 году — все парки передали от одного ведомства к другому. Если раньше за них отвечал Департамент ЖКХ, то теперь озеленение курирует Департамент природопользования.

Этому предшествовали проблемы и конфликты при распределении контрактов. Так, например, «Ведомости» писали, что озеленение Москвы «проводят непонятные фирмы, которые завышают цены в 2–3 раза при низком качестве работы». Из-за этого Сергей Собянин даже обрушился с критикой на своего заместителя Петра Бирюкова — тот курирует ЖКХ в столице (а в 2013 году занимался еще и парками) и, по мнению Собянина, отдавал контракты на озеленение «непонятно кому».

В 2013 году основными «озеленителями» Москвы выступали две компании — «ТХЛ групп» и «Зеленхоз». Вместе они выиграли контракты на 3,5 миллиарда рублей. Для сравнения: в 2021 году в столице разыграли контрактов на посадку деревьев и кустарников чуть больше, чем на 4 миллиарда.

По данным «Ведомостей», «ТХЛ Групп» и «Зеленхоз» связаны между собой. Первая принадлежала ростовским бизнесменам Борису Ли и Александру Хану, а также москвичу Дмитрию Тё, а совладелица второй — жена Бориса Ли Татьяна. Журналисты предполагали, что Дмитрий Тё может быть родственником бизнесмена и совладельца Capital Group Павла Тё. Представитель Capital Group в разговоре с «Ведомостями» это опроверг и заявил, что Павел и Дмитрий — однофамильцы.

Вскоре после скандала, «ТХЛ Групп» была ликвидирована, а компания «Зеленхоз» признана банкротом.


Capital Group — один из крупнейших игроков на рынке недвижимости в России. Самые известные проекты компании — башня «Око» в Москва-Сити и комплекс «Город столиц». Последний — это две башни («Москва» и «Санкт-Петербург») все в том же Сити. Из расследования MSK1.RU можно узнать, что в этих башнях живут мама министра Мантурова, сын директора «Ростеха» Чемезова, родня Башара Асада и другие известные люди.

Сейчас крупнейшие контракты на озеленение разыгрывает «Московское городское управление природными территориями» (коротко — «Мосприрода») и подведомственная ей «Дирекция Мосприроды». Первая заключает контракты на озеленение парков и природных территорий, вторая — на озеленение дворов и территорий по программе «Активный гражданин».

За последние 5 лет эти две организации разыграли более 20 миллиардов рублей. Почти половину из них выиграла компания «Зарубежцветмет», которую контролирует «массажист Путина» Константин Голощапов. Впервые журналисты назвали его так в 2002 году, это прозвище закрепилось за бизнесменом и используется до сих пор. Но о Голощапове — позже.

Кто еще озеленяет Москву

Кроме уже упомянутого «Зарубежцветмета», в пятерку крупнейших вошли компании «Техстрой индустрия», «Петербургский ландшафт», «Ривьера» и «Рослесинфорг».

Крупнейшие подрядчики, которые озеленяют Москву

Расскажем немного о каждом. ФГБУ «Рослесинфорг» — правительственная организация, которая занимается «решением лесоучетных задач в интересах государства». В Москве «Рослесинфорг» выигрывал контракты на постановку лесных территорий на кадастровый учет. Оказывается, это стоит серьезных денег — больше двух миллиардов рублей.

А вот компания «Ривьера» — это действительно крупный игрок на «зеленом» рынке. Липы за 322 тысячи, про которые мы рассказывали выше, сажали именно они. Вместе с компанией «Ривьерастрой», учрежденной самой «Ривьерой», эта организация выиграла контрактов на 1,5 миллиарда рублей. Компания сажает деревья, которые сама же и продает — в своем питомнике Imperial Garden, который находится на Новорижском шоссе. Но для обычных людей саженцы стоят сильно дешевле, чем для государства: например, те же самые липы за 322 тысячи там продают по 233 тысячи.

Генеральный директор «Ривьеры» — Александр Америка, такую же должность он занимает в компании «Аметист». «Аметистом» владеет Алексей Козловский. Он также является соучредителем компании «Центр Девелопмент» (раньше была известна под названием ООО «ИНКОМ-Центр») — ее предыдущий владелец — бизнесмен Сергей Козловский, возможный отец Алексея Сергеевича.

Еще один вероятный сын Сергея Козловского — Денис. В компании Дениса Козловского «Ривьеравитта» одним из соучредителей раньше был Руслан Мякишев, один из акционеров «Ривьеры». У Дениса Козловского также есть совместный бизнес с другим — правда, уже бывшим — акционером «Ривьеры» — Русланом Саркисяном. Вместе они управляют компанией «Фудцентр», которая занимается строительством недвижимости.

Получается, что нынешние и бывшие владельцы «Ривьеры» раньше имели бизнес, связанный с Сергеем Козловским. Сам он известен как владелец корпорации «ИНКОМ-Недвижимость». Это один из лидеров российского рынка риэлторских услуг и крупнейший девелопер загородной недвижимости Подмосковья. Козловский продает элитную загородную недвижимость под брендом Villagio Estate.

Другой интересный и крупный подрядчик-озеленитель — «Архитектурная студия «Петербургский ландшафт»». Вместе со связанными компаниями «ФРМэйд» и «Горзеленхоз» этот подрядчик выиграл контрактов более, чем на 2 миллиарда рублей. Владелец и гендиректор «Петербургского ландшафта» Александр Большаков был соучредителем «ФРМейда» с 2013 по 2017 годы и «Горзеленхоза» с 2010 по 2016.

У Большакова есть еще один интересный бизнес — он был соучредителем коммерческого банка «Союзный». В 2018 году ЦБ лишил «Союзный» лицензии в том числе, за «многочисленные нарушения законодательства и нормативных актов Банка России в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»

Крупнейший владелец этого банка — Ланфранко Чирилло, его называют архитектором скандально известного «дворца Путина» в Геленджике. Как пишет «Медуза» (признана иноагентом) со ссылкой на итальянский журнал, Чирилло начал работать в России в девяностых, строил дома для президента «Лукойла» Вагита Алекперова и других бизнесменов. Он также один из героев нашего большого расследования о том, кто владеет недвижимостью в башнях Москва-Сити.

Еще один крупный учредитель этого банка — Татьяна Кузнецова, она, судя по данным «КО», — супруга экс-полковника ФСО Олега Кузнецова. Именно она, как пишут журналисты, может управлять тем самым дворцом в Геленджике.

Второе место в топе крупных подрядчиков «Мосприроды» занимает компания «Техстрой Индустрия», которая занимается производством рулонных газонов. Соучредители «Техстроя» очень любят спорт: например, Сергей Крючков является президентом гольф-клуба «Тайгер», а у Олега Сухоренко есть свой спортивно-досуговый центр «Альпийский лед». У «Мосприроды» компания выигрывала контракты, например, на 6 тысяч рублей Битцевского леса и восстановление прудов в парке «Покровское Стрешнево».

Что известно про крупнейшего подрядчика «Зарубежцветмет»

Компания появилась еще в 70-е. В те годы она поставляла материалы для строящихся за рубежом при содействии СССР объектов: например, предприятию «Эрдэнэт» в Монголии (там добывают медь). Всего при участии советского «Зарубежцветмета» были построены или реконструированы более 90 производств в 24 странах мира — на Кубе, в Турции, Индии, Египте, Болгарии, Алжире, Афганистане и даже странах Африки.

В 90-е годы компания была приватизирована. Тогда же она получила новый виток развития — стала производить специальный кирпич для реставрации памятников культуры и архитектуры, включая монастыри и храмы (сейчас на официальном сайте «Зарубежцветмета» вся информация об этом почему-то удалена).

В нулевые «Зарубежцветмет» частично перепрофилировался. К строительству/эксплуатации предприятий цветной металлургии и производству особых кирпичей добавилась еще одна задача — «охрана окружающей среды». В компании есть даже специальный департамент экологических проектов: с 2011 года там занимаются озеленением Москвы.

Как указано на официальном сайте компании, «Зарубежцветмет» высадил более 70 тысяч деревьев и освоил более 160 контрактов, из них государственных — 146. По данным госзакупок, все из них — на озеленение столицы. Именно «Зарубежцветмет» занимается посадкой деревьев в крупнейших парках, например «Битцевском лесу» и «Покровское Стрешнево».

Причем большая часть контрактов на благоустройство этих территорий — спрятаны. В своем расследовании журналист Иван Голунов писал, что контракты на 107 миллиардов рублей в Москве оказались фактически засекреченными: власти столицы проводят работы без объявления тендеров.

Кроме уже упомянутых территорий, «Зарубежцветмет» сажает деревья в парках — «Измайлово», «Косинский», «Москворецкий», «Серебряный бор», «Царицыно», в Сокольниках и многих других. А еще — во дворах столичных домов и лесах Новой Москвы. Практически везде, кроме улиц, — контракты в рамках программы «Моя улица» обычно выигрывают другие крупные подрядчики, например, «Европарк» или «Ривьера». «Зарубежцветмет» в них даже не участвует.

Зато часто «Зарубежцветмет» отдает свои контракты субподрядчикам. Обычно компания привлекает к работам ООО «Город мечты». Вплоть до 2019 года «Город мечты» сам периодически выигрывал контракты на озеленение, суммарно на полмиллиарда рублей. Сейчас гендиректор этой компании Алексей Коробов зарабатывает через субподряды. У него, кстати, был совместный бизнес — бизнес-центр «Трофимовский» — с бывшим директором ГКУ «Дирекция Мосприроды» Андреем Латыповым (он занимал эту должность с 2016-го по 2019 годы). По данным «Контур.Фокуса», Коробов выступал директором «Трофимовского», он находится рядом с «Автозаводской» и сейчас принадлежит оффшору на Кипре.

Кто стоит за этой компанией

Председатель совета директоров «Зарубежцветмета» — бизнесмен Константин Голощапов. По данным «Контур.Фокуса», выручка компании в 2021 году составила 1,7 миллиарда рублей. Она зарабатывает на контрактах от «Мосприроды», поставках оборудования на Кубу и сдаче в аренду офисов на Среднем Овчинниковском переулке, 12. По этому адресу официально зарегистрирован «Зарубежцветмет».

Там же зарегистрировано и Русское афонское общество. Его основал Голощапов вместе с экс-губернатором Санкт-Петербурга Полтавченко в 2005 году, после первого приезда Владимира Путина на Афон. Это общество считается «привилегированным клубом» чиновников: туда так или иначе входили практически все влиятельные госслужащие при губернаторе Полтавченко. С обществом связаны бизнесмены Ротенберги и Гурьевы, а также экс-генпрокурор России Юрий Чайка. После поездки на Афон в 2016 году Сергей Нарышкин стал руководить службой внешней разведки. Храмам на Афоне жертвовали деньги Дмитрий Медведев, патриарх Кирилл и нынешний губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов.

Среди задач афонского общества — развитие и укрепление связей между монахами на Афоне, «представителями братских Православных Церквей» и российским духовенством, а также «популяризация и развитие паломнического движения на Святую Гору Афон», отмечается на официальном сайте московской патриархии. В итоге это совсем не туристическое место, а сейчас оно практически недоступно и для высокопоставленных лиц. Последний раз Владимир Путин приезжал на Афон в 2016 году. После церковного раскола в 2018 году на Афоне официально запрещено причастие и посещение служб.

Никакие регалии не могут передать настоящий статус Голощапова. Как пишет «Фонтанка», его уровень связей в Москве и Петербурге — «предельно возможный».

В нулевые Голощапов вместе с Ротенбергами запускал «СМП Банк», однако сейчас он официально не занимается коммерческой деятельностью. Доля в «СМП Банке« принадлежит жене Голощапова — Ирае Гильмутдиновой. «Деловой Петербург» в 2020 году оценил ее состояние в миллиард с лишним рублей. У нее также есть совместный бизнес с сыном экс-губернатора Петербурга Полтавченко. Им принадлежит компания «Монолит-Строй» (зарегистрированная в офисе «Зарубежцветмета») — это завод по производству МДФ-плит в Томске. По данным «Контур.Фокуса», чистая прибыль компании в 2021 году составила 1,7 миллиарда рублей. В прошлом году Гильмутдинова учредила фармацевтическую компанию «Аксиофарм» совместно с Институтом инженерной физики, который проводит экспертизы «в интересах Минобороны РФ».


Два месяца назад Константин Голощапов покинул Россию — аккурат перед обысками, которые провели у него дома в Санкт-Петербурге. Наши коллеги из «Фонтанки» писали, что обыск связан с делом о строительной компании «Нострум» — одного из крупных подрядчиков питерского «Водоканала» и «Ленэнерго». Отношение к «Нострумому» Голощапов также имеет через супругу: Ирая Гильмутдинова вместе с совладельцем «Нострума» Михаилом Ковалевым (50%) развивала компанию «Центурион», которая занимается управлением недвижимостью. «Центурион» был ликвидирован в 2014 году, СК «Нострум» в свою очередь в этом году был признан банкротом, несмотря на миллиардные госконтракты.

Всего за последние 10 лет — с 2011-го по 2021 годы — в Москве высадили более 10 миллионов деревьев и кустарников (по данным мэрии города). В столице и сейчас действует больше десятка разных программ по озеленению. Дорогие московские деревья не раз становились поводом для журналистских текстов и внимания общественности. Однако «зеленые» аномалии можно найти и в регионах: например, ель в Самаре почему-то стоит в три раза дороже, чем такая же ель в Москве.

Самые дешевые деревья — и липы, и ели — мы смогли найти в Екатеринбурге. Аналогичные липы в Москве закупают почти в 50 раз дороже.

Мы сравнили, за сколько покупают одинаковые липы и ели в разных регионах России

Важно отметить и то, что не всегда эти посадки выполняются с должным вниманием к окружающей среде. Дело не только в том, что в столице благоустраивают дикие природные зоны без внятной экспертизы и опубликованной документации, как это сейчас происходит с «Битцевским лесом» и «Покровское Стрешнево». А в том, что власти Москвы до сих пор не приняли экологическую стратегию до 2030 года — «Москва. Сохраним природу, развивая город» (в 2017 году опубликовали лишь ее проект). На эту тему было выпущено лишь одно постановление, в котором «улучшение качества окружающей среды» объявляется приоритетом.